ПОЧЕМУ «РОСНЕФТЬ» ХОЧЕТ ЗАСУДИТЬ АФК «СИСТЕМА»?

Вот уже три месяца продолжается судебное разбирательство в Арбитражном суде Башкортостана по иску компании ПАО «НК «Роснефть» и перешедшей под ее контроль «Башнефти» к инвестиционной корпорации АФК «Система».

«Роснефть» хочет получить деньги, которые она якобы потеряла при реорганизации структуры собственности «Башнефти» в 2013-2014 гг., накануне приватизации этой компании, которая принадлежала АФК «Система», а потом перешла под контроль государства. Хотя «Роснефть» и «Башнефть» и не оспаривают сделок, совершенных при реорганизации, но при этом указывают, что она имела «экономически крайне отрицательные для общества («Башнефти») итоги», была нацелена на вывод средств и вообще представляла собой преднамеренные и целенаправленные действия АФК «Система» по причинению ущерба «Башнефти».

Юристы, привлекаемые для оценки данного дела, считают, что значимых оснований для удовлетворения иска «Роснефти» не существует. Реорганизация «Башнефти» являлась правомерной и экономически обоснованной, открытой и прозрачной и проводилась в полном соответствии с требованиями российского законодательства и российской и мировой корпоративной практикой, включая корпоративную практику самой «Роснефти». Реорганизация не только не причинила убытков, но и принесла прибыль, которую показала бухотчетность «Башнефти». Возросла и биржевая стоимость ее акций. А главная цель реорганизации — повысить открытость компании для ее выхода на IPO на Лондонской фондовой бирже, чтобы привлечь деньги иностранных инвесторов.

Тогда зачем «Роснефть» обратилась в суд? Тем более через три года после реорганизации «Башнефти», когда срок давности по делу уже истек и в суде надо будет доказывать обратное (помимо противоправности действий АФК «Система», нанесения вреда, размера убытков и т.д.) Ведь она уже получила нефтяные активы «Системы». Неужели сумма иска, т.е дополнительная компенсация в 170,6 млрд рублей, является достаточным основанием для того, чтобы подорвать деловую репутацию и разрушить успешный бизнес одной из крупнейших российских финансовых корпораций? Наверное дело не только и не столько в этом.

«Роснефть» позиционирует себя как «лидера российской нефтяной отрасли и крупнейшую публичную нефтегазовую корпорацию мира». Соответственно и планы развития и инвестиционная программа компании достаточно амбициозны. Инвестиции «Роснефти» в 2016 г. достигли максимального значения и составили 750 млрд рублей, в 2017 г. инвестиции увеличатся ориентировочно до 845 млрд. А в целом Инвестиционная программа Роснефти на 2014-2022 гг. потребует 9,5 трлн. руб., поскольку предусматривает разработку месторождений Восточной Сибири, Дальнего Востока и Арктического шельфа, развитие новых нефтяных месторождений, модернизацию нефтеперерабатывающих мощностей и т.д.

Вопрос в том, как получить эти средства, тем более что официальные ключевые показатели деятельности «Роснефти» в 2015-216 гг. не внушают оптимизма. Выручка компании сократилась на 14,2%, составив 2,3 трлн рублей, что, прежде всего, было обусловлено снижением цен на нефть. Продажи сырой нефти упали на 15,2% — до 1,03 трлн. руб. При этом добыча компании с учетом доли в зависимых предприятиях осталась практически на прошлогоднем уровне — 95,2 млн. тонн. Производство нефтепродуктов сократилось на 6,1% — до 44,6 млн. тонн, а выручка от их реализации уменьшилась на 17,4% до 1,03 трлн. рублей. Объем продаж в натуральном выражении составил 45,2 млн. тонн, сократившись на 5,2%, при этом средняя цена реализации на международных рынках упала на 20,6%.

Во многом сложившаяся ситуация вызвана объективными факторами. Но есть еще и субъективные, которые прежде всего касаются эффективности работы компании.

«Самая крупная российская нефтяная компания заявляла в своём годовом отчёте 2008 г. о намерении «войти в тройку лидеров мировой нефтегазовой отрасли по эффективности и масштабам деятельности». Масштабы пока расширяются, но эффективность не впечатляет, — пишет в своем блоге Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества. — Сегодня стоимость «Роснефти» составляет $265 в расчёте на каждую тонну добываемой нефти, уменьшившись за десять лет с $1,2 тыс., или в 4,5(!) раза. Для сравнения – у Total этот показатель сейчас приблизительно схож с «Роснефтью» десятилетней давности ($1,16 тыс.), у RoyalDutchShell составляет $1,45 тыс., а у ЕxxonMobil – $2,17 тыс. Не поэтому ли «Роснефть» так стремится «обвалить» капитализацию российских компаний, что банально не в состоянии увеличить свою собственную?..»

Наверное, следует обратить внимание и на тот факт, что в конце июня арбитражный суд в рамках обеспечительных мер по просьбе «Роснефти» наложил арест на ряд активов «Системы» — 31,76% акций МТС, 100% сети клиник «Медси» и 90,47% Башкирской электросетевой компании (БЭСК), а затем судебный пристав запретил получать дивиденды по арестованным активам. «Роснефть» оценивает стоимость этих активов в 185 млрд руб., АФК «Система» — в 250 млрд руб. Эксперты считают, что именно эти активы, а точнее акции ПАО «Мобильные ТелеСистемы» – ведущей российской телекоммуникационной компании и одного из крупнейших мобильных операторов мира — являются главной целью затеянного процесса.

В конце июня АФК «Система» предложила «Роснефти» решить спор во внесудебном порядке. Однако «Роснефть» отказалась, заявив, что не услышала от своих оппонентов «конкретных предложений». Предлог явно надуманный. Похоже, что «Роснефть» будет бороться до «полной и окончательной победы». Несмотря на уже возникшие и будущие репутационные риски, на то, что дальнейшее развитие ситуации может привести к обвалу рубля, прекращению роста российской экономики и новой волне финансового и экономического кризиса.

Судебный процесс уже вызвал большой резонанс не только в российской, но и международной прессе — о ней писали Forbes, Financial Times, Economist, Spiegel, Die Welt, Handelsblatt и другие издания. Комментируя сложившуюся ситуацию издания прежде всего обращают внимание на то, что истцом выступает одна из крупнейших компаний, контролируемых государством, а ответчиком — частная финансовая корпорация. Получается, что государство в любой момент может отобрать прибыльную компанию, перепродать ее, а после этого еще и подать в суд за плохое управление активом. Такое отношение государства к частному бизнесу вводит в панику потенциальных иностранных инвесторов и может оборвать еще одну ниточку экономических связей с зарубежными странами, столь необходимую в условиях международных санкций.

8 августа в Уфе пройдет очередное заседание Арбитражного суда Республики Башкортостан по иску. Посмотрим, будет ли принято решение и в чью пользу. Но уже тот факт, что ни одно из ходатайств ответчика судом не было принято, не внушает оптимизма.

Марина Буровцева