«Хочешь познать мир — читай книги. Хочешь познать себя — напиши свою»

Так и сделала Елизавета Брахт-Тищенко. Елизавета Ивановна — российская волейболистка, родившаяся в Киеве, двукратный серебряный призер Олимпийских игр, четырехкратная чемпионка Европы, 12-кратная  чемпионка России. О волейболе, жизни  в спорте и после него, о личном и общественном, о Карполе, а также о сыне и муже беседуем с «королевой волейбола» после презентации ее книги «Мяч над сеткой».

— Есть ли жизнь после спорта?

— В моем случае моя жизнь – это спорт. Я все время тем или иным образом связана со спортом в разных функциях. Есть ли жизнь после завершения карьеры профессиональной спортсменки? Безусловно, есть, и еще какая! Век профессиональных спортсменов очень короткий, поэтому это время нужно использовать как платформу, трамплин для всей последующей жизни. Это включает в себя все: финансовую составляющую, персональный бренд, славу, признание, достижения и медали, круг знакомств, знание языков и так далее. Все это должно и может служить тем нужным капиталом для развития карьеры после спорта.

— Как вы принимали решение об окончании спортивной карьеры?

— Еще будучи действующей спортсменкой, я всегда задумывалась о том, чем буду заниматься, когда придет время положить волейбольную форму с кроссовками на полку в шкафу. Я сторонница развития карьеры через образование, и мои родители оказали большое влияние на меня в этом плане. Трудно точно предугадать, когда закончится карьера. Влияет множество факторов: выбор тренера, конкуренция в команде, семейное положение, рождение детей или травмы.  В моем случае это были травмы обоих колен, которые мне не оставили выбора. Я продолжала играть до 38 лет, совмещая спорт и работу уже профессионального менеджера, что довольно долго, но не на уровне сборной.

— Если можно – о «главной» травме карьеры.

— У меня нет главной травмы, есть накопившиеся проблемы в обоих коленях, которым в совокупности потребовалось 5 операций. Так называемые «колени прыгуна» с артрозами, разорванными менисками, повреждениями хрящей и связок. Колени у меня болят постоянно,  и с этим мне предстоит жить дальше. Неудачным был тот факт, что я не смогла восстановиться после операций перед Олимпиадой в Афинах в 2004 году. Если бы я была в форме, результат мог бы быть другим. Я являлась ключевым игроком, и меня не хватило.

— Сколько вам понадобилось времени, чтобы начать что-то новое после волейбола?

— Несколько месяцев. Я была избрана в президиум федерации волейбола России в ноябре 2004 года. Это меня подтолкнуло и заставило по-другому смотреть на вещи — с точки зрения управления спортом. Я понимала, что мне не хватало знаний в менеджменте спорта, маркетинге и так далее.

— Кто и как вам помогал в этот период?

— Мой муж, который сразу же поддержал мое решение об учебе в Лондоне и позже в Швейцарии. Помимо этого, я усиленно изучала немецкий язык. В России меня поддержал Валентин Васильевич Жуков, который являлся президентом федерации в то время. Он меня направлял и давал возможность набираться опыта.

— Чем занимаетесь сейчас в плане работы и карьеры?

— В данный момент я являюсь коммерческим и директором по маркетингу в Международной федерации бокса. Я также являюсь техническим делегатом FIVB на международных соревнованиях по волейболу.

— Что послужило поводом для написания книги «Мяч над сеткой»?

— Идея назрела давно. Проживая много лет за границей и рассказывая о себе друзьям и коллегам, я часто слышала, что мне надо написать книгу. Настолько невероятными казались им мои истории и мой опыт жизни в СССР, России, в Японии, Хорватии, работа с Карполем, работа в международных федерациях и другое.

Когда завершился этап моей работы в FIVB, где я проработала 12 лет, я поняла, что я созрела покопаться в себе, своих воспоминаниях, поделиться опытом и попробовать вдохновить. Есть хорошее высказывание: «Хочешь познать мир — читай книги. Хочешь познать себя — напиши свою».

— Кто и как вам помогал в написании книги?

— Перед тем как начать писать книгу, я окончила курсы писательского мастерства, где меня научили, как структурировать книгу, писать синопсис, определять целевую аудиторию, вычленять и доносить главную идею и как писать красиво.

Готовый синопсис с отрывками текста я разослала своим близким друзьям, чтобы понять, будет ли это интересно кому-нибудь. Обратная связь меня очень порадовала и мотивировала на дальнейшее написание рукописи.  В качестве редакторов выступили мои друзья и прекрасные российские журналисты Роман Скворцов и Тарас Тимошенко. Их мнение для меня было очень важным, поскольку оба не просто прекрасно владеют русским языком, но еще и знают спорт, волейбол и меня. Книгу я писала сама, и даже содержание и структура остались в оригинальной форме, придуманные мною.

Тот факт, что на основе синопсиса со мной заключило договор издательство PerformingForward во главе с Линой Барышниковой, тоже здорово подстегивало и мотивировало. Были конкретные сроки сдачи рукописи, поэтому я писала не в стол. Это было очень важно.

— Самая «классная» для читателей глава книги?

— Мне очень хотелось, чтобы книга была интересна не только любителям волейбола, но и широкой аудитории. Я надеюсь, что каждый может найти что-то интересное или доселе неизвестное для себя. Будь это интересные факты о Кубе, где я провела детство, или об особенностях жизни и быта в Японии. Знатоков волейбола заинтересует закулисье жизни женской команды под руководством Карполя и особенности работы с этим тренером. Николаю Васильевичу я посвятила целую главу. Спортивных менеджеров — моя работа в международных спортивных организациях в Швейцарии.

— Для кого и для чего эта книга?

— В первую очередь эта книга для спортсменов. Мне хотелось вдохновить своим опытом и доказать, что голова спортсменам дана не только для того, чтобы шапку носить. Знания можно и нужно приобретать, и что золотая медаль не является ультимативной целью в этой жизни.

Женщины тоже являются моей целевой аудиторией. Мир спортивного менеджмента и бизнеса по-прежнему принадлежит мужчинам. Хотелось бы больше видеть женщин-руководителей. Надеюсь вдохновить своей историей.

Я пыталась с документальной точностью передавать некоторые факты, касающиеся многих событий, которые мне пришлось пережить. Многие из них имеют историческое значение. Я свидетельница эпохи и через мир спорта и волейбола рассказываю об этом. Не упуская деталей быта сборной на заре 90-х, которые сейчас просто шокируют молодежь.

— Полный зал на презентации книги и семь подруг-волейболисток – вы об этом мечтали, когда готовились к публичному представлению своего труда?

— Мы сейчас живем в очень трудное время, и для меня было важно увидеть всех, и та поддержка, которую мне оказали подруги по команде, друзья, родственники, все, кто пришел на презентацию, была очень важна для меня. В свою очередь, своим приездом я тоже продемонстрировала,  насколько мне важен спорт, волейбол и спортсмены, у которых сейчас нет возможности использовать свою право на труд, кроме как в России.

— Если можно – немного о вашем отце, прославленном волейболисте СССР.

— Папа ушел в январе этого года, и для нашей семьи этот огромная потеря. Папа был и остается моей ролевой моделью. Мне жаль, что он не увидел выхода в свет моей книги. Он был прекрасным волейболистом, интеллигентным и образованным человеком и до конца своих дней сохранял невероятную ясность ума в 88 лет.

Он сожалел, что ему не удалось поучаствовать в Олимпиадах, волейбол в программах введут лишь в 1964 году в Токио, и мой папа уже закончит свое выступление за сборную.

Во мне он видел воплощение своих не реализовавшихся целей. Он никогда не заставлял, не вмешивался и не настаивал на моих занятиях волейболом. Направлял и подсказывал. Было важно, чтобы этого хотелось мне, и я получала от этого удовольствие.

— Кто для вас лично Николай Карполь?

— Николай Васильевич – мой тренер. Это человек, который сформировал меня как игрока и как личность. Он создал систему, клуб, бренд, если хотите, частью которого я являюсь. Под этим я подразумеваю не просто возможность научиться играть в волейбол, а систему ценностей, которая передается из поколения в поколение. Эти ценности влияют на твое формирование, воспитание и восприятие жизни в целом.

— Как вам удавалось «терпеть» его крики, ругательства и гиперэмоциональность?

— Я посвятила в своей книге целую главу Николаю Васильевичу, где я постаралась довольно объективно, не прикрашивая, проанализировать свои чувства и опыт работы с ним. Было всякое, и Николай Васильевич действительно очень экспрессивный человек. С такими нелегко, но это тоже часть опыта, которая меня сделала сильнее. Я действительно умею работать под прессингом, и это хороший приобретенный навык.

— Самая памятная встреча с ним после завершения карьеры?

— Когда я познакомила его со своим сыном Александром в Цюрихе в 2013 году. Ему было 4 года, и он сразу же взобрался на колени к Николаю Васильевичу и все время улыбался. Карполь вел себя как ласковый дедушка с внуком. Это было умилительное зрелище,  и у меня сохранилась фотография счастливого сына на коленях у Николая Васильевича.

— Эмоции от первого чемпионства в России и в Европе – чем отличаются, если отличаются?

— Чемпионство в России было закономерным, и у нас практически не было конкурентов. Их и в СССР почти не было, а после распада страны единственным конкурентом являлся клуб ЦСКА.

С Европой сложнее. Мы не очень удачно начали, но взяли золото. Я помню все детали этого чемпионата в 1993 году, и, безусловно, победа была очень значимой.

— Лучший клуб в плане коллектива, в котором вы выступали?

— «Уралочка». Безоговорочно. Там особая атмосфера, подруги, среда, своя культура и, я повторюсь, ценности, которые все уважали.

— Параллельные выступления за «Уралочку» и зарубежные команды – это как вообще? Как договаривались и, главное, как хватало сил?

— У меня был долгосрочный контракт с «Уралочкой», и все решения по трансферу в другие клубы принимал Карполь. Важно понимать, что клуб выживал в 90-х и, отдавая игроков в аренду в зарубежные клубы, Карполь, во-первых, давал возможность зарабатывать игрокам, а во-вторых, на деньги, полученные от трансферов, содержал клуб.

Я играла в Японии два сезона,  и, когда там заканчивался сезон (он там намного короче), возвращалась и продолжала играть за «Уралочку».

Конечно, это было нелегко, потому что через несколько недель по окончании клубного сезона в России начинался сезон сборной. Времени на отдых и залечивание травм почти совсем не оставалось.

— Чем отличается подход к тренировкам и к самой игре в России и в Италии и Японии?

— Отрывок из книги:

«Тренировочный процесс в Японии построен совершенно не так, как у нас. Мы привыкли к двухразовым тренировкам и полноценному отдыху между ними. Там же тренировка рассматривается как труд с нормированным восьмичасовым рабочим днем. Когда мы первый раз пришли на тренировку к 9 утра, вся команда была уже в зале и вовсю тренировалась. Мы подумали, что опоздали, но оказалось, что девочки, обычно молодые, приходят к 8 и отрабатывают технику и элементы, которые у них не получаются. В 9 начинается основная разминка без тренера. И только к 9:30 подходил главный тренер, которого все приветствовали поклоном. С 9:30 до 11:30 мы занимались защитными действиями, отрабатывали прием, блок и так далее. В 11:30 команда переодевалась, не принимая душ, и все шли на обед в столовую, которая располагалась прямо в зале. В столовой помимо нас обедали сотрудники компании, и ланч был довольно скромным, но включал все, что нужно с обязательным рисом и молоком. Последнее удивило, но японцы из-за традиционной диеты, состоящей преимущественно из рыбы и морепродуктов, очень мало потребляют продуктов с кальцием, поэтому молоко и йогурт дают за вредность в школах и на предприятиях. Хлеб японцы почти не едят или едят как самостоятельное блюдо либо в сэндвичах. Пообедав, команда возвращалась на отдых в специальную комнату с татами и столами, где отдыхали сидя, положив голову на стол. Стоило им прилечь или присесть, как они тут же вырубались. Девочки настолько уставали, что когда у них появлялась минутка отдыха, ее использовали по полной программе. В 14:00 девочки начинали готовиться к следующей тренировке, и в 14:30 можно было уже слышать удары мячом — молодые уже были в зале и работали. Чуть позже подтягивались мы со старшими игроками, и начиналась основная тренировка, где мы отрабатывали командные действия и много играли. Эта тренировка длилась до 18:00. Молодые уходили иногда позже, пока их из зала не выгоняли… Мы были абсолютно непривыкшими к такому ритму и тягомотине и сильно уставали от этого. У Карполя все тренировки были очень динамичными и эффективными. Мы тренировались 4–5  часов в день, но отдача была другой. 8–9  часов в зале нас лучше не делали. Тренер Кудзува-сан, тоже это понял, и у нас был свой распорядок, более привычный. Мы тренировались утром и вечером, а обедали, где хотели. Интересно было наблюдать как игроки, у которых что-то не получалось, брали, что называется, измором неподдающийся элемент. Японцы готовы долбить и повторять до тех пор, пока не получится. У них уже не будет сил, им будет тяжело, у них будут ссадины и стертые в кровь руки, но они будут демонстрировать упорство и терпение, а весь коллектив будет за этим наблюдать. Важно не потерять лицо перед коллегами и показать, что ты в состоянии преодолеть себя и это препятствие. У нас все же другой менталитет и подход. Мы готовы отойти, отдохнуть и попробовать еще раз чуть позже».

— Германия, Швейцария, Италия, Хорватия, Япония – что у них общего в плане волейбола?

— В этом и прелесть спорта, в данном случае волейбола. Не важно, где ты играешь. Игра — одна, и языкового барьера не существует. Есть культурные нюансы и особенности подхода к тренировочному процессу, который очень отличается в Японии, например. Отношения игрок — тренер могут различаться. В Европе тренеры относятся к игрокам иначе, уважая личность и индивидуальную свободу игроков, и общение может быть менее формальным. В России и в азиатских странах, как правило, подчинение коллективному всегда превалирует над индивидуальным, и тренер играет роль верховного начальника, требующего подчинения.

— Два серебра Олимпиад – когда вы были ближе к золоту, в Сиднее или Афинах?

— Близость к золоту трудно измерить, разве что количеством пролитых слез и моментами разочарования. Что касается очков в партиях, то в Афинах. Мы вели 2:1 и 23:21. Ближе уже некуда! Всего два очка до золота…

— Вы с 1999 по 2003 год – лучшая нападающая во всех турнирах, в которых принимали участие. Каково это — быть королевой волейбола?

— «Королевой волейбола» — это несколько преувеличено. Я получала награды как лучшая нападающая, исполняя свой фирменный забег с одной ноги за головой у пасующей. Это были очень эффективные атаки, и за них меня болельщики прозвали по-английски queenofslideattack. Поскольку я получала эти награды с завидной регулярностью — почти на всех турнирах, это говорит об определенной стабильности и доверии мне пасующих и тренера. Игроки первого темпа – центральные блокирующие сейчас мало атакуют.

— Директор по маркетингу в Международной федерации волейбола – что конкретно входит в ваши обязанности?

— Я отвечала за маркетинговую стратегию международной федерации, включая развитие бренда, кампании по продвижению всех крупнейших чемпионатов, производство контента для цифровых платформ, визуальное оформление и брендирование и так далее. Работа со спонсорами и продажа спонсорства.

— Сколько вы языков знаете и чем занимались в МОК,  УЕФА и в ФИВБ?

— Я говорю на 6 языках: русский, украинский, английский, немецкий, французский и сербскохорватский.

В МОК я проходила стажировку после получения степени магистра спортивной администрации в Швейцарии. Занималась оценкой деятельности международных федераций, которые хотели бы быть признаны МОК с целью попадания в программу Олимпиады.

В УЕФА я работала в коммерческом отделе и занималась продажами спонсорства и продвижением Евро-2008 и 2012.

Про ФИВБ я говорила выше. Я проработала в этой организации 12 лет и прошла путь от менеджера до директора по маркетингу.

— Технический делегат FIVB – что входило в ваши обязанности?

— Поскольку я больше не работаю в FIVB, я приняла предложение стать официальным техническим представителем на турнирах FIVB. В этом году я работала на Лиге наций и женском чемпионате мира. Эту волонтерскую деятельность я совмещаю со своей основной работой в Международной федерации бокса, где я работаю директором по маркетингу.

Технический делегат является официальным представителем FIVB, так называемым супервайзером, и отвечает за спортивную составляющую соревнований. Основная обязанность — наблюдение за тем, чтобы все проходило в соответствии с правилами игры и регламентом FIVB.

— Есть ли информация о выплате компенсации ВФВ за «отъем» чемпионата мира — 2022, который должен был состояться в России?

— Я такой информацией не владею.

— Если возможно – немного о семье: муж, сын?

— Мой муж Юрген Брахт – немецкий бизнесмен. Мы познакомились 20 лет назад на чемпионате мира в Германии, когда я была еще игроком.

Сыну Александру 13 лет. Он играет серьезно в футбол на позиции вратаря. Он уже довольно высокий, но в волейбол играть отказался. Говорит на четырех языках: французском, немецком, английском и русском. Моя большая гордость и моя золотая медаль.

— Что такое мотивация от Елизаветы Брахт-Тищенко?

— Любовь к себе, к людям, которым ты дорога, и к работе, к делу, которым горишь. Когда хочется быть лучше, расти, самосовершенствоваться, получать новые знания или навыки, чтобы оставаться релевантной, интересной, нужной, востребованной. Заниматься спортом, чтобы выглядеть здоровой, есть и пить что-то хорошее, потому что любишь себя и свое тело. Звучит эгоистично, но это помогает потеть в зале, отказываться от десертов, дисциплинировать себя и все время двигаться дальше.

Особая благодарность за организацию интервью Лине Барышниковой.

Владимир Сабадаш.

Фото Светланы Юрьевой

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Влад
Влад
1 месяц назад

Чтобы написать свою книгу нужно иметь не малый багаж знаний и еще к тому же уметь все это грамотно изложить. Не каждому это дано что заметно когда читаешь некоторые книги.

Анна Ерицян
Анна Ерицян
1 месяц назад

Прочитала с интересом. Попробую найти книгу. А вообще, заголовок правильный, хочешь познать — читай. А про написание книг скажу так, просто начните. Пишите все, что придет в голову. Потом каждый раз исправляйте моменты, которые не нравятся, так и научитесь нормально излагать свои мысли. Сама шла по такому пути.

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x