Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НЕГАЦИЯ ЗНАНИЙ

НЕГАЦИЯ ЗНАНИЙ

Конференция

Анекдот: что такое – оно есть, а слова нет? Нет, это не то, что вы подумали, а журналист. Он в том, что вы подумали.

Кафедра медиалогии Белорусского государственного университета провела конференцию «Журналистика – Медиалогия – Наставничество: к 100-летию БГУ и 95-летию Б. В. Стрельцова».

Борис Стрельцов закончил филологический факультет БГУ, работая в газетах «Советская Родина», «Красная смена», «Звезда». На факультете журналистики БГУ заведовал кафедрой теории и практики современной журналистики.

В свете текущих событий в Белоруссии с попытками переключить истоки белорусской государственности на фигуры типа Константина Калиновского особое значение приобретает литературное творчество Бориса Стрельцова, его рассказы, роман и сценарии, сотни публицистичес­ких статей и художественно-публицистических произведений.

В 2020 году вдруг оказалось, что мы в России практически ничего не знаем о национальных особенностях белорусского народа, его государственности и законопослушности. Информация появилась в связи с попытками разрушить белорусскую идентичность и заманить ее на русофобию, универсальный инструмент современной геополитики.

Граждан Белоруссии не так много, всего девять миллионов, но они составили своеобразный заповедник на евразийском пространстве, достойный изучения и охраны. Суть в том, что нативная на­циональная идентичность белорусов строится на самодостаточности и для этого не нужен образ врага.

Борис Стрельцов – не Светлана Алексиевич и даже не Борис Васильев. Представить этого автора в числе нобелевских лауреатов немыслимо. Ушла в небытие государственная система, которая его награждала. Однако не совсем, национальная историческая память сопротивляется попыткам ее переписать.

Происходит то, что назвала «негацией знаний» профессор кафедры журналистики и массовых коммуникаций Челябинского государственного университета Марина Загидуллина.

В своем докладе «Коммуникативные практики научного сообщества в аспекте медиатизации общества» профессор Загидуллина предложила не сбрасывать с парохода современности старое знание. Просто это две разные коммуникативные системы – до интернета и после его появления.

Очевидно, журфак Челябинского гос­университета тоже некий заповедник, потому что профессор Загидуллина высказывает и вполне успешно аргументирует утверждения, которые в новой реальности принято опровергать. Например, что профессиональная журналистика начинает звучать ярче.

Журналист фактически работает расследователем, выступает ученым и превосходит науку. Работа современного журналиста не укладывается в специальности. Профессор учит будущих журналистов в условиях текучести научных результатов. Происходит самопроизвольное конципирование действительности.
При этом сейчас нет такого универсального понятия «журналист».

Напоминает любимую часть тела: она есть, а слова нет. Универсальных журналистов в понимании Дэвида Рэндалла в России много, именно Россия обеспечивает миру информационную картину реальности. А само понятие, обозначающее данное явление, тщательно размыто и замылено.

Примерно то же происходит с русским сегментом Википедии. Загидуллина буквально фанат Википедии. Если бы она была министром образования, заставила бы ученых перед защитой диссертации пройти тест на способность написать статью для Википедии по теме своей диссертации.

Профессор права, система рецензирования в Википедии надежнее научных журналов. Во всяком случае, такой научный мусор вокруг коронавируса, как в Nature или The Journal of the American Medical Association, на полях Википедии повляется исключительно в формате объективного отражения событий.

Очевидно, русская Википидея тоже не слишком вписывается в вектор новой реальности. В Германии автора тысячи статей по науке для Википедии наградили премией и чуть ли не короновали. В России даже ссылаться на ее статьи товарищам ученым запрещено, хотя информацию все берут из этого источника.
Однако такова суть постмодернистской эпохи. По словам профессора Загидуллиной, на повестке разгерметизация лабораторий и медиатизация знаний.

Альтерантива – негация. Харизматичное несение ценностей замещает знания. Происходит разрушение традиционной системы знаний. Теряется монополия на индоктринацию.

Для примера профессор привела сторонников идеи плоской земли в США. Тема мигом обрастает претензиями на институциональность.
В то же время знание доступно без посредников. Фактически аннулируется и­ерархия. Знания уже невозможно получить в институциональной системе. Гуглить не учат в школе, этому ты учишься сам. Знаниевый эшелон в науке движется практически так же, как журналистика. Знания о вакцинах сразу появляются в журнале Lancet.

Для разгерметизации лаборатории и медиатизации полученных в ней знаний Загидуллина предлагает эмерджентный метод. Это такой рандомный подход реконструкции целого из осколков подобно голограмме.

Современный журналист работает в условиях перманентного цейтнота. Приходится выбирать между дефицитом информации и дедлайном. В лучшем случае получишь документ объемом сто-двести страниц, и останется его бегло пролистать, авось взгляд что-то выхватит случайно (рандомно). Или осколки придется собирать из наполненных намеками речей участников мероприятия.

Нас учат различать, как распространять знания в научном сообществе и что можно рассказать обществу. Старый комикс отражает недоумение от общения ученого и журналиста. Ученый описал некоторое продвижение в плане познания канцерогенеза, журналист выпускает сенсацию «Ученые победили рак». Ученый посылает журналюгу далеко и надолго, появляется заметка «Ученые путешествуют во времени».

Журналистика во все тяжкие использует крючки ловли внимания аудитории и превращает читателя в наркомана. Для привлечения внимания требуется все более сильное воздействие.

Загидуллина говорит о назревшей необходимости пересмотреть отношение журналистики и общества. Есть кризис науки и есть кризис в журналистике. По замыслу профессора, наука должна быть закоперщиком и улучшить это поле.

Однако из ответов на вопросы становится понятно, что возлагать надежды на самостоятельность науки по крайней мере наивно.

По словам профессора, любая наука нуждается в самоопределении.

Воистину, на конференции кафедры медиалогии БГУ прозвучало много такого, что на самом деле есть, и все делают вид, что нет. В чем секрет институциализации плоскоземельцев? Подобных проектов на поле науч-попа больше реальных научных новостей – левитация, торсионные поля, нейролингвистическое программирование. В ту же корзину падают, поплавав в небесах, сенсации из открытий на Большом адронном коллайдере или про искусственное конструирование опасных вирусов.

Про плоскоземельцев профессор сказала, что нужно глубже смотреть на конспирологию. Это ответ на массовую тревожность. Социальные страхи выливаются в негацию знания. Ах, Пушкин это наше все? Давайте скажем, что Пушкин это наше не все. Причины в том движении, которое привело к такому эффекту негации.

Надо сказать, физиологический подход к стремлению к контаминации знания, включая переписывание истории, давно востребован. Опровергать фейки – путь тупиковый типа работы данаид, приговоренных за убийства мужей вычерпывать воду из бездонного колодца.

Получается погоня за двумя зайцами. Ресурсы журналистики ограничены, по­этому либо мы противодействуем фейкам, либо занимаемся качественной журналистикой – поставил вопрос ребром преподаватель кафедры медиалогии БГУ Игорь Королев.

Он выступил с докладом «Категории «истинность», «достоверность», «объективность» как методологические основания верификации в журналистике».
По словам Королева, теории заговора не появляются на пустом месте, но с целью оправдать свои страхи. У нас слишком много избыточных мнений, а истина всегда одна. Не всегда повестка дня формируется адекватно.

Достоверность субъектная категория, и нет единого подхода. Каждое СМИ утверждает: «Мы объективны», – а остальные все врут?

Журналисты не проверяют факты, а берут то, что может быть интересно общественности. Вместо проверки фактов эмпирической реальности занимаются проверкой малозначительных фактоидов, например, развелась ли Пугачева с Галкиным?

Работу журналиста преподаватель описал метафорически: машина не едет, а мы занимаемся тюнингом и боремся с ржавчиной.

Точнее не скажешь. Людей интересует, что будет дальше, а им подсовывают какую-то чужую жизнь. Мы с гиканьем отвергли советскую журналистику, которой занимался и учил Борис Стрельцов. Не поверили в то будущее, которое определял прежний вариант коммуникации. Остались вообще без будущего, но с развлекательной журналистикой, готовой на все ради виральности продукта своей жизнедеятельности.

По-русски говоря, любой ценой привлечь внимание.

Применив системно-функциональный подход к анализу функций СМИ, завкафедрой медиалогии Наталья Федотова показала, что журналистика как социальное явление может в действительности носить как функциональный, так и дисфункциональный характер, причем как для отдельного человека, так и всего общества.

Функциональный подход отражает отношения системы с другими объектами, с внешней средой. Функцией или поведением системы можно назвать все то, что можно о ней узнать, не касаясь ее внутреннего содержания и абстрагируясь от него. Показано, что рекреация и каждая из ее форм потенциально носят функ­циональный характер, но также могут вызывать и дисфункциональные последствия. Следовательно, развлечение следует разграничивать с развлекательством, суть которого в стремлении к увеселению в ущерб глубине содержания. Как известно, досуг и отдых тоже имеют разноречивую природу и предполагают не только конструктивные способы поведения, но и целый ряд деструктивных форм.

Наталья Федотова представила формальный вывод без обычной вкусовщины. «Виральный» путь развития журналистики с негацией знаний представляется тупиковым. Что за ним, непонятно.

Пока же мы не можем сказать, что будет вслед за пандемией «нового коронавируса». Сначала нам подсовывали новые волны того же вируса, потом другого, и попытки продолжаются. Оказалось, под шум волны происходит вывод экономики в тень и повышение цен.

Из-за давления на науку мы не имеем представления о масштабе текущей волны базовой тревожности, вызванной физической турбулентностью. От нее же зависит прогноз климата и рекомендации пространственного развития. Но мы не знаем, находимся на пике средней волны или в начале большой.
Ради шкурной выгоды навязали всем борьбу с антропогенным потеплением климата и себе Техас отморозили. Никто от этого не поумнел, и все продолжают обсуждать идентификацию конспирологических теорий.

Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА.

Добавить комментарий

Loading...
Top