Сергей Ишков. Первая больница для бедных

25 сентября 1763 года в Москве принял первых пациентов Павловский госпиталь – первая публичная больница в России, предназначавшаяся для лечения бедных и неимущих.

«Все неимущие люди женска и мужеска пола, как призрением и лекарствами, так бельем, платьем, пищею и всем прочим содержанием будут довольствованы из собственной, определенной Его Высочеством, суммы, не требуя от них ни за что платежа, как по излечении, так и в продолжение болезни», — сообщалось в объявлениях об открытии.

В больнице было всего 25 коек, что вряд ли могло кардинально изменить ситуацию в московском здравоохранении, но это всё-таки был первый шаг к созданию гражданской медицины в России.

Решение об учреждении госпиталя, принятое на самом высшем уровне, было связано с драматическими событиями: тяжелой болезнью и исцелением наследника российского престола, девятилетнего Павла Петровича, будущего императора Павла I. В сентябре 1762 года Павел прибыл вместе с матерью в Москву на коронационные торжества, после которых внезапно заболел. Родные, близкие молились о благоприятном исходе, и больной пошел на поправку. В память об исцелении цесаревич попросил царственную матушку учредить в Первопрестольной больницу, в которой любой, самый неимущий, страдалец смог бы получить квалифицированную медицинскую помощь.

Павловская больница

Как сообщается на сайте ГКБ №4 (а именно так сейчас называется Павловская больница), «просьба не осталась без внимания. 6 июня (17 июня – по новому стилю) 1763 г. Екатерина II подписала соответствующий указ. Чуть позже, 11 июня (22 июня) последовало обнародование указа Сенатом. Местом для больницы был выбран загородный дом генерал-прокурора Александра Глебова, взятый в казну за долги. Дом располагался на обширном участке земли, на юго-восточной окраине Москвы, у Серпуховских ворот, близ древнего Данилова монастыря. Без значительных переделок больница открылась всего несколько месяцев спустя».

В память о драматических событиях, связанных с учреждением больницы, к ее открытию была выпущена медаль, на которой рядом с изображением цесаревича шла надпись: «Сам, освобождаясь от болезней, о больных помышляет».

Однако уже на следующий год после открытия больницы старые постройки пришли в совершенную негодность, вызывая разумные опасения за жизни больных и медперсонала. Поэтому в 1764 году было принято решение построить новое здание. В 1766 году все старые строения снесли, заменив их одним более просторным деревянным корпусом, в котором располагались церковь и два двухэтажных флигеля для работников.

В 1784 году больница сильно пострадала в результате пожара, лишившись главного корпуса, после чего было принято решение построить большой, хорошо оборудованный каменный корпус на 70 человек с церковью, аптекой и жилыми помещениями для врачей.

Как сообщается на сайте ГКБ №4, цесаревич Павел поручил выполнение проекта хорошо ему известному архитектору Василию Баженову, который подготовил пять вариантов застройки Павловской больницы. Однако этому архитектурному ансамблю было суждено остаться только в виде чертежей. Вначале смета была признана «очень дорогою» и была отложена до момента «сыскания нужного числа денег», а затем и вовсе «затерялась». Это объясняется отчасти немилостью Екатерины II к зодчему за тесные связи с масонами. Императрица считала, что его взгляды имеют дурное влияние на цесаревича Павла.

В итоге на месте сгоревших корпусов появились временные деревянные постройки, а к строительству каменных строений вернулись лишь в 1802 году. На этот раз подготовить проект поручили Матвею Казакову. В то время Казаков, говоря современным языком, считался ведущим архитектором. Именно им был создан образ практически всей допожарной Москвы. Павловская больница стала его последним архитектурным творением и одновременно строительством, принесшим немало бед. Зодчего обвинили в растрате денег, после чего Сенат запретил ему заниматься казёнными строениями.

Так архитектурный надзор поступил в ведение известного мастера Джованни Баттисты Жилярди. Он не стал поправлять проект Матвея Казакова и в точности следовал его замыслу, считая, что не вправе вмешиваться в творение великого зодчего. Так, благодаря усилиям целой команды архитекторов для лечения бедных и неимущих был построен настоящий дворец.

Сергей Ишков.

На снимке: ГКБ №4

Фото из открытых источников