В СФ СНАЧАЛА ОТКЛЮЧИЛИ СВЕТ, ПОТОМ ПРИНЯЛИ ЗАКОН О СУВЕРЕННОМ РУНЕТЕ

Пленарное заседание Совета Федерации под номером 457 в понедельник 22 апреля стало последним перед короткими майскими каникулами, следующее заседание через месяц. Соответственно законов из Думы накопилось относительно много – 37. среди них резонансный документ о суверенном Рунете.

Большинство приняты без звука. Споры вызвали законы о квотах на вылов краба и по защите суверенного Рунета.
Что касается краба, закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов» вызвал в СФ ровно те же споры и с тем же непониманием, как и в ГД. Ситуация с крабом как была, так и осталась мутной.
Прорыв произошел в дискуссии вокруг закона о суверенном Рунете под названием «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
Председатель ответственного комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас сообщил, что создается дублирующая инфраструктура для защиты от внешних угроз. Законы США написаны исходя из принципа экстерриториальности. По данным Сноудена, на два дня был отключен интернет через закладки. На территории России был приостановлен сайт Общественной палаты за связь с ДНР.
Председатель комиссии СФ по суверенитету Андрей Климов для убедительности вспомнил, как с начала 90-х выступал за российскую платежную систему. Чего только не наслушался в том числе со стороны Центробанка. Система «Мир» позволяет чувствовать себя надежно. С этой точки зрения закон запаздывает, считает Климов, учитывая заявления США о наступательных операциях. Нам второе 22 июня не нужно.
Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров в ответ на вопросы сенаторов пояснил, что Китай работает по принципу белого списка: это разрешено, остальное запрещено. Наш закон на основе черного списка, что запрещено. Гарантия в том, что дублирующая копия в наших руках.
Председатель СФ Валентина Матвиенко подвела черту сомнениям вокруг суверенности Рунета. В обществе сохраняется озабоченность, и надо вести разъяснительную работу. Сегодня утром отключилось электричество и на полчаса остановилась работа СФ. А если с интернетом? Есть спекуляции, а есть существо. Чтобы снимать спекуляции, надо работать с гражданами со СМИ. И кому, как не нам?
Гвоздем повестки стал правительственный час «О мерах Правительства РФ по обеспечению научно-технологического развития России». О мерах рассказал министр науки и высшего образования Михаил Котюков, бывший руководитель ФАНО.
В принципе сетка сформулированных проблем в докладе министра выстроена почти адекватно: увеличение статей, патентов и специалистов, семеноводство картофеля и сахарной свеклы, повышение защиты диссертации в итоге аспирантуры, поддержка университетов и научных центров, обновление приборной базы. Возвращение остепененных ученых вдвое превысило отток.
Однако сенаторам и конкретно председателю Валентине Матвиенко отчет ожидаемо не понравился. Слишком много осталось за кадром. Но даже то, что прозвучало, недостаточно для прорыва, это рутина. На что и указала Матвиенко.
Председатель СФ настоятельно пожелала Котюкову быстрее завершить затянувшуюся реорганизацию министерства. Из-за этого пришлось взять паузу в подготовке законопроекта о науке.
Егор Борисов от Якутии не услышал в докладе про интеграцию с академией. Сенатор отметил самую больную мозоль: мы больше занимались отчетностью, чем результатами исследований потому, что задачи такие поставлены.
Борисов поддержал предложение по аспирантуре. Необходимо вернуть задачу подготовки научных кадров через аспирантуру. Ко всему предложил включить в постановление развитие Арктики.
Тему отчетности и бюрократического давления конкретизировала Ирина Рукавишникова в одной только теме эффективных контрактов. В них не внедрен показатель эффективности труда. Показатели не в самом контракте. Непрозрачно для работника и позволяет в одностороннем порядке менять условия контракта. Необоснованно короткие сроки контрактов до года, что неизбежно скажется на микроклимате. Ожидается снижение качества образования из-за реструктуризации, то есть снижения численности и увеличении нагрузки.
Аудитор Счетной палаты Михаил Мень указал на чрезвычайно низкую доходность от РИД (результаты исследовательской деятельности). По индексу научной специализации ВШЭ российская наука имеет физико-технический профиль, в то время как мировая наука ориентируется на науки о жизни.
Здесь требуются пояснения. Ситуация сложилась нехорошая и неустойчивая для всех сторон научного конфликта. С главной стороны президент Путин буквально забомбил поручениями по развитию генетики. Как стало ясно из дискуссии на комитете по науке и образованию в пятницу, генетика осталась на уровне деклараций. Курировать будет почему-то Ковальчук через Институт Курчатова.
Вторая сторона в лице академических ученых-генетиков и генетических кафедр оказалась в ауте. Их голоса лично я не слышу. Одна из причин в массированной вестернизации высшей школы, и в том числе на биофаке МГУ.
На мой взгляд, отсюда проглядывает та сторона, которая для генералов от науки и образования главнее главной в стране. Слово «коллаборация» как мерило наших достижений не прозвучало ни разу ни в комитете, ни на пленарном заседании. Однако в целом науку России упорно пытаются загнать в англосаксонский формат гротескного варианта США на основе шумного PR-сопровождения грантоедства.
Науки о жизни в понимании ВШЭ в реальности обслуживают интересы страховой модели здравоохранения США. Исследований человека не предполагается. Тем не менее линия медицинской генетики в России возрождена и развивается на уровне грамотности, которого в мое время не наблюдалось. Развивается вопреки деятельности министерства.
Даже после выступлений Борисова и Рукавишниковой доминирующие проблемы науки и образования остались за кадром. О чем постоянно говорят ученые и преподаватели? Прежде всего неадекватная и непрозрачная наукометрия. Как оказалось накануне на международной конференции в Институте современного искусства, в Британии и США наукометрия не принимается в расчет, но от это не легче из-за непрозрачной и непонятной отчетности. Происходит деморализация профессорско-преподавательского состава. Добросовестное исполнение недоступно.
Российские ученые-преподаватели оказались значительно более устойчивыми и здесь пошли путем постоянного изменения правил. Они могут быть не очень значительными, например, запрета на внешнее совместительство. Совместительство в течение нескольких лет поощрялось, и под него меняли учебные планы. После слияний-поглощений вузов и сокращения численности ППС ввели запрет. Кто войдет в аудиторию, министерство не волнует.
Меньше говорят о том, что реальная востребованность именно российской науки значительно выше цитирования. Практически Россия, а не Китай с США, остается лидером в науке. Для США неважно, живет исследователь в России или США, если он работает в рамках российской школы, будут читать, использовать, но цитировать не будут. В США еще хуже. Можно попасть на Комиссию по антиамериканской деятельности. Возврат докторов и кандидатов из эмиграции связан с реальностью такой угрозы, о чем рассказывал химик Артем Оганов.
Еще меньше говорят о проблеме слепого рецензирования публикаций в научных журналах. Революционный аспект современной науки сохраняется с конца прошлого века. Новое никак не может прорваться. Система публикаций консервирует сложившуюся в прошлом веке парадигму, то есть еще до последней научной революции. Но тогда была серьезным подспорьем науки уникальная отечественная научно-популярная журналистика.
Самая большая проблема из числа необсуждаемых состоит в неадекватной рубрикации наук да целей публикации и присвоения УДК. Адекватная система сохраняется практически только в ВИНИТИ, причем с наличием перекрестных ссылок. При этом не выпадает междисциплинарность, как при публикациях в научных журналах.
Странная ситуация в науке сложилась, как я помню еще со школы: все наиболее интересное и одновременно наиболее практически ценное неизменно оказывалось в апокрифах за пределами монографий скучной признанной науки. Так что нам не привыкать в отличие от изнеженных англосаксов.

Лев МОСКОВКИН

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x