Скважин всё больше, а нефти меньше

Этот парадокс в ходе пресс-конференции в ОСН заслуженный экономист России Сергей Калашников объяснил экстенсивным путем развития российской нефтяной промышленности и значительным сокращением рынков сбыта.

нефть, завод, фото Андрея Любимова /Агентство «Москва»

По итогам 2022 года российские нефтяные компании пробурили скважин на рекордную за последние 10 лет глубину – 28 тысяч километров. Суммарное количество нефтяных скважин за последний год при этом увеличилось на 7% и превысило отметку в 7 800 штук. Однако в то же время вице-премьер Александр Новак заявил, что Россия планирует сократить ежесуточную добычу нефти в стране на 500 тыс. баррелей в марте 2023 года.

Объясняя, в чем заключается особенность экстенсивного пути развития отечественной нефтяной промышленности, Сергей Калашников отметил:

«Нам проще пробурить новую скважину, чем добиваться полного использования ресурсов старой. Эта проблема у нас существует еще с советских времен. Вся технология добычи не совершенствовалась все последние десятилетия. Между тем, большинство других стран идет по пути максимального использования ресурсов скважин».

У экстенсивного пути развития экономики, по словам Сергея Калашникова, есть своя психология:

«Когда развитие идет не за счет улучшения качества, а за счет расширения охвата и увеличения количества. Сливки сняли, ушли, сливки сняли, ушли… К тому же, пробурить новую скважину и обустроить ее относительно недорого. Но большой проблемой является реанимация законсервированных скважин. Вот мы сейчас сокращаем добычу нефти, консервируем какое-то количество скважин, но когда встанет вопрос об их расконсервировании, то это, как правило, связано и с рисками, и с определенными, довольно значительными затратами. А с рисками это связано таким образом: вот мы заглушили скважину, а нефть – это жидкость, и она под давлением начинает уходить в другие пласты, в другие точки. Когда мы скважину расконсервируем (что очень дорого), может оказаться, что там уже и нефти нет. Вот это довольно большая проблема».

Недавнее заявление вице-премьера Александра Новака о том, что уже в марте 2023 года Россия планирует сократить ежесуточную добычу нефти в стране на 500 тыс. баррелей, Сергей Калашников связывает с тем, что «нам просто некому продавать свою нефть»:

«Это заявление вызвано объективной ситуацией. Оно объясняется тем, что сократились рынки сбыта нефти для нас. Из-за санкций мы ограничены в количестве покупателей. И даже очень сильно демпингуя, мы, к сожалению, не можем продать всю имеющуюся у нас нефть».

В этой непростой ситуации, по мнению экономиста, остается надеяться только на общий рост потребления нефти:

«Экономика Китая и многих других стран сейчас поднимается. Все начинают использовать больше нефти. Плюс тревожное состояние мира заставляет многие страны закупать дополнительные ресурсы про запас».

Хотя сейчас, как отметил Сергей Калашников, Россия все равно продает нефти где-то на 30% меньше, чем могла бы. Это, безусловно, негативно скажется на нашей экономике, но не настолько критично, как изначально предполагали на Западе.

Сергей Ишков.

Фото Андрея Любимова /агентство «Москва»

нефть, завод, фото Андрея Любимова /Агентство «Москва»
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Стас
Стас
1 год назад

Теперь понятно почему у нас в бюджете будет дефицит. Нужно искать новые направления в экономике и развивать их.

Никита
Никита
1 год назад

Просто договора на бурение и строительство скважин уже заключены, а ограничения появились сейчас. Некоторые скважины будут консервировать.

Инна
Инна
1 год назад

Нефть ресурс такой, все равно она начинает понемногу истощаться, но запасов еще много, не все даже изучены. 

3
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x