24 Сентября 2021г. Пятница
  • $ 72.7
  • 85.2
Главная» Эксклюзив» ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ИСКАЖАЮТСЯ В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ ЗАКОНОВ

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ИСКАЖАЮТСЯ В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ ЗАКОНОВ

Лев Московкин/ автор статьи
совет федерации

Постсоветский мир устроен так, что если человек не жалуется, ничего не требует и вообще не умеет встраиваться в систему так называемых прав человека, ни государство, ни общество его не видит.

Бесполезно задавать вопросы. Как писали родственники из Чикаго, для успеха надо быть афроамериканцем, женщиной и матерью одиночной. Постепенно к комплекту присовокупили ЛГБТ и пытаются все совместить, вопреки биологии.

Нормальные человеческие нужды воспринимаются неким отклонением. Свежий пример — пленарные заседания в ГД и СФ, которые прошли в среду, 14 апреля. Депутаты обсуждали очередные запреты на иностранное гражданство. Отклонили законопроект ЛДПР об освобождении от налога доходы граждан ниже двукратного МРОТ. Долго спорили вокруг законопроектов о защите прожиточного минимума должника от взысканий.

С помощью закона депутаты пытаются предупредить многочисленные процессуальные нарушения. С обеих сторон выбран самый худший путь из возможных. Судя по дискуссии, банки раздают кредиты всем кроме тех, кому деньги реально нужны на дело. Должники набрали кредитов и разбежались, их никто не ищет. Платит один из пяти – пенсионер, потому что на фиксированные поступления вроде пенсии очень просто наложить взыскание.

Наверное, логично было бы прописать в законе такой же безусловный механизм защиты заемщика, чтоб неповадно было. Слишком много аппетитов на обеспеченные выплаты в виде пенсий, материнского капитала, компенсации по ОМС и родовым сертификатам.

Логика – не наш путь с тех пор, как окно в мир заменили чужим зеркалом. Оно отражает обязательный для применения фантасмагорический конгломерат суррогатов и посредников – микрофинансовых кредиторов, судебных приставов, ОМС вместо охраны здоровья, пособия вместо труда и зарплаты, ипотека вместо права на жилье, фиктивный прожиточный минимум и маятник post-truth вместо информации.

Отсюда получается закон от ЕР, дающий право должнику обратиться в систему судебных приставов. Если для этого надо принимать закон, то он не будет работать.

Эсеры настояли на одновременном рассмотрении своего варианта, декларативно нацепленного на прямую защиту прожиточного минимума от взысканий. Лучше бы они этого не делали. Реалистичные единороссы в лице Андрея Исаева показали, что их вариант усугубит положение должников из-за занижения региональных ПМ.

На местах массово нарушают действующие законы, занижая данные по МРОТ и ПМ. И все равно денег на социалку не хватает, а развитие вообще не финансируется. Откуда возьмутся деньги? Только из долгов и помощи. При этом за время инфодемии резервы и вложения в US Treasure bills увеличились, но еще больше увеличился теневой сектор экономики с потоками кэша. Соответственно, увеличилось количество миллиардеров. В перспективе — появление триллионеров.

Всех остальных обрекли на борьбу за права. Депутаты делают это с помощью законов. Рядовые граждане могут поплакаться во всероссийскую жилетку – так председатель СФ Валентина Матвиенко назвала Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяну Москалькову.

Жилетки на всех хватает, заверила госпожа председатель.

Владимир Путин предложил оставить Москалькову на второй срок. Отчитываясь перед сенаторами, госпожа Уполномоченный сообщила о появлении нового запроса общества. Запрос на социальную справедливость заметно трансформируется в справедливость процессуальную.

«Люди считают, что им неправильно отказали в возбуждении уголовного дела, неверно прекратили уголовное дело и не нашли преступника. И это надо обязательно иметь в виду», – сказала Москалькова в СФ.

Прилагательное «процессуальный» стало хитом дня в обеих палатах. До отчета Москальковой сенатор с прокурорским прошлым Светлана Горячева ознакомилась с материалами уполномоченного и сказала, что на первом месте сегодня в России количество нарушений процессуального законодательства при расследовании уголовных дел и рассмотрении в судах.

«Может быть, что-то нужно менять в нашей правовой системе тогда? Ну, куда это годится если на первое место выходят именно эти жалобы», вопрос сенатора Горячевой адресовался Сергею Хазанову, который претендовал на вакансию в Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации – представителя общественности.

Ответ Хазанова – шедевральный пример судейского бюрократического языка.

«Процессуальное законодательство меняется постоянно. И безусловно, государство ищет наиболее оптимальные формы, баланс публичных и частных интересов – с одной стороны, защитить права граждан, с другой стороны, чтобы интересы публичные тоже были защищены», – поведал Хазанов сенаторам.

Затем добавил: «Вы знаете, что готовятся новый Кодекс об административных правонарушениях и новый Процессуальный кодекс об административных правонарушениях. И эта концепция, которую утвердило правительство, – выделить отдельный Процессуальный кодекс об административных правонарушениях – существенно может повысить уровень защищенности прав граждан, поскольку там предлагаются отдельные процедуры рассмотрения дел в судах, отдельные процедуры рассмотрения дел в административных органах и так далее».

Что будет далее, примерно понятно. Основным вопросом парламентского дня в среду стал правительственный час «О государственной политике в сферах научных исследований и инновационных разработок для обеспечения технологического прорыва». Перед сенаторами выступал зампред правительства Дмитрий Чернышенко.

Его выступление отражает политическую конъюнктуру и до боли далеко от реальной ситуации в науке. Если думский защитник академической науки Вячеслав Никонов считает науку в России недофинансированной, то Чернышенко уверен, что денег достаточно. В прошлом году на обновление приборной базы выделено аж тринадцать миллиардов.

«Я не могу сказать, это много или мало, могу только сказать, что это в три раза больше, чем годом ранее, но и этого недостаточно. И если в 2019 году у нас 111 научных организаций приняли участие в конкурсе, то в 2020 году их было уже 229», – сообщил зампред правительства.

По словам Чернышенко, средств в исследования вкладывается достаточно. Нужна концентрация именно в направлениях прорыва.

«Мы обсуждали с Валентиной Ивановной (Матвиенко — прим. ред.), что на науку и исследования в стране тратятся немалые средства, это колоссальная сумма – 1,3 трлн рублей», – заявил Чернышенко.

Его намерение создавать новые научно-образовательные центры мирового уровня (НОЦ) за счет зачистки отстающих противоречит базовому принципу финансирования венчурных проектов. По данным из докторской монографии бывшего депутата-физика Ивана Грачева, отдача интеллектуальной собственности не может превышать семи процентов, это максимальный потолок.

Установка «кратно увеличить эффективность на каждый вложенный рубль» по факту означает прекращение финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Другое дело, что действующая организация науки складывалась на моих глазах с начала 1970-х через стравливание ученых мифами о повышении зарплаты для разрушения научных коллективов и школ. Номинальное падение СССР, который из науки к тому времени давно ушел, ознаменовалось разрушением системы НИИ и грабежом советских достижений. Ученый мог заработать гигантскую сумму триста долларов за архив своего НИИ, который для него составлял нулевую ценность. За грабежом пришла цензура, принявшая в науке гротескные формы, прежде всего в эволюционной генетике и в том, что теперь называется «науки о человеке».

Объявленный президентом Год науки и технологий пройдет напрасно, как пропущенный День Парижской коммуны для пьяницы. Парламентские дискуссии вокруг науки отражают хроническое с советских времен неумение интеллектуалов, образованной интеллигенции управлять своими потребностями.

Если бы не Вячеслов Никонов с поддержкой присоединившегося Геннадия Онищенко, смысла обсуждать науку в парламенте не было бы вообще. Принимаемые законы зачастую противоречат законам природы, но обсуждать проблемы с учеными невозможно из-за цензуры. Причем в США ситуация хуже, и признанные научные журналы заполнены, по существу, мусором. Из-за этого ковидная тема после десятилетнего запрета стала такой грантоемкой.

Ничего обнадеживающего в правительственном часе я не услышал.

Когда разум молчит, безумие кричит. Этому способствует порочное устройство постсоветского мира. Нет конкуренции двух лагерей и слышен только тот, кто жалуется в пределах заданной матрицы прав.

Собранием пророков стала Конференция фракции эсеров по вопросам демографии, семьи, материнства, детства и отцовства, борьбе с беспризорностью и безнадзорностью. Ее проводили в Колонном Зале ДС. Высказаться дали всем. Интеллигенты с застарелым кукишем в кармане выстрелили обвинениями во власти и друг в друга, им давно все ясно.

Удивили многодетные женщины. Настоящие многодетные, как до революции. Разница в том, что в прошлом им давали землю, а сейчас дали процедуру. Раньше семья могла построить дом, сейчас без власти и законов — никуда.

Мать девяти детей рассказала целую былину о героическом сражении за законные льготы. Ей приходилось ставить по сотне подписей. От социального контракта пришлось отказаться под угрозой постоянных проверок и возврата денег.

Мать пятерых детей описала ситуацию проще: «Вы пришли за поддержкой? Тогда мы придем к вам! И детей заберем!» Некоторым многодетным матерям буквально выламывают мозги, чтоб отдали детей.

Почему ситуация в науке и демографии одинаковая? Причина проста. Ее сформулировала врач-венеролог Элеонора Пильгуй.

Доктор поставила обществу диагноз: «Эпидемия психогенного бесплодия», и связала ее с тем, что против нас идет война, направленная против института детства. Уничтожение детства в его естественном виде и управление человеческими материалом. Пригласили детей учиться в сети Тик-Ток, а там пропаганда суицидов анорексии, нетрадиционной ориентации. Фертильность населения снижается при росте агрессии, убийств и самоубийств. Россия вышла на первое место по суицидам средам подростков.

Завершающий ведущий, депутат Олег Нилов тщетно добивался от участников чего-то позитивного и потому никак не мог закончить публичный процесс.

Но ведь тут, как говорится в известном анекдоте, — или крестик, или трусы. Если война, надо меры принимать, а не декларации-имитации. Если же многодетные все врут про родное государство — привлечь их к ответственности за разжигание розни. Слова про войну стали такими же привычными, как и сама война. Эти люди в других условиях не жили. Зато всегда есть возможность пожаловаться…

Лев МОСКОВКИН.

 

Лев Московкин/ автор статьи
Загрузка ...
Московская правда