Вы здесь
Главная > НОВЫЙ ВЗГЛЯД > ВАЖНЫЙ ПОРТРЕТ ВНЕ ИНТЕРЬЕРА

ВАЖНЫЙ ПОРТРЕТ ВНЕ ИНТЕРЬЕРА

Перед выступлением президента РФ Владимира Путина на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей глава (РСПП) Александр Шохин провел церемонию награждения: победителем Всероссийского конкурса деловой журналистики по итогам 2016 года стал ведущий Евгений ДОДОЛЕВ за цикл передач проекта «Важная персона» (канал «Москва 24»). Говорим с ним о профессии и карьере.

I. «Честь выше прибыли»
— Евгений Юрьевич, в телевизионном репортаже со съезда РСПП вы сказали, что награда стала для вас неожиданной…
— Не совсем так. То есть совсем не так. Я отметил лишь, что мое чувство благодарности за премию имени Вольского «Честь выше прибыли» соизмеримо разве что с чувством изумления, вызванного выбором руководства.
— ?!
— Ну, «Честь выше прибыли» – это прямо про меня на все сто, без ложной скромности скажу, однако я никогда не был единомышленником первого президента РСПП (А. И. Вольского. — Ред.) и не считаю, что программа «Важная персона» относится к жанру деловой журналистики. Мои собеседники в рамках этого проекта — политики, чиновники и влиятельные деятели культуры типа Никиты Михалкова или Карена Шахназарова и крайне редко — бизнесмены и олигархи.
К деловой журналистике я имел отношение, но много раньше, когда возглавлял деловые издания и, будучи главредом еженедельника «Компания», курировал награждения званиями «Менеджер года» и «Компания года». Уже тогда я знал, что награды порой носят коммерческий характер, а потому скептически отношусь ко всяким премиям и званиям. Раздача титулов и знаков отличия часто зависит от личных пристрастий или является результатом разного рода компромиссов, бартеров или сделок. Если бы не это, то в прошлом году академики ТЭФИ лучшим интервьюером признали бы не Владимира Владимировича Познера с его одноименным проектом, а кого-либо другого из тройки соискателей — Юлию Владимировну Меньшову с ее шоу «Наедине со всеми» или Владимира Рудольфовича Соловьева, снявшего «Миропорядок».
II. Плохая «Компания»
— Вы упомянули журнал «Компания», что вам известно о скандале с шантажом?
— Ну, в целом это давняя медийная практика, родоначальниками которой можно отчасти считать бойцов из пресловутого УЖК имени товарища Гусинского («уникальный журналистский коллектив» НТВ. — Ред.). Многие (прежде всего именно деловые) СМИ занимаются подобным бизнесом. Я — в бытность главным редактором «Компании» — запрещал «вести переговоры» такого рода от имени издания.
Именно поэтому крупные компании (через пару солидных пиар-контор) превентивно оплачивали так называемые «блоки». Причем «блок» ставился не просто на публикацию компромата, а вообще на упоминание структуры. Это делалось на всякий случай, чтобы не заморачиваться с деталями.
«Аэрофлот», например, стабильно тратил немалые деньги на фильтрацию информации по всему медиарынку; по моим оценкам, где-то около 3–5 миллионов долларов в год. Меня всегда удивлял масштаб этих затрат: на эти средства крупнейший авиаперевозчик мог строить больницы или приюты, спасать обреченных на муки больных детей и стариков и тем самым зарабатывать себе репутацию солидного благотворителя, но нет, пиарщики «Аэрофлота» предпочитали (не знаю, как сейчас) тратиться на журналистов, вернее на затыкание их ртов.
В ту пору пресс-службу возглавляла Ирина Данненберг, после ухода из издательского бизнеса за ситуацией не слежу, единственное что — приглашал к себе в программу «Правда-24» Леонида Якубовича, когда легендарный телекумир вступил в конфликт с «Аэрофлотом» и слова ему никто — по понятным причинам — не дал.
III. Не рейтингом единым
— Странно, что бизнесмены готовы тратить деньги на издания, которые широкая публика не читает. Сколько же тогда платят за «блоки» тиражным рекордсменам, таким как «Комсомольская правда»?!
— Здесь вот какое дело. Зависит все не столько от количества, сколько от позиционирования.
Та же «Важная персона», которая выходит на городском канале «Москва 24», больше известна в «медийке», чем мой же «Семейный альбом» («Россия 1». – Ред.), шоубизовский формат, аудитория которого в десятки раз больше.
Да, да, не удивляйтесь. В газетном деле такой же расклад. Тираж «Гудка» в пять раз масштабнее, чем тираж «Ведомостей», но ни я, ни вы (предполагаю) и никто один из наших знакомых в руках «общефедеральную газету железнодорожников» не держал. Вы когда в последний раз листали журнал «Тещин язык»? Никогда? Я так и думал. А у него тираж в 38 раз «толще», чем у глянца под названием Vogue, хорошо вам известного, не сомневаюсь.
Я всегда говорил, что влиятельным и суперрентабельным может быть листок тиражом в 15 экземпляров, если среди подписчиков будут, скажем, товарищи Путин, Володин, Лавров и несколько любимых женщин могущественных мужчин. И даже стенгазета может предлагать самую дорогую рекламную площадь… если система дистрибуции гарантирует, что висеть она, допустим, будет на стене правильного коридора в помещении на Старой площади.
— То есть речь о качестве аудитории?
— Используя эту терминологию, надо понимать, что зритель «народного формата» не хуже, чем потребитель «эстетского ночного проекта», и «Вечерний Ургант» хорош для нас, однако рейтинги Евгения Петросяна Ивану и не снились. Словом, все распределены по своим «полочкам» и потребляют свое. На том же Первом десятки передач более рейтинговых, чем «Ургант», но вот пресловутый «рейтинг цитирования» в «Фейсбуке» у них ниже. Урганта с Малаховым, допустим, даже сравнивать не приходится: в среднем аудитория «Вечернего Урганта» всего около миллиона зрителей, внушительнее лишь по пятницам после «Голоса» — на ТВ это называется lead-in. А «Пусть говорят» уже который год остается рекордсменом, с «долей» в 20–30 %!
— Ситуация с мартовским митингом Навального показала, что для молодых соцсети стали тем самым «зомбоящиком» и заменили подрастающему поколению и газеты, и телевизор. Андрей Лошак даже написал у себя в блоге: «Секрет популярности Навального среди школоты — его канал в Youtube. Если посмотреть аналитику, канал Навального растет быстрее, чем вся первая десятка, включая непобедимого Иван Гая (про «Первый канал» и РТР вообще молчу). Кривляки-видеоблогеры проторили дорогу, сделав Youtube главным источником информации, а Навальный этим умело воспользовался. И никакой телевизор оказался не нужен. Так несистемная оппозиция обманула систему. Система в честном бою за умы молодежи бессильна. Аналитика Youtube это прекрасно демонстрирует». Вы с этим согласны?
— Черчиллю приписывают фразу «Кто в молодости не был либералом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума». По всей видимости, оригинал тезиса принадлежит Ллойду Джорджу, якобы сказавшему: «Молодой человек, не являющийся социалистом, не имеет сердца; старик, оставшийся социалистом, не имеет ума». Молодежь всегда заточена на фронду, но она, как и все в этой жизни, неизбежно состарится. И поумнеет, соответственно.
Про Youtube, помню, писал и сатирик Евгений Шестаков. Он считает, что по масштабу видеохостинг соизмерим с телевидением. Однако в сети популярны исключительно легкие, развлекательные форматы, никакого «смыслообразования» в «интернетах» не найти. А на «большом ТВ», как говаривал товарищ Мао, «цветут все цветы», другое дело, что у нас нет и «смыслосодержащих» телеканалов для молодежи, что объясняется особенностями рекламного рынка.
— То есть телевидение нельзя считать обреченным?
— Я вас умоляю! Точно так же прогнозировали конец радио, театра… Сейчас даже винил «реабилитирован», хотя казалось, что компакт-диски убили «черные пласты» навсегда. Возможно, отрасль переживет реформы и трансформации, но век ТВ не будет так короток, как грезится некоторым социологам. Короток, и это надо признать, век телеведущих. Слава «говорящих голов» мимолетна, это факт. В отличие от поэтов, музыкантов, художников телевизионщики обречены на забвение: песня Цоя «Дети минут» — это и про журналистов тоже.

Пост Евгения Шестакова о ТВ
У меня есть ролик с песней про кота, который посмотрели более 10 миллионов человек, другую мою песню — миллион двести, у моего домашнего любимца «Гитлера» более 8 миллионов. У множества других видео, которые мы делали с Андреем Бочаровым — сотни тысяч просмотров. Первый канал, давай, до свидания. Спящие бабушки и куклы по-прежнему тебя любят. Остальные тебя не помнят. «Цифры для памяти. Николай Картозия (бывший директор праймового вещания НТВ, теперь руководитель канала Пятница) пишет про успех его документалки про Сашу Соколова, показанной на Первом канале: «Фильм о писателе Соколове в эфире Первого канала посмотрели 700 000 человек (самый большой тираж книги Соколова был в 1992-м — 10 000 экземпляров)». Так вот, фильм про «Димона» на «Ютюбе» посмотрели 8 с половиной миллионов раз. Самопальный ролик модного ютюбера Хованского набрал 5 миллионов просмотров за неделю, любой ролик Ивангая смотрят от 5 до 10 миллионов раз, хит месяца — 23 миллиона. Катя Клэпп вчера съела дуриан — миллион. Саша Спилберг, Соня Есьман, распаковщики, рэперы и Версус, летсплееры и просто разные болтуны и болтушки имеют аудиторию больше, чем Первый канал. Просто осознайте уже это, галактеко. Это та действительность, в которой живете если не вы, то точно уж те, кто на 20 лет младше».

Олеся Матвеева.

Добавить комментарий

Loading...
Top