Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КИТАЙГОРОДСКАЯ СТЕНА СТАЛА «НИКОМУ НЕ НУЖНЫМ АРХИТЕКТУРНЫМ ХЛАМОМ»

КИТАЙГОРОДСКАЯ СТЕНА СТАЛА «НИКОМУ НЕ НУЖНЫМ АРХИТЕКТУРНЫМ ХЛАМОМ»

8 апреля 1934 года столичные газеты сообщали о проведении субботника по разбору Китайгородской стены.

Причем, как подчеркивалось в репортажах, в этом субботнике приняли участие командиры и красноармейцы частей войск ОГПУ. В результате участок Китайгородской стены от Ильинки до площади Ногина (сейчас Славянской площади) был полностью разобран.

За 4 месяца до этого, 2 января 1934 года, рабочие начали разбор знаменитых Ильинских ворот Китай-города. Решение об их сносе было принято в связи с тем, что они «мешают уличному движению, создают хвосты автомашин, подвергают опасности пешеходов».

Все эти мероприятия проводились в рамках реализации постановления Президиума ВЦИК СССР о демонтаже Китайгородской стены, принятого в 1932 году. Необходимость сноса объяснялась тем, что к этому времени, как писал журнал «Строительство Москвы», Китайгородская стена превратилась «в никому не нужный архитектурный хлам, не имеющий даже ценности исторического памятника, примера оборонительной техники того времени».

Проломные ворота для проезда с Лубянской площади в Малый Черкасский переулок
Проломные ворота для проезда с Лубянской площади в Малый Черкасский переулок

Между тем, такого мнения придерживались далеко не все. Так, художник, реставратор и искусствовед Игорь Грабарь считал Китайгородскую стену редчайшим по красоте памятником крепостного зодчества, которым по праву гордилась бы любая столица Европы, если бы он уцелел до наших дней. Споры вокруг будущего этого памятника велись, начиная с XIX века, когда начали поступать первые предложения о его сносе. Но всякий раз городские власти оставляли памятник фортификационной архитектуры «для потомков», иногда проводя его косметическую и фрагментарную реставрацию.

После революции тоже были попытки спасти этот объект архитектурного наследия: в 1925 году Моссовет поручил организовать полную реставрацию Китай-города. В 1925—1926 годах ей руководил архитектор Николай Виноградов. В ходе реставрации стена была очищена от наслоений и различных амбаров, кладовок и пристроек; были устроены дополнительные проезды для трамваев и машин.

О том, как выглядела в эти годы стена, как шла реставрация и что ей мешало, подробно рассказывается в дневниках Николая Виноградова, опубликованных в его книге «Китайгородская стена. Реставрация перед сносом». 14 июля 1925 года он записывает:

«С утра прямо проехал к работам на Старой площади, где прошелся по стене у Варварских ворот и констатировал размыв вчерашним ливнем стены у самых ворот. В момент осмотра на этом участке рабочие убирали мусор. Потом прошел по работам, где нашел скверно сложенную стену с получившейся западиной. Прошел по стене этого участка. Вчерашний ливень не прошел бесследно и здесь. Распорядился отправить рабочих заложить башню, т. е. лазейку в башне Космодамианской, где оборванцы устроили жилье. Рабочие мне рассказывали, что в момент работ там находилось 18 человек жителей, по преимуществу женщин, конечно, оставшихся очень недовольными и угрожавшими пробить стену в других местах».

Снос Китайгородской стены
Снос Китайгородской стены

А запись от 24 августа 1925 года дает представление о том, кто и из каких соображений мешал архитекторам проводить нормальную реставрацию:

«По Китайгородской стене в пятницу десятник сообщил мне, что на работы приходил комендант здания ЦК РКП и сказал, что они против устройства крыши над стеной, так как в ЦК бывает председатель правительства, а стена может способствовать укрытию террористов… Ясно, крыши на стене не бывать, между тем, единственное спасение стены от разрушения – это крыша, без которой она будет разрушаться, и никакой асфальт не поможет».

То есть, к середине тридцатых годов это фортификационное оборонительное сооружение XVI века стало рассматриваться властями в качестве места, откуда предполагаемые «террористы» смогут вести обстрел находящихся в центре города правительственных учреждений.

Полностью уничтожить эту достопримечательность старой Москвы планировали в 1935 году (к концу 1934 года уцелели лишь фрагмент стены за гостиницей «Метрополь», а также стены и башни в Зарядье).

Несмотря на это (отчасти из-за Великой Отечественной войны, приостановившей реализацию многих строительных проектов), работы затянулись вплоть до февраля 1952 года, когда Сталин предоставил Управлению строительства Дворца Советов право разобрать стены и башни в Зарядье. Тогда не до конца был разобран только участок стены по Китайгородскому проезду.

До сегодняшнего дня уцелело лишь несколько небольших надземных участков этого некогда грандиозного сооружения: за гостиницей «Метрополь» и в Китайгородском проезде.

Сергей ИШКОВ.

На снимке: часть Китайгородской стены около гостиницы Метрополь.

Добавить комментарий

Loading...
Top