С «низовой» коррупцией борьба ведется достаточно успешно, а большие деньги зачастую выводятся безнаказанно

На этот, казалось бы, парадоксальный аспект российской борьбы с коррупцией указал председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов в ходе пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией, который отмечается 9 декабря.

деньги мошенники Коллаж «Московской правды»

Как отметил Кирилл Кабанов, если коррупцию оценивать как криминальное явление, то в этом году, по статистике МВД, есть небольшой «плюс» по уголовным делам, связанным с коррупцией (в основном это получение взятки или попытка дачи взятки):

«Это уголовные дела с низким финансовым коэффициентом (т. е. там фигурируют небольшие суммы – до 50 тыс. рублей). По ним проходят, как правило, мелкие чиновники и сами «низовые» правоохранители. Это то, что называется «низовой» коррупцией, и она дает этот небольшой «плюс». Если же оценивать коррупцию не просто как криминальное явление, а как часть теневого рынка, часть теневой экономики, то мы не говорим о ее приросте или резких скачках вниз: здесь уменьшение есть. Есть отрасли, где, по мнению экспертов, коррупционные риски минимизированы, но есть и отрасли, где эти риски остаются высокими. Например, высокими эти риски остались в области IT: там система оценки результатов, система формирования госзаказа непрозрачные. Там до сих пор эту проблему решить не удалось, хотя потери там могут составлять до 70% от всех затрат по некоторым контрактам. Мы знаем примеры, когда по некоторым контрактам до 90% всех средств выводилось. Кроме этого, в этой отрасли есть проекты, которые являются спорными по своей целесообразности, то есть непонятно, почему тратятся деньги, зачем нужны эти траты, насколько они обоснованы. Здесь ярким примером является недавняя история с электронными паспортами: история была раскручена, миллиарды были истрачены, а потом ее решили просто пока отложить».

Во всех этих ситуациях, по его словам, очень важным аспектом является отсутствие наказания:

«Если тот или иной госзаказ не выполнен или выполнен некачественно, крайне редко задается вопрос о том, кто в этом виноват. Вроде бы деньги истрачены… А почему этот проект вообще возник и насколько он вообще был целесообразен, за это никто ответственности не несет. И многие руководители, кстати, этим пользуются и заявляют: «А вы знаете, мы в «айтишной» сфере не разбираемся. Нам рекомендовали эту историю, мы посмотрели, вроде бы все нормально».

Поэтому сфера IT по коррупционным рискам, как сообщил Кирилл Кабанов, сейчас находится на первом месте. За ней, по его словам, второе место продолжает держать ЖКХ:

«Мы с вами видим, что регулярно появляются сообщения об уголовных делах, возбужденных в отношении чиновников из этой сферы. ЖКХ всегда находится в сфере высокого коррупционного риска, и сколько ни пытались с ней бороться, ситуацию переломить пока не удалось».

Далее, как заявил председатель Национального антикоррупционного комитета, идет отрасль государственного оборонзаказа (по его словам, на этом «почетном» месте она оказалась во многом благодаря проведению СВО):

«Это отрасль нуждается в достаточно серьезной проверке, и насколько я знаю, такая проверка уже началась. Но мы же все понимаем, что ее выводы, скорее всего, пока будут закрыты».

После тройки лидеров по коррупционным рискам Кирилл Кабанов отметил также сферу организации миграционной политики:

«За последние три месяца заведено несколько уголовных дел по чиновникам, которые регулировали этот процесс. Эта сфера тоже относится к достаточно коррупционноемким: от момента выдачи разрешений, различных документов, сдачи экзаменов — до получения гражданства. То есть организована целая устойчивая преступная группа, в которую входят чиновники. Сейчас уже есть определенное решение по ужесточению мер контроля в этой сфере, хотя пока реализацию этих мер мы не видим».

Не менее проблемной сферой являются, по словам Кирилла Кабанова, большие проекты по социальной инфраструктуре:

«Это не только больницы, поликлиники… Это и социальное жилье для инвалидов, для ветеранов, для детей-сирот. Коэффициенты коррупционного риска здесь остаются достаточно высокими».

Коренным образом изменить ситуацию в лучшую сторону, по мнению Кирилла Кабанова, может только ужесточение уголовной ответственности:

«Я считаю, что коррупция – это государственная измена: по сути, по содержанию и по последствиям. Почему у нас для военнослужащих, изменивших присяге, предусмотрено самое жесткое наказание, а чиновник чем от них отличается? У нас есть целый ряд видов государственных служб (муниципальных, региональных), которые тоже подписывают присягу и контракты. А о тяжести последствий коррупционной деятельности чиновников и говорить нечего: например, коррупция в той же социальной сфере напрямую связана со здоровьем граждан, продолжительностью их жизни».

Но у темы ужесточения уголовной ответственности (в идеале – вплоть до высшей меры, как в Китае. — С. И.) тоже есть парадоксальный аспект, который необходимо заранее просчитывать: в Китае, по словам Кирилла Кабанова, количество коррупционных преступлений, за которые предусмотрена высшая мера наказания, не уменьшается. Зато расценки за такие услуги выросли в разы, так как коррумпированные чиновники заранее закладывают в цену свои риски.

Сергей Ишков.

Коллаж «Московской правды»

деньги мошенники Коллаж «Московской правды»
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Викторович
Викторович
1 месяц назад

Любая «низовая» коррупция прямо или косвенно стимулируется «сверху» с помощью создания бюрократических барьеров

Юлия
Юлия
1 месяц назад

Тема коррупции обсуждается часто, но ничего не меняется. У высокопоставленных чиновников и так зарплата немаленькая, но все равно воруют.

Виктория
Виктория
1 месяц назад

Лучше бы, конечно, если бы все было наоборот. Хотя и низовую коррупцию тоже очень нужно уничтожать под корень. Надеюсь, скоро и с выводом больших денег разберутся. 

3
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x