Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЗАМАХ НА РУБЛЬ, УДАР НА КОПЕЙКУ

ЗАМАХ НА РУБЛЬ, УДАР НА КОПЕЙКУ

цифровой рубль

Председатель Комиссии СФ по информполитике Алексей Пушков выполняет поручение палаты, на которое сам напросился, по разработке закона против trash-stream.

Trash-stream для России относительно новое явление, на котором можно хорошо заработать. В прямом эфире с трансляцией на сетевых платформах проводится акция унижения человеческого достоинства, члено­вредительства и иногда убийства. Фактически состоялось воплощение сильно развитого в США экранного жанра, обобщенного фильмом Билла Гуттентага «Смерть в эфире» 2007 года. Фильм указывает на мотивацию организаторов – поправить падающие рейтинги телеканала.

В части мотивации исполнителей получился диссонанс. В докомпьютерную эпоху авторы nonfiction-варианта смерти в прямом эфире через вмонтированную в глаз персонажа миниатюрную видеокамеру придавали своему продукту элементы героики под давлением безысходности человеческой жизни. После появления технической возможности идея привлекла маргиналов с гремучей смесью садомазохизма с эксгибиционизмом и жаждой славы, когда славиться нечем.

Trash-stream описан и откомментирован не менее обильно, чем представлен. Наблюдатели за наблюдающими сходятся во мнении относительно стремления к славе. Древняя, как само человечество, мотивация получила новый импульс в 2020 году: карантинный домашний арест, массовый рост внутреннего напряжения в связи с волной физической турбулентности, возможности технической реализации отработанной в прошлом веке модели.

Именно в 2020-м явление приобрело черты манипуляции обществом и государством. Очевидно, прокуратура и сенат получили, мягко говоря, стимул за то, что прозевали очередное покушение на власть над массовым сознанием в преддверии очередного избирательного цикла.

Почему-то миссию по trash-stream получил Алексей Пушков в СФ, а не председатель думского комитета по информполитике Александр Хинштейн.

Исполненный решительности и возмущения в связи с торжеством жестокости и унижения в сети, Алексей Пушков выступил на пленарном заседании СФ и затем на персональной пресс-конференции в МИА «Россия сегодня». Анонсировал заседание специально созданной рабочей группы СФ. Тут же признался, что мероприятие пройдет в закрытом режиме. Потому что обсуждаются пока только предложения, СМИ могут их переиначить в принятые решения.

Опытный Пушков знает, что СМИ могут, то обязательно будет исполнено.

В пятницу, 19 февраля, в СФ прошло второе заседание рабочей группы по trash-stream. Журналистам показали только вступительное слово Пушкова семь минут и затем восемь минут после отрезанного начала его комментария по итогам мероприятия.

Забегая вперед, приходится отметить очередной факт бурной деятельности в отсутствие какого-либо внятного итога. Предположительно никаких изменений законодательства принято не будет. Роды парламентской горы прошли тайно и настолько тяжело, что на выходе не получилось даже компьютерной мышки.

Риторика Пушкова изменилась. Международный аспект исчез. Манипуляция обществом редуцировалась до манипуляции жертвой в определенных обстоятельствах и, возможно, с ментальными отклонениями.

Пушков поблагодарил за участие Игоря Колчевского из ВНИИ МВД и Дамира Ережипалиева из НИИ Прокуратуры. В чем заключалась их позиция, можно только предполагать по изменению позиции самого Пушкова до и после заседания рабочей группы.

Открывая заседание, сенатор среди прочего сказал: «Рабочей группе необходимо включить дополнительный пункт, указывающий на запрет публичной демонстрации такого рода материалов. Это раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать… Двенадцать возможных поправок. Я подчеркиваю, что это все возможно. На этом этапе двенадцать возможных поправок в Уголовный кодекс».

«Мы должны предусмотреть наказание, я считаю, что это абсолютно принципиальный момент вне зависимости от того, подана жалоба или не подана жалоба. Потому что можно найти людей, которые будут добровольно играть эту роль, не отдавая себе в полной мере отчета в последствиях, во-первых, во-вторых, людей в безвыходном положении. Я вообще считаю, дожидаться жалобы в этой ситуации, на мой взгляд, даже если это формально соответствует закону, это не соответствует морально-нравственным законам. Мы должны защитить людей от такого рода эксплуатации», – сказал Пушков.

После рабгруппы звучали уже какие-то оправдания: «Речь идет только о стриминге, содержащем насилие, угрозу жизни и здоровью человека и унижающем человеческое достоинство. Мы не покушаемся на стриминг как таковой. Потому что стриминг – это гигантский феномен, и мы занимаемся его очень небольшой и очень зловредной частью – это вот такая пока еще, так сказать, маленькая раковая опухоль пока не развилась до пределов, угрожающих общественному организму, и с ней, думаю, нужно правильно поступить, как с ними и поступают, чтобы она не разрослась и не превратилась в большую проблему».

Напомню, что стартовый пафос был связан с двумя возмутительными моментами. Сети, предоставляющие платформы под унижение, членовредительство и смерть, не имеют представительств в России.

Большая пятерка интернет-гигантов монопольно захватила сетевой рынок России, но их невозможно даже просто попросить прекратить демонстрацию преступлений против человечности, обращаться к ним приходится через почтовый ящик в Лондоне.

Замах был обозначен серьезный. Сетевая манипуляция становится новой формой идеологического воздействия на общество. Предлагается создать конвенцию о регулировании деятельности Интернет-компаний с очевидной целью ограничения их влияния на государства.

Второй момент связан с искренним непониманием Пушкова ментальности персонажей, добровольно идущих на роль жертвы. По роду своей международной деятельности Пушкову выпало иметь дело с весьма пестрым набором разнообразных людей. В его биографии есть отморозки с гранатами и Калашниковым или хорошо упакованные политики с той же душой и мотивацией. Нормальный человек согласен принять мотивацию денег или на худой конец давления обстоятельств, манипуляции с использованием безвыходной ситуации и умственных отклонений.

С пониманием добровольности мазохизма в голове у сенатора Пушкова как-то не очень складно. Опытный сенатор вязнет в словах, говорит об одном и том же снова и снова, как о каком-то непреодолимом препятствии для разработки закона против trash-stream.

Буквально Пушков сказал следующее: «Понимаете, когда мы запрещаем рабство, мы же не говорим, что раб, поработав пятнадцать лет рабом, потом пойдет и подаст жалобу, я был пятна­дцать лет рабом, жил в землянке и меня накрывали дерном, понимаете, на ночь. Вот.

Рабство запрещено просто как факт эксплуатации человеческого труда против его воли, и так далее. Вот. Здесь, да, может быть воля и желание, но они вызваны определенными обстоятельствами. Люди могут быть предметами шантажа, люди могу быть не вполне, так сказать, не полностью контролировать в том числе и собственные действия. Есть и люди с некоторыми отклонениями психическими. Это не значит, что они ненормальные, у них есть гражданские права, они имеют право голосовать, иметь собственность и так далее. Но у них могут быть некоторые отклонения, которые могу стать предметом эксплуатации со стороны вот этой публики».

Конец цитаты.

Вопрос на засыпку: странная Грета Тунберг в ООН является предметом эксплуатации? Что тут является мишенью манипуляции – Грета, ООН или человечество в целом?

Напомню про Грету, у нее: синдром Аспергера, обсессивно-компульсивное расстройство и селективный мутизм.

Можно только предполагать сохранение хронического противоречия законодательства и правоприменения. Практики отказываются портить отчетность делами без заявлений пострадавшей стороны. Даже наличие трупа не служит доказательством преступления, поскольку в случае trash-stream человек ушел из жизни по собственному желанию, добровольно.

Дискуссия в СФ напоминает сцену на кладбище из трагедии Шекспира «Гамлет». Два могильщика копают могилу для Офелии и рассуждают о вечном:

– Должно быть, тут было самопадение: иначе невозможно. Ведь суть в том: ежели я топлюсь преднамеренно, значит, я совершаю деяние. Всякое деяние имеет три части: действие, совершение и исполнение. Значит, она утопилась преднамеренно.

– Постой, душа ты моя могильщик…

– Не перебивай! Вот тут вода. Хорошо. А тут – человек. Хорошо. Если человек идет к воде и топится, значит, уж хочешь не хочешь, а это так. Видишь? А если вода пойдет к нему и его потопит, так он не топится. Значит, кто не виноват в своем конце, тот не самоубийца.

– Так в законе значится?

– Да: это закон об исследовании смертных происшествий…

Пушков до Шекспира не дотянул, и у него не получается «закон об исследовании смертных происшествий».

По итогам рабочей группы законодательные задачи сократились до отдельного выделения треш-стримов, возможно не этого понятия, но как явления, которое будет описано через ряд квалифицирующих признаков в качестве отдельной статьи Уголовного кодекса.

Предложение Пушкова сформулировала зампред комитета СФ по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова по конкретному дополнению Уголовного кодекса.

Сама формулировка не прозвучала.

Никогда прежде не слышал от Пушкова столько пустых рассуждений.

Алексей Пушков не юрист и в общем даже не журналист, как принято его квалифицировать, тем более не правовед – специалист по уголовному праву. Он просто очень разумный человек в той степени, в какой можно быть разумным в современных международных и просто человеческих отношениях. Зачем ему включаться в одну из глобальных тупиковых тенденций решения биологических проблем феномена человека через нормативно-правовое регулирование?

Очевидно наперед, наказание за организацию trash-stream не остановит развитие организованного публичного садомазохизма. Так же, как зацепинг или суицид в прямом эфире. Тут не только нет заявления от мазохиста, невозможно идентифицировать садиста, который его к этому принудил, хотя организаторы и провокаторы оставляют следы в сети и иногда вообще не скрываются.

Аномальная турбулентность в природе продолжается и нарастает, провоцируя экстремальные проявления демонстративного поведения у человека. Демонстрация в сети упрощает организацию и высвобождает ресурсы для креатива.

Очевидно также то, что у самого Пушкова есть внутреннее понимание морально-нравственных законов, которым не соответствует «такого рода эксплуатация». Аргументация про раба не выдерживает сравнения с реальностью. В США жалуются на харрасмент спустя двадцать лет и на рабство спустя два века (прадедушку привезли из Африки).

Любопытно, что в СФ параллельно прошли два мероприятия. Если у Пушкова на обсуждение вынесен запрет блогов с трешем, то у главы комитета по науке и образованию Лилии Гумеровой блогеры потребовали защиты авторских прав.

В парламент приглашают блогеров-миллионников, которые зарабатывают на разнообразном треше. Считается, что это реальные миллионники. Накрутки роботами исключили антироботами. Соответственно без экстрима миллион не привлечешь. Конечно, это разный треш, но кто сможет определить границу?

Лилия Гумерова провела заседание секции по информационному взаимодействию и контентному анализу Экспертного совета при Комитете СФ. Участники секции провели опрос с оповещением свыше миллиона человек о ключевых вопросах в системе образования. Ответили 19 тысяч участников.

«Опрос показал, что родителей волнуют вопросы воспитания в школе, дистанционного обучения, случаи травли (буллинга) в учебных заведениях, необходимость медработника в школе, возвращение трудового обучения и воспитания, размещение в соцсетях понятной школьникам рекламы рабочих профессий, а также неподконтрольность соцсетей, необходимость создания конструктивного отечественного контента, направленного на воспитание у детей чувства сопричастности к истории и культуре своей страны, любви к ней», – сообщила Гумерова по итогам.

Итоги опроса использованы при подготовке к правительственному часу с участием министра просвещения.

Отдельное внимание Лилия Гумерова уделила необходимости усиления воспитательной работы с подростками и молодежью. Необходимо менять систему подготовки педагогических работников, специалистов в области воспитания, что нужно налаживать связь «дети – родители – школа».

Казалось бы, подход Гумеровой создает необходимое дополнение к линии Пушкова. 2020 год позволил декларировать возвращение в школу утраченного воспитания. Изменения, как известно, внесены в законодательство. Параллельно приняты нормы о работе с молодежью.

Вынесение контентного анализа на парламентское мероприятие состоялось впервые. Я не помню такой темы, кроме нашей беседы с зав. кафедрой телевидения и радиовещания журфака МГУ Георгием Кузнецовым на полях комитета Госдумы по информполитике.

Кузнецов тогда с горечью сказал, что контент-анализ никто не проводит. Он, естественно, знал об исследованиях своего давнего предшественника на посту зав.кафедрой Энвера Багирова и диссертации Натальи Вакуровой по контент-анализу телепередач под руководством Багирова.

С тех пор прошло уже много лет. Кузнецова давно нет в живых. В настоящее время количественный контент-анализ может проводиться автоматически, и это может быть ключом к решению задач Алексея Пушкова.

Судя по обсуждению темы искусственного интеллекта на ежегодной конференции журфака МГУ 6 февраля, фигурально выражаясь, достаточно перепрофилировать атомную энергию на мирные цели. То есть использовать алгоритмы экстремизма в сети для его предотвращения.

Многолетний опыт работы парламентским корреспондентом не дает понимания, зачем заявлять тему и привлекать в дискуссию людей без малейшего ее понимания. Разве что просто поговорить, заведомо исключив достижение декларируемого решения задачи.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top