Непорочно клонированный мир

Умер ученый, клонировавший овечку Долли. Сама она умерла давно. Информационный повод побудил к журналистскому расследованию феномена под названием «клонирование». Феномен оказался в том, что это скорее мем, чем научное открытие.

овечка

Кто придумал термин «клонирование», выяснить вряд ли возможно. Интернет клонировал авторство Джона Холдейна. Именно он впервые употребил этот термин в 1963 году.

Было бы странно, если бы автором сукцессирующей последовательности букв оказался не британец. Распределенный формат был всегда в виде слухов, притч, баллад и анекдотов. Технология «оранжевой революции» в форме восстания Стеньки Разина стала возможной благодаря достаточному уровню грамотности. Древняя социальная сеть возникла давно на стенах храмов Великого Новгорода.

Автором явления оказался тот, кто запустил мем «блокчейн». Мем «клонирование» связался с мемом «Овечка Долли». Они клонируются в связке.

Слава Интернету: «Самым первым клонированным животным за всю историю считается морской еж. Произошло это в далеком 1880 году, а автором разработки является немецкий биолог Ханс Дриш». И это понятно, до девятнадцатого века включительно глобальная наука была германской и ее международным языком был немецкий.

Авторство и происхождение идентифицируется по степени клонирования. Принцип усиления Тимофеева-Ресовского работает далеко за пределами своего происхождения в эволюционной генетике.

Эволюционная генетика накопила много фактов сукцессирования клонированных мемов без связи с их семантикой и последствиями для организма хозяина, в котором они находят пристанище. На уровне человека понятно, что это тоже вариант зомби-паразитизма, когда поселившийся в сознании сожитель принимается им управлять в своих интересах.

Евгений Водолазкин со ссылкой на Иосифа Бродского назвал человека инструментом языка.

Исследование эволюции клонирования на публичном информационном поле не может дойти до исчерпывающего завершения из-за клонирования с мутациями и анастомозами множественных треков.

Нашлась некая Мария, которая три года назад клонировала свою любимую кошечку Маркизу.

Подобранная на улице Маркиза прожила в семье Марии семнадцать лет и умерла от онкологии. Ветеринары по просьбе Марии отрезали кусочек ушка и отправили биоматериал на клонирование в США. С первого раза не получилось. После второго раза курьер привез в переноске трехмесячного котенка. По облику точь-в-точь Маркиза, характер другой. Генетический анализ на родство с Маркизой не проводили. Мария верит в клонирование и непорочное зачатие. Заплатила за него относительно немного – десять тысяч долларов.

Новая Мария девой не была, жила себе с мужем и кошкой. Да и без мужа камнями бы не побили за ребенка вне брака, это в древнем Израиле нравы были крутые. Мы же цивилизованные люди. Современные непорочные девы остаются без зачатия, на мой взгляд, зачастую по причине стервозности и потому транслируют материнские и иногда даже супружеские чувства на домашних питомцев, что плохо из-за различий в биологии разных отрядов млекопитающих.

Мода на всяческие генетические штучки типа клонирования опять растет. От науки это не зависит.

«Сейчас клонированы лошади, особенно скаковые лошади, клонированы собаки и кошки, клонированы коровы. То есть в принципе много всяких животных, которые клонированы. Сложно придумать такой вид, который не клонирован. Уже есть верблюды, овцы, лошади, кошки, собаки – вот кого вы вспомните, и кого точно уже клонировали», – сказал директор Объединенного центра генетических технологий Белгородского государственного национального исследовательского университета Алексей Дейкин в эфире «Вести-FM».

Цит. по https://smotrim.ru/audio/2725504?ysclid=lmwtqs8nwu835671673

Это была программа «Научный факт» Руслана Быстрова 22 сентября 2023 года. Авторы программы зацепились за информационный повод смерти создателя клонированной овечки Долли.

Естественно, трепет журналистской души провоцирует соблазнительно скользкий вопрос клонирования человека. И вот тут случился облом журналистского хайпа, когда ведущий поинтересовался мнением профессионального генетика.

Заведующий лабораторией Института молекулярной генетики РАН Константин Северинов сообщил по данному поводу следующее: «С точки зрения биологии и всего остального человек является таким же млекопитающим, как и все остальные. Поэтому сама по себе процедура технологическая в общем будет такая же. … Сама по себе эта процедура абсолютно бессмысленна. Если вы клонируете животное, там есть смысл, потому что у этого животного есть какие-то выдающиеся качества. … В случае человека мы определяемся не только генами, но и окружающей средой в значительной степени. Поэтому если вдруг вы решите клонировать какого-нибудь политического лидера, то клон не будет являться личностной копией того, кого вы клонируете».

Конец цитаты.

Скучный человек Северинов. Какой-то излишне правильный. А вот писатель Владимир Сорокин развил ту же идею кабальной зависимости человека от социальной среды в либретто к опере «Дети Розенталя» композитора Леонида Десятникова по заказу Большого театра. Премьера состоялась в 2005 году. Сорокин рассказывает о судьбе клонов или дублей великих композиторов – Вагнера, Верди, Мусоргского, Чайковского, Моцарта, созданных Алексом Розенталем. Ученый бежал из нацистской Германии в СССР. К концу оперы все клоны умерли от крысиного яда, кроме Моцарта. Он выжил, потому что его оригинал был отравлен ртутью и получил иммунитет.

«Депутаты Госдумы, посмотрев репетицию «Детей Розенталя», решили уволить руководство Большого театра, предварительно проверив главную сцену страны при помощи аудиторов Счетной палаты», – написала «Газета.ru».

Мы имеем право не знать подоплеки таких событий вокруг генетической тематики клонирования, суррогатного материнства, экстракорпорального оплодотворения. В творчестве Владимира Сорокина мы не увидели ничего предосудительного, кроме, может быть, обостренного чувства реальности, на основе которого он создавал свои фантазии. По событиям в Думе было слишком заметно, что депутатов используют втемную в чужой игре и участвовать в этом действе они не хотели. В Думе распространили распечатку либретто оперы «Дети Розенталя», и его никто не брал в руки. Такая ситуация повторялась в палате несколько раз по разным поводам из серии PR-продуктов Бориса Березовского. Но тут он был ни при чем.

Интересно было бы сравнить стоимость тиражирования документов в парламенте с соотношением масштаба клонирования и эффективности использования клонов.

Мы прочитали либретто и увидели в нем признаки гениальности сочинителя. Что бы ни говорили по теме клонирования, подсознательно суть сводится к спору мечтателей о воспроизводстве гениальности и тех, у кого любой талант вызывает обострение профессиональной ревности. Вторых больше, чем первых, и они успешно переводят разговор на частности, добавляют специй по вкусу и клонируют из них пугалки. Человечество хочет клонировать гениальность и убирает авторов, не требующих клонирования.

За прошедшие два десятка лет люди и депутаты стали умнее, поэтому мракобесие концентрировалось и приобрело другие формы. Исходя из известного нам, само появление научной программы на ВГТРК имеет признаки идеологического прорыва. Еще один прорыв, на мой взгляд, состоит в замене неформального лидера в генетике Михаила Гельфанда на Константина Северинова. Задача первого состояла в дискредитации отечественной науки для защиты от нее презумпций глобализующей англосаксонской науки. Одна их этих презумпций состоит в ортодоксальном редукционизме с полным запретом на холизм и нематериальные сущности. Такого не было даже в прошлом веке на пике марксистско-ленинской борьбы с вейсманизмом-морганизмом мухолюбов-человеконенавистников.

Далекие от нас сегодняшних эволюции человеческой мысли описаны в монографии историка генетики Василия Бабкова «Заря генетики человека». В редукционистской модели ортодоксального менделизма не предусмотрены системные эффекты и соответственно никаких проблем с клонированием человека нет и быть не может.

Фигура Северинова представляется разумным выбором. Он остался в генетике, сохранил определенную независимость от условностей научной среды и не приобрел деструктивный настрой, как подавляющее большинство генетиков в мире.

Это результат хронической войны с эволюционной генетикой. Традицию на короткое время прервал Тимофеев-Ресовский, пропагандируя на Западе достижения отечественных генетиков и эволюционистов. Тамошние коллеги были увлечены и очарованы. Тимофеев-Ресовский невольно сыграл роль реформатора науки. В России его оклеветали «фашист, ставил опыты на людях» и отправили на изоляцию в шарашку Миассово. Там он под контролем НКВД создал науку радиоэкологию. Возмущенное русским следом западное болото выстрелило пучком нобелевских премий за генетические достижения и успокоилось. Эволюционная генетика вернулась под преследование и оно приобрело системный характер. Из всех ассоциаций с именем великого ученого клонируется мем «фашист, ставил опыты на людях». Без скидок в оценках придется констатировать закон журналистской природы. Когда за дело берутся акулы пера и повелители компьютерных мышей с прочими ментальными насекомыми, клонируется формат истории с оперой «Дети Розенталя». Слишком много посторонних интересов у людей, не обремененных конкретными знаниями.

Запрос общества направлен именно на знания, построенные на основе опыта с помощью логического вывода. Именно логического, а не риторического. Жертвы гуманитарного образования об этом ничего не знают.

Глобализующая журналистика строится на основе презумпции, что любой человек без профильного высшего профессионального образования может писать обо всем. Достаточно улавливать маргинальные мейнстримы и творить из них журналистский хайп про гены гениальности и преступности, редактирование генома и клонирование людей.

Ортодоксальный генетик Владимир Эфроимсон описал пять признаков гениальности и они такие, что не захочешь гениальности. И это не гены, а корреляции. Эфроимсон стал популярен в народе и вызвал отторжение статусной науки. Так же было с Львом Гумилёвым и Вигеном Геодакяном.

Что начнут повторять друг за другом люди уже завтра, никто предсказать не может. Желающие предсказывать, конечно, есть, только получается у них не прогноз, а словесно-графическое оформление неосознанных ожиданий. Бывает и так, что будущее развивается по схеме человеческих ожиданий. Например, между странами развернулось соревнование в строительстве суперкомпьютеров. Чем больше мощность вычислений, тем выше престиж страны.

Журналисты гонят волну хайпа и не обращают внимания на такие мелочи, как критическое отставание способности программировать от роста мощности вычислений. Потому что человеческий мозг все равно мощнее и программируется он клонированными мемами.

Добавляет престижа или, как минимум, пиара информация с употреблением слов искусственный интеллект, блокчейн, иммерсивнная журналистика, инфлюэнсеры, виральность, мисинформация, клонирование и других, подобранных по принципу «звучание и восприятие сильнее семантики, точности и понимания».

Мода – девушка бывалая, своенравная и коварная. Может отнять смысл жизни или вызвать отторжение. Одно время были в моде такие духи, которыми женщины распугивали мужчин, а им нравилось. Теперь в моде правительства, которые распугивают народ, и почему-то всем нравится движуха из «Дневников Йона Тихого».

Есть такой пример научной концепции «Какосфера», она не оставляет человечеству права на развитие. Тем не менее, концепция релевантна, и ее никто не опровергает. Хотя это нетрудно в научном плане, народ не поймет, что человеческие системы намного более эффективны с минимально возможным числом элементов – два.

Среди девочек-подростков и молодых женщин хронически распространена мода на похудание. Она приносит необратимые вредные последствия. Аналогично влияет на организм человека мода на вегетарианство и тем более веганство. Параллельно другая часть человечества обжирается жареным и сладким, уповая на бодипозитив. Ну и накапливает алиментарные коморбидности. Тоже мода, и опять же вредная.

Перед ковидом некоторое время в литературе существовала мода на описание фактов «Анти-Дарвин». Авторы коллекционировали факты творческого нанесения вреда самому себе. А что ухитряются делать женщины со своим телом, описанию не подлежит. Слишком талантливо в плане разрушительности и крайне неэстетично. Кое-что описала в серии «Акушер-ха» доктор Татьяна Соломатина.

Мода «Анти-Дарвин» подготовила массовое сознание к операции «Пандемия нового коронавируса» и сделала ее проведение возможным. Никакая эпидемия не охватывает всех, и пандемий в истории человечества не было. Разговоры о них тоже мода. В основе моды лежит клонирование жареного и сладкого, причем это вовсе не обязательно факты.

Нет ничего человеческого, что бы прежде ни возникло в дикой природе.

Генетик Раиса Берг работала в новосибирском Академгородке и там описала моду на мутации. Раиса Львовна – дочь эволюциониста, наиболее яркого представителя русского анти-дарвинизма. Национальную моду на анти-дарвинизм заложил Николай Данилевский, посвятивший последние годы жизни последовательному опровержению Чарльза Дарвина.

Биофизик Симон Шноль описал моду в научных экспериментах. Ученые обиделись и не поверили. Существует мода на клонирование мобильных элементов генома с существенным вкладом в эволюцию их носителя. Такая изощренная форма зомби-паразитизма.

Напомним, человек практически рекордсмен по содержанию прыгающих последовательностей в геноме. У нас их половина в метровой ДНК клетки. На гены самой генетической программы отведено всего два сантиметра.

Правительство устроено лучше, хотя и там прыгающих элементов полно, и их влияние на страну критично, судя по думской риторике. В настоящий исторический момент будущее страны и мира может определить не разумное государственное управление, а прыгающие элементы с эффектом зомби-паразитизма. Их называли трикстерами, джокерами, ройтерами, иногда пройдохами, шутами или городскими сумасшедшими. Влиятельная профессия. Отсюда слово – инфлюэнсер.

Мобильные элементы в фенотипе напрямую не отражаются, но влияние их огромно на ход развития. Таким образом, мы живем в мире клонов. Повторить чужое намного проще, чем сотворить свое. Более короткий путь к славе. Информация о том, что кто-то кого-то клонировал, неизменно сукцессирует и придает ее носителям виолентность в социальной среде. Экологии никто не знает, но ее законы работают.

«Научный факт» в эфире «Вести-FM» подтвердил, что люди в среднем умнеют, даже академики с профессорами. На сознание давит вопрос «Зачем?» Историк науки Сергей Багоцкий не понимает, зачем клонировать овцу, если любой уважающий себя баран может сделать сколько угодно ягнят. Константин Северинов считает, что клонирование человека возможно, но дорого и не слишком этично.

История клонированной овечки по имени Долли обильно описана в Интернете. Мы взяли информацию с сайта:

https://www.livejournal.com/update.bml

Овечка Долли стала первым млекопитающим, клонированным не из эмбриональной, а соматической клетки. Это было очень важно, потому что это показало, что ДНК взрослой клетки, которая была запрограммирована на экспрессию только определенного подмножества ее генов, может быть использована для создания совершенно нового организма.

Статья о сенсационном достижении ученых Эдинбургского университета появилась 27 февраля 1997 года в журнале Nature. Процедура проведена с использованием переноса ядер соматических клеток (SCNT). В одной яйцеклетке удаляется ядро и в нее переносится ядро из другой яйцеклетки. Клетка, используемая в качестве донора для клонирования Долли, была взята из молочной железы шестилетней овцы из Финн-Дорсета. Неоплодотворенное яйцо было взято у шотландской чернолицей овцы. Из 277 оплодотворенных яйцеклеток развилось 29 ранних эмбрионов. Они были имплантированы 13 суррогатным матерям. Только одна беременность закончилась полным сроком, в результате чего 5 июля 1996 года родилась Долли.

Тот же источник сообщает, что за десять лет до Долли родилась клонированная мышь Маша. В 1987 году группа советских ученых из Института биологической физики в Пущино и НИИ физиологии, биохимии и питания сельскохозяйственных животных клонировала мышь-альбиноса, пересадив ядро эмбриональной клетки в неоплодотворенную клетку. Клона назвали Маша. Статья была опубликована в 1987 году в журнале «Биофизика».

К этой истории у нас есть особый интерес. Среди авторов были известные люди с весомым вкладом в науку и ее популяризацию. В частности, Борис Вепринцев, разработавший на примере Пущино экологическую модель охраны окружающей среды. Фамилия в информации о мыши Маше указана с ошибкой. Вепринцев был широко известен пластинками с записями голосов птиц в природе.

Понятно, Эдинбург круче Пущино. Чтобы придать приоритет Шотландии, раскрутили PR-проект с упором на то, что Долли была клонирована из соматической клетки. С той же целью процедуру дублирования назвали клонированием. Результат с получением из трех сотен попыток одного животного с пересаженным ядром на клонирование похож мало.

Согласно модели эволюциониста из США Верна Гранта, существует три типа популяций с разной степенью приспособленности к конкретным условиям существования. Специализированные формы обладают низким запасом изменчивости и генной нагрузки признаков по Сергею Гершензону. У них меньше объем ДНК в клетке и число хромосом в наборе. Они допускают тесный инбридинг без побочных эффектов. Пополнение популяционной численности может происходить за счет гиногенеза (партеногенеза) и клонирования, как у серебряного карася и скальной ящерицы. Или вегетативного размножения по типу картофеля.

У человека в геноме половина ДНК составлена из мобильных элементов, создающих феерические последствия как при отдаленной гибридизации при увеличением брачного расстояния с порождением разных формам гибридного дизгенеза, так и при инбридинге. Из примерно метра ДНК человеческой клетки только два сантиметра что-то кодируют в фенотипе. Мы содержим в среднем по семь летальных эквивалентов и в гомозиготном состоянии можем семь раз умереть. Мало того, с возрастом фертильной женщины от первой менструации до климакса мутации накапливаются в ускоренном порядке.

Время является мутагенным фактором сильнее радиации и вирусов, которые портят ДНК настолько сильно, что зародыш элиминируется.

Уникальные особенности лабильной генетической конституции человека являются приспособлением к непредсказуемой среде обитания. Причем не столько природно-климатической, сколько социальной. Непредсказуемость вспыхивает иногда пожаром по принципу положительной обратной связи.

При специализации клеток в ткани столь огромный генетический груз не только не нужен, но и мешает. Соответственно при морфогенезе идут те же процессы необратимой редукции, как и в филогенезе при приспособлении к конкретным экологическим условиям. Происходит гетехроматинизация (инактивация) и диминуция хроматина. Эритроциты, например, вообще утрачивают ядро.

Близнецовый метод показывает огромное влияние наследственности. Даже выросшие раздельно однояйцовые близнецы очень похожи в облике, характере, предпочтениях и поведении. Трудно сказать, чего здесь больше – прямого влияния наследственности или врожденного влияния на социальную среду и ее выбор. Потому что при прочих равных условиях генетическую конституцию определяет все же среда, выбор профессии или образа жизни. Двигательная и эмоциональная депривация в детстве меняет содержание ДНК и структуру мозга.

Однако и это не объясняет, такой, например, факт, как случай разной половой ориентации Стива Хорвата и его близнеца-гомосексуалиста. Стив стал изучать метилирование ДНК и связи не нашел, но обнаружил возрастные изменения, которые позволяют по капле крови, слюны или спермы определить возраст человека.

Об этом рассказал нам заведующий лабораторией экологической генетики ИОГен Александр Рубанович. По его словам, метод клонирования сейчас не очень популярен, больше в моде CRISP-редактирование генома.

Количественная генетика Льва Животовского на основе кластерного анализа показывает, что наследуются рост, вес, длина крупных костей в скелете, возрастная манифестация наследуемых форм шизофрении.

Однако эпигенетическое влияние социальной среды, особенно во время кризиса (макроэволюционного режима катастрофы), может быть определяющим. Преимущество получает генетический мусор, а люди с выдающимися задатками маргинализуются и в лучшем случае пополняют страту прекариата без семьи, постоянной занятости и места жительства. Получается как раз по Сорокину.

По этой причине возможности науки получить из соматической клетки полноценный организм являются не достижением ученых, а следствием эволюционного состояния вида.

У человека клонирование из ядра соматической клетки не представляется возможным.

Клоны (дубли) получаются естественным путем в виде однояйцовых близнецов, когда зигота после первого деления дает начало двум зародышам. Но это дублирование не того, что кому-то захотелось, а что получилось. Клонируются зародыши при ЭКО для надежности. Качество детей может снижаться от этого.

Имеется в виду, конечно, дублирование. Что касается «клонов» людей с единообразным мышлением, их создают СМИ под управлением государственного Агентства США для глобальных медиа. В России это, прежде всего, телевизор. Наш вывод не шутка и не метафора, телевизор стал фактором генетической инженерии благодаря неустойчивости генетической конституции человека.

Почему-то тотальное вранье считается этичным, а ГМО, экстракорпоральное оплодотворение и суррогатное материнство – нет. Хотя преступная торговля детьми тоже стала политическим бизнесом, и ЭКО с СМ тут ни при чем.

Такое впечатление, что PR-проекты по клонированию в сочетании с фантазийной биоэтикой нужны для отвлечения общественного внимания от настоящих проблем. Дилетанты с надежным общественно-политическим положением публично рассуждают о том, что, может быть, как-то вдруг может случиться.

Когда говорят о клонировании, наверно, все-таки следует различать намерение воспроизводить уникальность и гениальность или создавать армию по типу солдат Урфина Джюса, при смене политического режима трансформируемых в садовников.

С воспроизводством уникальных людей высокой общественной полезности в России проблем нет. Чтобы их сохранить, следует на уровне административного управления остановить центрифугальный отбор в пользу генетического мусора. В частности, в статусной науке закрыть лазейки для профессиональной ревности, в том числе в виде слепого рецензирования. Обязать публиковать статьи быстро и не создавать соблазна воровать идеи рецензентами и сотрудниками редакций.

Человечество для развития нуждается в государственной кадровой политике по модели, выстроенной для избирательной системы России.

Сейчас коммерческие услуги клонирования по заказу предоставляют в трех странах – США, Китай, Южная Корея. Стоимость до ста тысяч долларов. Больше всего зарабатывает на клонировании верблюдов для арабских стран Южная Корея, там и цены выше. Это конечно не клонирование, а дублирование, однако магическое слово работает.

Сюжет о клонировании «Вести-FM» оказался настолько популярным, что его выдавали в эфир десяток раз. В любом случае мы благодарны ВГТРК за возрождение научпопа в эфире.

Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА.

Изображение сгенерировано нейросетью Кандинский.

овечка
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x