Тимирязевская академия: научный центр или жилой район?

Ученый совет Тимирязевской академии проголосовал за передачу 24 гектаров земли вуза под застройку. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщил депутат Мосгордумы по САО, журналист ВГТРК Андрей Медведев.

14 октября Андрей Медведев написал:

«Итак, похоже, что все же случилось то, чего мы все так опасались.
Тимирязевку будут застраивать. Да, не всю. Да, частично. Да, поля не попадают в застройку, если верить схеме.
Но что это меняет? Во-первых, если начнут, то не остановятся.
Во-вторых, это место вообще нельзя трогать. То есть вот совсем.
Здесь научные опыты шли всегда. В годы Гражданской, в Великую отечественную. Никогда, ни на день научная работа не останавливалась.
Однако, сегодня учёный совет Тимирязевской академии поддержал план по передаче 24 гектаров под застройку.
Это будет корпорация ЛСР.
За 15 миллиардов она получает участок.
На 9 гектарах инвестор будет строить жилье, 15,3 остается самой Академии.
Там инвестор строит новые корпуса академии и социальные объекты.
Дело нужное, вероятно. Но почему жилье-то???

И что, у Министерства сельского хозяйства правда нет денег, чтобы для главного сельхозвуза страны построить новые корпуса? Это что за абсурд? Мне вообще вся история с соцобъектами и корпусами кажется прикрытием большого проекта. Просто его изменят на более поздней стадии.

«Ой, а мы передумали, Академия отказалась от корпусов, тут будет ещё три жилых дома».

Я пока не знаю, что вам всем сказать. Потому что сам ошарашен. Но, знаю, что это будет началом конца Тимирязевки. Если, конечно, все это правда. Но судя по схемам, правда.
Я буду завтра же писать запросы. В Минсельхоз, Генеральную прокуратуру, СК.
Но поверьте мне, тут одними моими запросами, думаю, не изменить ничего.
Надо вместе. Вне зависимости от каких-то политических предпочтений.
Будут новые подробности, буду вас всех информировать».

Конец цитаты (https://www.facebook.com/amedvedevvesti?__cft).

Далее вести с полей приобрели признаки военных сводок об отчаянном сопротивлении атакам противника.

17 октября в программе «Неделя в городе» Россия-1 дали в эфир сюжет Александра Карпова об истории Петровской академии и ее роли в развитии сельскохозяйственной науки. Опытные поля были преданы нынешней ТСХА 140 лет назад и защищены многочисленными документами, включая решение Совнаркома 1940 года. Сюда ходил специальный паровой трамвай, кондуктором на нем успел поработать писатель Константин Паустовский.

Компания-застройщик намерена выкупить 24 гектара земли за 15 миллиардов и одновременно просит государственный кредит на ту же сумму. Планируется кроме жилья построить корпус ТСХА и спорткомплекс.

Это не первая атака на опытные поля ТСХА. В прошлый раз пять лет назад намеревались застроить сто гектаров. Вмешался Путин: президент договорился, что Тимирязевку оставят в покое, но и ученые Академии должны подумать о более эффективном использовании полей.

Адрес сюжета на платформе «Смотрим»: https://smotrim.ru/video/2348678?fbclid=IwAR2z8rPmHHeTOVfABto7cIlQKbYwAO8plAeMMEEl5_Qzgz68yi2BsmqyQig

«Я не знаю, подписан ли уже хоть один документ. Но даже само намерение строить что-то на этих полях, само по себе катастрофично. … Так или иначе, за Тимирязевку надо бороться и борьба будет долгой и трудной. Так я думаю», – написал Медведев.

О развитии ситуации с Тимирязевкой он сообщил 19 октября.

«Как обещал, докладываю.
Отправлены депутатские запросы Генеральному прокурору, Главе СК, Министру культуры, Министру сельского хозяйства.
Там, в частности, я обращаю внимание на то, что за 155 лет своего существования границы МСХА им. К.А. Тимирязева никогда не менялись, а земли использовались исключительно в научных, исследовательских и образовательных целях.
Все объекты Университета, включая здания и земли, являются единым объектом культурного наследия, имеют охранный статус федерального значения.
Кроме того, деятельность МСХА им. К.А. Тимирязева всегда была направлена на развитие российской науки в области сельского хозяйства, продовольственной стратегии государства и в целом на обеспечение государственной безопасности страны.
Попытка передачи части земель Университета под коммерческую жилую застройку должна иметь серьезное законное основание для изменения статуса земель, ведь она осуществляется в нарушение ранее принятых решений по данному вопросу на самом высоком уровне, Указа Президента Российской Федерации от 11.09.2008 № 1343, в котором говорится, что «Российский государственный аграрный университет – МСХА им. К.А. Тимирязева включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия Российской Федерации в целях сохранения историко-культурного наследия народа Российской Федерации.
Прокурора и главу СК прошу в обращениях провести проверку законности отчуждения федеральных земель под коммерческую застройку. Ну и заодно уж, чтоб два раза не вставать, прошу проверить хозяйственную деятельность вуза».

Конец цитаты.

По другим сведениям, согласие членов Ученого совета определяется обещанием квартир.

Тут я должен вновь проинформировать, что ни сейчас, ни пять лет назад в 2016 году было не начало, но лишь продолжение массированной и масштабной атаки на отечественную генетику, эволюционную и сельскохозяйственную. Студентов Биофака МГУ отговаривали специализироваться на нашей кафедре генетики, которую я закончил в 1972 году. Выпускников кафедры не брали на работу по специальности в селекционные центры и племенные хозяйства. Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский успел прочитать единственный спецкурс популяционной генетики и был объявлен одиозной фигурой.

Спецкурс Тимофеева-Ресовского пробил Вадим Глазер по инициативе министра высшего образования РСФСР Всеволода Столетова, Выпускника ТСХА.

Мне повезло, я прослушал спецкурс и получил в зачетку подпись Тимофеева-Ресовского. Но не знал, что этот человек был не просто крупнейшим генетиком-эволюционистом, но вдохновленным организатором науки, благодаря которому наука перешла на естественнонаучные рельсы и образовалась послевоенная гонка за нобелевскими премиями за генетические достижения.

Ключевой для развития науки оказалась работа Тимофеева-Ресовского 1935 года структуре генов, выполненная совместно с Циммером и Дельбрюком.

В 2010 году из квартиры историка генетики Василия Бабкова после его смерти при странных обстоятельствах пропал архив Тимофеева-Ресовского, вывезенный из Берлин-Буха женой Василия, кинодокументалистом и автором кинотрилогии «Зубр» Еленой Саканян.

Книги Тимофеева-Ресовского, его и о нем, были изъяты из библиотек. Я нашел всего одну ссылку на его работы по пенетрантности и экспрессивности гена VTI дрозофилы в монографии Фредерика Хатта «Генетика животных», давно ставшей раритетом.

Текущая волна атак на генетику тянется до сих пор с начала 70-х. Она началась с бессистемного импорта племенного материала непосредственно в производственные хозяйства без селекционной работы с соблюдением районирования.

Затем были уничтожены научные школы, начался хаос в НИИ и появились первые признаки заказной извне кампании дискредитации науки.

После развала СССР первой была уничтожена лидирующая советская биотехнология, в том числе сельскохозяйственная. В частности, наш ВНИИ Сельскохозяйственной биотехнологии вместе с опорной базой в совхозе «Горки Ленинские» подавили в интересах Monsanto. Под названием НИИ прикладной молекулярной биологии и генетики он был создан по инициативе Валерия Сойфера, который пробил постановление Совмина. Я там вел работу по получению первичного материала для селекции.

Плоды моего труда пропали на опытном участке ТСХА, потому что он практически не охранялся. В то время это была самая больная тема, сдерживающая работу селекционеров.

В четвертом-пятом созыве государственной Думы, когда создавался «Интеллектуальный кодекс» (IV часть Гражданского кодекса), произошло обострение законодательства по раскрытию отечественной интеллектуальной собственности. Из Гражданского кодекса ее защита была исключена.

Право патентирования пересаженных генов осталось исключительно за транснациональным монополистом Monsanto. Для подавления конкуренции запустили кампанию абсолютного вреда ГМО, действующую до сих пор. Это универсальный прием для оккупации национального рынка, примененный в алкогольной и табачной сфере для подавления отечественного производства.

Создание ГМО остается наиболее эффективным способом борьбы с вредителями, в частности, колорадским жуком. Химические обработки не требуются.

Правда, Monsanto много лет ведет работы по созданию ГМО с геном стерильности мужчин, однако об успехе ничего неизвестно и в современных условиях та же цель подавления половой активности мужчин легко достигается с помощью постоянного применения памперсов в сочетании с методами социальной инженерии через СМИ и социальные сети.

Российское национальное достояние в виде разнообразия искусственного и природного генофонда осталось незащищенным.

После этого началось активное уничтожение племенных хозяйств селекционных станций и ботанических садов. Атакам подверглись Грибовка, Немчиновка и Павловская станция с коллекцией Николая Ивановича Вавилова.

Еще был создан Фонд РЖС под руководством Александра Бравермана якобы для обеспечения граждан жильем. Этот незаменимый человек неоднократно пиарился в Думе масштабными стройками, о результатах которых мне ничего не известно.

Однако параллельно думские единороссы на своей дискуссионной площадке ЦСКП на Газетном переулке провели обсуждение угрозы для Павловской станции. Проверка Счетной палаты показала, что экспертиза была проведена зимой и было установлено, что на полях ничего не растет, кроме снега. И что, там вообще никто не работал? Представитель ФРЖС вяло тянул в свое оправдание – бегали там какие-то с пробирками… Меня взбесил цинизм безответственного чиновника. И в моей жизни был такой момент, когда я «бегал с пробирками».

Решающее слово тогда сказала член Общественной палаты Надежда Школкина. Резонанс в СМИ защитил Павловскую станцию от застройки.

Сейчас Надежда Школкина, член комитета Госдумы по аграрным вопросам так прокомментировала ситуацию:  «У любого здравомыслящего человека нет сомнений в необходимости сохранения как самой Тимирязевки, так и всего, что с ней связано. И я здесь полностью поддерживаю нашего Президента, граждан и научное сообщество, которые выступают не только за сохранение, но и за развитие Тимирязевки. А для этого необходимо иметь чёткий стратегический план развития университета, тогда и средства в федеральном бюджете найдутся, и охотников на её земли больше не появится».

На поля Немчиновки возникло «Сколково». Почему этот проект хотя бы для исключения лишнего возмущения не инкорпорировал работы всемирно известного Центра селекции и семеноводства зерновых и зернобобовых культур в Немчиновке? И где они будут сеять?

На последний вопрос Вексельберг мне беспечно ответил: «А мы им землю дадим». Предполагалось Толстопальцево на расстоянии 27 километров, которое в доступности только на машине. Результат мне неизвестен.

Надежда Школкина уже в статусе депутата Государственной Думы сообщила мне о решении правительственной комиссии Игоря Шувалова по развитию жилищного строительства о передаче земельных участков ФРЖС и в том числе на полях ТСХА. Мы опубликовали эту информацию в МП и подробно у меня в ЖЖ. Возник резонанс, итогом которого стало решение Путина.

В моей журналистской судьбе это был единственный случай резонанса с адекватными последствиями и позитивным решением. За исключением того, что на нас никто не сослался. Во всех прочих случаях, а их было около двух десятков, реакция могла наступить в виде угрозы суда, протестного письма в редакцию и даже кражи сына депутата. Хотя прямых доказательств связи событий нет, мне до сих пор стыдно. Но другого результата не было.

И только Анатолий Чубайс был доволен, что я написал о его операции отпуска тарифов в свободное плавание, потому что тогда никто ничего не понял и о его истинном могуществе не подозревал.

Осознание важности генетики для развития страны вернулось с пониманием угрозы продовольственной безопасности. Способствовал пробуждению голоса разума друг России и мастер провокации Лукашенко. Чтобы заполучить Минский процесс для накачивания собственной важности между Россией и Украиной вместо США, батька едва не сорвал в России посевную, перекрыв доставки посевного материала.

В палатах Федерального Собрания начались нервические обсуждения, как у нас все плохо с генетикой и селекцией. Практически все семена импортные гибриды первого поколения, они не воспроизводятся.

Селекционный потенциал вроде бы сохранился и работы ведутся в системе вавиловского ВИРа, ТСХА и профильных институтах по направлениям животноводства и растениеводства. В остатках ВНИИ сельскохозяйственной биотехнологии идут работы по генной инженерии.

Дело том, что для поставок оружия, сельхозпродукции и кинопродукции в России были созданы соответствующие логистические структуры. Для селекционных достижений никто ничего подобного сделать даже не пытался.

Сельхозпроизводителям на практике проще купить западный посадочный материал со всей линейкой обслуживания. Для отечественного это не предусмотрено, и виноваты почему-то сами селекционеры. Это все равно, что режиссер сам бы продавал свой фильм, как иногда приходится делать писателям со своими книгами. Или директор завода бегал в Турцию к Эрдогану с просьбой купить у него ЗРК С-400. Так серьезные дела не делаются.

ТСХА начиная с советского времени продает саженцы и семена, но даже садоводы предпочитают покупать нерайонированный импорт в соседнем магазине и потом почему-то удивляются, что ничего не взошло или сразу сгнило.

Путин ограничился требованием к ученым о более эффективном использовании полей и даже не сподобился хотя бы заявить о необходимости их защиты. Патентная защита обеспечена на бумаге, а физической вообще нет, ни от воров, ни от вандалов и в том числе от застройки.

Пострадало даже отдаленное хозяйство Сергея Лисовского. Пришли люди и просто так зарезали дорогостоящих племенных коров.

Дальше стало понятно, что относительно генетики сознание главы государства повернуто на Запад, аналогично повышению пенсионного возраста или НДС.

Путин стимулировал развитие генетики своими планами народосбережения и увеличения продолжительности жизни. Участие в развитии науки приняла его дочь Мария Владимировна Воронцова, что свидетельствует о серьезности намерений. Мероприятие прошло на площадке МИА «Россия сегодня» и оставило чувство безнадежности полным погружением в западный формат с ограничением дискуссии двумя темами – этика и редкие болезни.

Ковид с инфодемией заставил всерьез обсуждать на той же площадке МИА «Россия сегодня» реальное состояние населения в целом. Результат поразил воображение. Западная наука не прошла краш-тест. Участник дискуссии, исследователь цитогенетики ментальных болезней Иван Юров сообщил, что западная наука строится на базе конъюнктуры, моды, журналистского хайпа и диктата поставщиков оборудования. Госзаказ и потребности общества не предусмотрены. Сговор поставщиков лабораторного оборудования с престижными рецензируемыми журналами не позволяет публиковать содержательные исследования. Лишь сорок процентов научных публикаций представляют хоть какие-то исследования. Отдельно существуют дополнительные ограничения для русских ученых.

Если во времена экспедиций Вавилова про центрам происхождения культурных растений опасность исходила от местных бандитов, то теперь русских ученых ловят и осуждают как бы вполне законно. Затем The New York Times пишет, как русские грабят чье-то национальное достояние.

Реально грабежом занимались другие.

И вот теперь представьте, зачем ТСХА опытные поля, если собственные селекционные достижения нельзя ни запустить в производство, ни даже просто описать? Неэффективное использование земли. Зачастую сохранить материал на всех этапах селекции невозможно.

Получать первичный материал для селекции можно несколькими способами: использование природного биоразнообразия, гибридизация, генная инженерия, изменения генома в невесомости на орбите по технологиям Галины Нечитайло, индукция сомаклональной изменчивости in vitro.

Галина Нечитайло из опытов на станции «Мир» получила томаты с содержанием ликопена в несколько раз выше и Дрозофилу со сроком жизни в несколько раз дольше, потому что теломеры хромосом в невесомости восстанавливаются и апоптоза клеток не происходит. «Мир» заставили утопить после фильма «Армагеддон». На МКС США запретили биологические эксперименты. Они вообще чувствительны, всего боятся и чувствуют себя плохо, пролетая над полигоном Сары-Шаган с пучковым оружием.

Путин сказал: хватит отправлять дрозофилу на орбиту! Что им двигало? Возможно, такая же уступка США, как дорогого Никиты Сергеевича в части запрета кибернетики.

Президент Академии Александр Сергеев просит денег на закупки оборудования, то есть оставляет российскую науку под диктатом западных поставщиков. Возможность исследований методами цитогенетики или диск-электрофореза водорастворимых фактически закрыты. Допускаются только самые современные геномные исследования на чипах. По странному стечению обстоятельств интерпретировать эти результаты никто не умеет. Результаты депонируют в базах в надежде на то, что кто-то из биоинформатиков что-то в будущем оттуда извлечет.

Почему-то куратором всей генетики оказался президент Курчатника Михаил Ковальчук. Его агрессивное отношение к США известно. Однако сами генетики считают его автором реформы Академии и относятся к нему соответствующим образом.

Ковальчук на базе лучших мировых образцов собирается построить секвенаторы и наладить рутинный полногеномный анализ. Для селекции это не нужно и вообще мало осмысленно. Дело в том, что геном нестабилен, это показал еще в советское время Роман Бениаминович Хесин-Лурье. Работы были проведены в РБО Курчатника.

Академик Константин Скрябин предлагал найти возможность применения данных полного секвенирования генома объемом 50 терабайт. Длина ДНК 46 человеческих хромосом примерно 1-2 метра, по числу букв это меньше гигабайта – небольшая флешка.

Консультировал Ковальчука именно Скрябин, и, видимо, они друг друга не очень поняли. А может быть, не поняли сами себя.

Курирует вопрос в правительстве зампред кабинета Татьяна Голикова. Она подошла к вопросу системно и намерена сохранить коллекции. Однако политический тренд задает не она и даже не Путин, а означенная четверка факторов Ивана Юрова. Российские ученые связаны по рукам и ногам коллаборацией, они всю эту белиберду поддерживают, иначе не опубликуют и денег не дадут.

Для селекции и контроля воспроизводства остро необходимы сигнальные генетические маркеры. Методику с использованием менделирующих признаков внешнего фенотипа заложили популяционные исследования основателя нашей кафедры генетики Александра Сергеевича Серебровского. Цитогенетика даже без полосатой флуоресцентной окраски и диск-электрофорез с самой простой окраской тетразолием предоставляют сигнальные маркеры надежно и во множестве. Я с помощью новосибирского генетика Вадима Александровича Ратнера считал эволюционные расстояния для пород карпа и дикого сазана разных популяций.

Геномная регистрация предоставляет массу возможностей, но не полногеномное секвенирование, которое требует тяжелой процедуры извлечения смысла из массива Big Data. В большинстве случаев достаточно амплификации ДНК с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) и анализа тандемных концевых повторов (STR). Используется для идентификации отцовства и иногда материнства, хотя и дает сбои в случае мозаичности.

Надо использовать то, что дешево и эффективно, а не гнаться за сложностью ради сложности в рамках ментальности золотого миллиарда, навязанной потребителям поставщиками.

Существует универсальный способ получения первичного материала для селекции. В общем виде описал его эволюционист Юрий Викторович Чайковский. Я его применил in vitro в сочетании колхицина и вариабельной тимусной ДНК. Совокупность сублетальных факторов, каждый из которых по отдельности подавляет развитие, вместе стимулируют жизнестойкость выше номы. Мутационный процесс по аберрациям хромосом падает почти до нуля и через фетализацию начинаются изменения морфогенеза. Появляются удивительной красоты регенераты. Их надо из пробирки вывести в поле и генетически стабилизировать.

С растением в пробирке происходит то же, что с людьми на воле под действием пучка сублетальных факторов – ЮЮ и СБН, пропаганда ненависти и распространение тюремной субкультуры в сетях, child free и child hatetrashstream, инфодемия, рост цен и мошенничества, бюрократический террор. Самый мощный фактор генетической инженерии человека – телевизор с непременными катастрофами, убийствами, мордобоем, тюрьмой и больницей.

При этом количественная генетика до сих пор трактуется как фашистская методика определения принадлежности к высшей расе. Глупо и неграмотно, но эффективно.

Нас всех на Земле превратили в первичный материал для селекции расы рабских исполнителей, и только в России это пока плохо получается.

Каждый селекционер, садовод или заводчик, кто знает свой объект, давно определили признаки, которые могут служить сигнальными для селекции. В этом смысле потенциал ТСХА не только в полях или публикациях.

Эволюционист Юрий Чайковский на базе истории науки выделяет два вида целей. В переводе с немецкого на современный русский есть системная цель, в обсуждаемом случае уничтожение генетики. И есть киллер-исполнитель. Он может не знать ни заказчика, ни жертвы и далеко дистанцироваться от общей цели. Его задача получить деньги. В обсуждаемом случае это конкретный застройщик, который надеется получить доход и за счет жертвы — в лице прикладной науки, и параллельно от государства, против интересов которого действует.

Что бы ни произошло дальше, я считаю, нам всем нужно благодарить депутата МГД Андрея Медведева, универсального журналиста в определении Дэвида Рэндалла, за государственный подход и качественную новостную журналистику в море posttruthfakenewsdeep fake и misinformation. Вот за что надо давать премии мира.

Лев МОСКОВКИН