Вы здесь
Главная > КАННЫ

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ НЕЛЮБВИ

В Каннах в конкурсе «Особый взгляд» прошла премьера нового фильма Кантемира Балагова. Предвидим призы и расскажем обо всем.

Фильм Кантемира Балагова «Дылда» в Каннах ждали с замиранием сердца – любовная история двух девушек в послевоенном Ленинграде, тема насколько скользкая, настолько и острая. Второй фильм для режиссера – он трудный самый и то ли потому что за него взялся продюсер Александр Роднянский, который до этого продюсировал картину «Нелюбовь» Звягинцева, то ли потому что режиссер молод (ему 27), но кино получилось с «холодным носом» и абсолютно фестивальным в типичном смысле этого слова.
Показалось, что это такой конструктор, а не кино от сердца. Наверняка продюсер может давно обучать «как снять успешный фестивальный фильм» – какие темы брать, на что давить, кого критиковать, формула просчитана до десятых. Но тогда при просмотре зрители невольно чувствуют, что ими манипулируют, а опытная каннская аудитория особенно, может поэтому после первого просмотра для прессы в зале слышалось нестройное бу, смешанное с аплодисментами.
«Дылда» рассказывает историю о последствиях войны, которые даже порою страшнее войны, о невозможности любви, о том, что малоизвестно, об этом не поют песен и не говорят напрямую и этим он ценен, он напоминает о героинях Светланы Алексиевич из книги «У войны не женское лицо». О том, как жили раненные в госпитале, как пришедшие с фронта не находили себе места в новой жизни, как искривлялось сознание и ничто не могло уже выправить травмированную психику. Как растили чужих детей, которые с детства в Ленинграде не видели ни одной собаки, потому что всех сьели и как тихо умирали инвалиды.
Тихая, белесая девушка Ия по прозвищу Дылда работает санитаркой в госпитале, она ухаживает за раненными, растит маленького сына Пашку, уважает главврача, тихого, усталого человека, похожего на Джереми Айронса и лишь иногда застывает на время подергиваясь – следствие контузии. Потом выясняется, что и сын не ее и главврач скрывает темные тайны, а потом приезжает фронтовая подруга Маша и в ленинградской коммуналке становится совсем напряженно, душно и тесно.
Не пересказывая до конца сюжет, уже можно сказать что фильм вызовет неоднозначную реакцию и споры когда выйдет на экраны, в нем есть много странного – например богатая дама в исполнении Ксении Кутеповой, живущая в исполинском загородном доме с двумя машинами, ее сын, очень похожий на молодого Путина, нелицеприятная любовь втроем и застольные беседы на тему фронтовых шлюх.
Иностранная журналистка спросила меня – может ли это основываться на реальном событии, вряд ли ответила я, как минимум на трех разных историях, скомбинированных в одну про девушек –зенитчиц, не находящих себе места в послевоенном Ленинграде. Мирное время оказывается еще более ужасным испытанием, потому что даже мечты о простом счастье оказываются невозможны, а пути которые ведут к ним оказываются опасными, потому что раньше было понятно где враг, а в теперь начался упадок сил, это диагноз каждого второго демобилизованного, как утверждает врач в фильме.
И даже тему девичьей любви автор затронул как-то вскользь, разговоры о бесплодности прописаны кривыми фразами: «я внутри напрасная» или «у меня внутри никого». Трудно поверить в эту историю и прожить ее вместе в героями, хотя снят фильм очень красиво, с большим влиянием классической живописи на посторенние каждого кадра, отдельный комплимент оператору Ксении Середе (ей всего 24!) , которая показала женский взгляд на происходящее, но слишком сильно увлеклась зеленым и красным цветами они лезут из каждого интерьера и костюма. Фильм отдает и Алексеем Германом и Александром Сокуровым сразу – многослойное наполнение композиции, жизнь второго плана, тревожные и живописно снятые крупные планы.
И все-таки это странный фильм, он смотрится с вовлеченностью и переживанием за героев, болью за трагедию Ленинграда и нищий быт, достоверностью костюмов и эстетики советских больниц и бань, но выходя из кинотеатра ты не чувствуешь ничего, не вспоминаешь о нем. Гораздо приятнее обратный эффект – когда фильм тебя раздражает и даже нервирует, как например «Синонимы», но ты не можешь о нем забыть и возвращаешься к нему мысленно вновь и вновь.


Мария ЧЕМБЕРЛЕН.

 

ОТВЕРЖЕННЫЕ И РАССЕРЖЕННЫЕ

Два фильма в конкурсе представили во второй день Каннского фестиваля. Французские «Le Miserable» режиссера дебютанта в конкурсе и «Bacurau» двух бразильских режиссеров.

Фильмы очень разные, но объединяет их одно – гнев. Социальный, протестный, местных против пришлых, детей против взрослых, этнических группировок против властей и всех против всех.

«Отверженные», фильм афро-французского режиссера Ladj Ly связывает с романом Виктора Гюго не только место действия – бедные районы Парижа, но и типажи: Гаврош, Козетта, только все они озлобленные дети, жители окраин городских, вовлеченные в этнические разборки. Здесь три основных воюющих группировки – афро-американцы, во главе с местным мэром в кепочке, он контролирует рынок, мусульмане во главе с владельцем кебабной Салахом, они приглашают молодежь в мечеть и цыгане, которые держат цирк и у которых воруют львенка представитель самой страшной группировки – подростков или жучков, как их называют в фильме. Противостоят им трое полицейских: новенький, который недавно развелся и переехал в неблагополучный район чтобы быть рядом с сыном, отец троих детей собирающий свинок француз и темнокожий красавец в косичках живущий с мамой. На сером Пежо эти трое патрулируют каменные джунгли гетто, частью которого они тоже являются. Они умеют решать проблемы незаконно, они знают как стравить группировки между собой, они и получат сполна когда разгорится настоящая война. Катализатором ее станет летающий дрон заснявший очередную разборку. Фильм родился из короткометражки 2017 года и французские журналисты утверждают, что она была лучше, а фильм стал некой прямолинейной пропагандой их проблем. Смотрится, впрочем, он легко, юмора в нем много, это нечто среднее между 9 и 13 районом, фильмами, которые уже поднимали тему сосуществования и инаковости. Дети сыграли здесь очень здорово и у фильма есть все шансы на зрительский успех. А в свете затянувшихся парижских забастовок «Отверженные» и вовсе получились очень актуальными и символичными.

Фильм «Бакурау» переносит в бразильскую глушь, где жители одноименной богом забытой деревни борются, любят, плачут и смеются нон-стоп. Все это очень напоминает фантасмагории Кустурицы, но менее легкомысленные и смешные. Сначала жители деревни всем миром хоронят старейшину, донну Кармелиту, потом начинают игнорировать местного депутата, потому воевать с приезжими гринго. Вендетта в джунглях, море крови, неожиданные метафоры и прочая кино бачата меня оставила равнодушной, но красочно взбодрила кинокритиков, фильм многим понравился.

Сейчас все ожидают премьеру нового фильма «Дылда» молодого режиссера, ученика Сокурова, Кантемира Балагова, прославившегося со своей драмой «Теснота» здесь же два года назад. Это первый российский фильм продюсируемый Александром Роднянским и спонсируемый частично Романом Абрамовичем в параллельном конкурсе «Особый взгляд» в этом году. О нем мы расскажем в следующем обозрении.

Мария ЧЕМБЕРЛЕН.

КАННЫ ПОД РОЯЛЬ И БАЯН. ЦЕРЕМОНИЯ И ФИЛЬМ ОТКРЫТИЯ

Международный Каннский кинофестиваль торжественно открылся на Лазурном побережье уже в семьдесят второй раз. На ковровой дорожке собралось много знаменитостей, режиссеров, актеров и просто желающих выгулять вечерние платья. Как они попадают на открытие, всегда остается загадкой, но наблюдать за тремя китайскими принцессами в платьях-тортиках, которые даже подняться по лестнице не могли сами, без двух шлейфоносцев было забавно. Как всегда хороша была Джулианна Мур в зеленом платье и изумрудах и Селена Гомес в белом и бриллиантах.

 

Церемония открытия началась с пустого режиссерского кресла на сцене с именем ушедшей в этом году Аньес Варда. Показали ролик, где она повторяет слово кошмар, глядя на пляж. Ведущий церемонии долго на все лады шутил о том, что такое кошмар в кинематографе, аккомпанировал его лирическим страданием юноша на баяне, сиротливо сидевший в дальнем конце сцены на диванчиках для жюри. Звучало это немного как в метро, конферанс под гармошку- не самая очевидная находка для такого маститого фестиваля.

Затем вышла молодая блондинка Анжели, спела песенку аккомпанируя себе на рояле из фильма Аньес Варды (режиссер изображена и на официальном Каннском постере в этом году). Видимо чтобы подхватить тему, ведуший и сам сел за рояль и начал представлять знаменитостей в зале перебирая три аккорда на рояле.

Затем подошло время представить жюри. Под короткие аплодисменты на сцену вышли – польский режиссер Павел Павликовский, американская актриса Эль Фаннинг, греческий режиссер Йоргос Лантимос и другие. Последним после долгой ретроспективы его фильмов вышел президент жюри, мексиканский режиссер Алехандро Гонсалес Ильярриту. Он снял действительно классные фильмы от «Сука –любовь» с Гаэлем Гарисией Берналем до «Вавилона» с Бредом Питом и Кэтрин Бланш и «Бердмэна» с Майклом Китоном и наконец «Выживший», фильм, который принес Ди Каприо заветного Оскара. Нарезка из его фильмов длилась так долго, что начало казаться, что это творческий вечер режиссера, а не церемония открытия или монтажер так увлекся красотой кадров, что не мог остановится и хотел показать собравшимся все. После этого режиссер еще долго по-испански говорил речь и понимала его без перевода в зале только, пожалуй, Селена Гомес и еще Хавьер Бардем за сценой. Он и Шарлотта Гейнсбур были указаны ведущими церемонии, но по факту, он вышли только в конце, чтобы дружно, на двух языках скандировать – 72, Международный, кинофестиваль, открыт! На Гейнсбур было очень короткое мини расцветки зебры, а Бардем умеет громко и красиво кричать по-испански, в чем никто не сомневался. После того как все удалились, начался фильм открытия. Церемонию транслировали в 600 кинотеатрах только во Франции.

Скажем честно, бывали церемонии открытия более лаконичные и остроумные (моя любимая, когда Катрин Денев, в роскошном платье вышла из-за кулис, поцеловала в засос молодого ведущего, сорвала овацию и ни слова ни сказав, ушла обратно) Просто и понятно.

Зомби тоже любят кофе

Фильм открытия, последовавший за церемонией, «Мертвые не умирают» Джима Джармуша исследовал взаимоотношения живых и мертвых.
Казалось бы, когда уже все снято на эту тему, включая многочисленные сезоны «Ходячих мертвецов» и даже освоен такой жанр как ромзомком (романтическая зобми комедия) Джармуш решил выйти и сказать свое веское слово. Закрыть, так сказать эту тему в кинематографе, вбив толстый гвоздь в крышку зобми гроба.

Меланхолическая комедия «Мертвые не умирают» строится на отлично подобранных персонажах и остроумных, неторопливых диалогах. В одном маленьком, очень милом городке (так и написано на плакате при въезде) с 738 жителями, где-то в американских лесах есть все для счастья – мотель, дайнер, похоронное бюро, интернат, магазин все для дома, сувенирная лавка и полицейский участок. В нем работают три полицейских: давно переваливший за пенсию Билл Мюррей и двое молодых – Адам Драйвер и Хлоя Севиньи. Есть там и колоритные соседи: фермер Стив Бушеми в кепке «Сделаем Америку снова белой», Селена Гомес с «подтанцовкой» изображающая туристов- хипстеров из Кливленда и великолепная Тильда Суинтон у которой тут настоящий бенефис. Все поклонники этой актрисы будут довольны. Она пародируя более позднюю версию Умы Турман из Килбила практикует самурайский меч, говорит с шотландским акцентом (что по мнению американцев, раз она из Шотландии, сполна объясняет ее странность) и делает яркий макияж для покойников на досуге в своем похоронном бюро. Есть еще и «хор», как в древнегреческой трагедии, дающий оценку происходящему, или голос автора – за него, живущий в лесу бродяга в исполнении Тома Уэйтса. Он один не вмешивается в происходящее, когда начинается зомби апокалипсис и дает максимально точное определение что с не так человечеством в целом.

Но начинается все с того, что случился некий космогенный катаклизм, земля сошла с оси, луна засветилась сиреневым, животные стали покидать дома, а дальше покойники полезли из-под земли. И первыми, конечно, вылезла парочка рокеров во главе с самим Игги Попом. Они тут же потянусь на свет придорожного дайнера, где потребовали кофе. Это одна из самых смешных сцен фильма, когда зомби с поломанными костями и свернутыми головами пытаются пить кофе прямо из кувшинчика для кофе. Выглядят они в точности как сотрудники любой кампании в понедельник утром.
Впрочем, в фильме множество уморительных сцен, ведь очнувшись зомби первым делом тянутся не к человеческому мозгу или чем они там питаются, а к тому, от чего были зависимыми, когда были живыми – кофе, таблетки, игры, сладости, гаджеты итд. И тут прослеживается философская мысль Джармуша, довольно не новая, про то, что люди зомбанулись уже давно и даже вылезать из могил не обязательно. Его наблюдения за человеческой натурой и непредсказуемый финал, где блестящая Тильда Суинтон подтверждает все подозрения о себе стоит посмотреть лично.

В прокате уже в начале июня.

 

* * *

КАННСКИЕ ОЖИДАНИЯ

14 мая, открывается очередной Каннский международный кинофестиваль. Наши кинообозреватели не только будут ежедневно освещать все его события, как светские так и кинематографические, но уже поделились в нашей студии своими ожиданиями, прогнозами и рассказали, за что они так любят именно этот фестиваль.

Top