Время троечников. К чему оно приведет Россию?

флаг, Фото Анастасии Федоренко

Генерал-полковник Леонид Ивашов от имени Общероссийского офицерского Собрания выступил с антивоенным Обращением к президенту и гражданам Российской Федерации.

О нашем конфликте с Украиной и вокруг Украины он пишет: «Попытки через ультиматум и угрозы применения силы заставить «полюбить» РФ и ее руководство бессмысленны и крайне опасны… Для того, чтобы Украина осталась дружественным соседом для России, необходимо было для нее продемонстрировать привлекательность российской модели государства и системы власти».

И далее переходит к их анализу:

«Все жизненно важные сферы, включая демографию, устойчиво деградируют. И деградация носит системный характер… Это, на наш взгляд главная угроза Российской Федерации. Но это угроза внутреннего характера, исходящая от модели государства, качества власти и состояния общества. И причины ее формирования внутренние: нежизнеспособность модели государства, полная недееспособность и непрофессионализм системы власти и управления».

Уж кого-кого, а генерал-полковника Ивашова в самых причудливых снах нельзя было даже заподозрить в каких-либо оппозиционных настроениях. Наоборот, он относился к защитникам существующих порядков, придерживался и придерживается, пропагандировал и пропагандирует не просто правые, а ультра-правые взгляды. Но тут, видно, и он, и возглавляемое им Общероссийское офицерское Собрание не могли не сказать о том, что давно накипело.

Ивашов определил главное, о чем говорят на протяжении десятилетий – деградация.

Она в СССР и в новой России имеет глубокую историю. Уже в 1993 году, когда информационное пространство начала затапливать волна полуграмотных и самоуверенных «перестроечников», я писал, что начинаю понимать состояние и самочувствие интеллигентов, живших в России 20-х и 30-х годов. Они, имеющие классическое образование, вынуждены были читать и слушать чушь и ахинею, которую несли выпускники, условно говоря, краткосрочных курсов марксизма. Все это в газетах и на радио выдавалось за достижение человеческой мысли.

Но, тем не менее, большевистские вожди понимали необходимость настоящего образования, науки, интеллектуального развития. Парадокс в том, что коммунистический режим, уничтожив дореволюционное прошлое, преследуя, репрессируя независимую интеллигенцию, тем не менее, создал новый культурный слой на оставшемся фундаменте — на русской классической литературе, музыке, театре, науке. Необходимо было модернизировать страну – а для этого нужны не идейные болтуны-начетчики, а образованные люди, специалисты во всех областях. Их и готовили профессора прежней российской и новой советской школы. Процесс, понятно, был сложным, противоречивым, как и любая жизнь, тем более – тогдашняя.

По моим представлениям и опыту, условная модель советской институтской жизни была такой… С первых дней первого курса начиналось бурное общение и самовыражение, дискуссии, споры, в том числе и с профессорами. Поначалу в них участвовали и некоторые вчерашние школьные троечники, которые хотели заявить о себе – выходили на аудиторию с банальностями и экзотическими глупостями. Но над ними иронизировали (юность жестока, не замечает своей жестокости), профессора снисходительно улыбались.

И активные поначалу аутсайдеры замолкали. На пять лет. Лишь смотрели с тяжким чувством, как интеллектуалы парят в эмпиреях, как спорят (!) с профессорами (!), а свободомыслящая профессура их поощряет. Свои среди своих.

Но вот пять лет позади. Где оказались те, что были светилами на курсе? Те, кому — по институтским представлениям — должно было быть уготовано блестящее будущее?

В том-то и суть, что – по институтским представлениям. А мир, куда они выходили – не институт с блистательной профессурой, которая их понимала и ценила. Миром правили и правят другие. Кто? Это почти как у Александра Галича:

«Где теперь крикуны и печальники?

Отшумели и сгинули смолоду…

А молчальники вышли в начальники,

Потому что молчание – золото».

Однако блестящие выпускники тех лет все же успешно работали по своим специальностям. Правда, далеко не всегда достигая карьерных высот. Большие должности, особенно в гуманитарных областях, занимали другие, те, кому партийность часто заменяла специальность и талант. Это и была своеобразная, сладкая месть троечников за институтские годы. Но, тем не менее, коммунистическая власть ценила профессионалов. На самых высших уровнях в ЦК КПСС советниками были высокообразованные, знающие люди. Например, в отделе по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, которым руководил секретарь ЦК, будущий председатель КГБ и будущий глава СССР Юрий Андропов, в группе консультантов работали Георгий Арбатов, Олег Богомолов, Александр Бовин. Помимо них, и доныне известных, были многие и многие другие высокие профессионалы.

Вообще, об уровне знаний референтов ЦК КПСС можно говорить только в превосходных степенях. Приведу случай из своей редакционной жизни конца 70-х годов. У нас готовился очерк известного журналиста-международника о трагических событиях в Камбодже-Кампучии. Материал послали на согласование в соответствующий сектор ЦК. Я по телефону связался с референтом. Внося его правки в очерк, выслушивая его пояснения, комментарии, я вынес убеждение, что он знает там не только каждую деревню, но и каждую вторую кумушку и каждого третьего раздолбая в тех деревнях.

В ведущих отраслях экономики было много профессионалов. В том числе и на должностях республиканского, всесоюзного ранга. Туда попадали люди, прошедшие все производственные ступени. Мастер цеха, начальник участка, начальник цеха, начальник производства, директор завода. Потом кого-то из них забирали в ЦК — инструктором в отраслевой отдел. Он кое-что терял: ведь директор — царь и бог в своих владениях, а то и в своем городе. Но инструктор ЦК — стартовая площадка. Там он знакомился со всей отраслью, вникал в масштабы. Оттуда – уже в руководители главных управлений министерств, в заместители министра, в министры. Вспомним легендарного «атомного министра» Ефима Славского, строителя электростанций и городов. Практически на всех уровнях сидели сведущие люди.

Самое же существенное — за пределами той советской номенклатуры были миллионы инженеров и техников, научных сотрудников, специалистов среднего звена, которые знали свое дело досконально, поскольку талантливы, и других увлекательных и достойных занятий, кроме работы, нет. Просто система, в которой они жили, не имела будущего, губила сама себя.

СССР рухнул – и все перевернулось и усугубилось. Вместо светлого капиталистического сегодня на руинах страны возникло царство энергичных прихватизаторов и просто троечников. Рухнуло какое-никакое диалектическое равновесие между государственно-идеологическим режимом и гуманитарной, научно-технической интеллигенцией. Все одинаково и удручающе. Практически повсюду, от идеологии и политики до хозяйственно-экономической и научно-технической деятельности правят бал те самые советские институтские троечники и дети тех троечников. Кому в партократическом СССР могло в страшном сне присниться, что руководителем Военно-промышленного комплекса страны (ВПК!), а затем Роскосмоса, поставят  выходца из комитета молодежных организаций СССР, что директором института ядерной физики назначат бывшего директора табачной фабрики, а руководителем легендарного ракетного завода – человека, который в исчезнувшей без следа какой-то некоммерческой автономной организации защитил докторскую диссертацию по… ипотеке. И т.д. и т.п.

Помнится, гораздо раньше, в 2007 году, четыре министра, и доныне всем известные персоны, считающиеся корифеями экономической мысли и дела, всерьез спорили, влияет ли рост тарифов на инфляцию. (?) Потом один из них поехал в Америку на собрание Международного валютного фонда и Всемирного банка, и там озадачил журналистов утверждением: «Курс доллара США продолжает падать. Это означает, что население не будет выходить из рублей, и это сдержит инфляцию». Кстати, еще раньше, он же порадовал россиян прогнозом: к 2025 году мы достигнем уровня жизни Франции 2003 года. Интересно, как жила Франция 18 лет назад?

Повторю, эти бывшие министры и поныне занимают крупные должности,  считаются корифеями. И так – во всех отраслях. Например, кто-то же придумал, что сейчас, в 2022 году, за качество семян растений и за качество оплодотворения сельскохозяйственных животных должно отвечать… министерство науки и высшего образования.

О гуманитарной, политической сфере и говорить не будем – достаточно почитать публичные выказывания некоторых деятелей.

После опустошительной, разрушительной для народного хозяйства войны 1941-1945 годов СССР не только быстро восстановился, но и через 15 лет (!) стал первой космической державой, запустив первый спутник Земли и выведя на орбиту Земли первый космический корабль с человеком на борту.

Российскому капитализму – 30 лет. Он пришел не на пустое место — основан пусть и на устарелой, но мощной производственной базе СССР. Через 30 лет, в первом квартале 2021 года, имели доходы ниже прожиточного минимума, то есть жили почти в нищете — 21,1 миллиона россиян. Потом «прожиточный минимум» отменили, стали считать по новой методике, и число бедных-нищих «снизилось» до 16 миллионов.

 Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото Анастасии Федоренко