БУДДА — МОСКВИЧ С ПЯТИВЕКОВЫМ СТАЖЕМ

Кто из нас не любовался фресками Успенского собора Московского Кремля, многоцветным узором покрывающими стены, колонны, своды… Вот только времени никогда не хватает, чтобы разобраться в огромном пантеоне христианских святых. Одних знают все, других лишь большие знатоки, — скажем, епископа Лампсакийского Парфена или Иоанна Кущника. А на алтарной преграде  бытует уже более пяти веков, с 1481 года, когда собор расписывали лучшие мастера московской школы  во главе с великим Дионисием, изображение загадочного индийского царевича Иоасафа и его духовного отца Варлаама. И не догадываются скользящие мимо, что эти две фигуры хранят удивительную тайну. Ибо настоящее имя царевича – Сиддхартха Гаутама. Тот самый, которому было суждено задолго до пришествия Христа стать основателем одного из старейших на земле религиозных учений – буддизма. Вот так – ни много, ни мало: изображение Будды в главном православном соборе  древней Руси!

Когда знаменитый венецианский путешественник Марко Поло (1254–1324) после много летних скитаний по Азии вернулся домой, он привез с собой легенду о Будде , его жизни и деяниях. И был изрядно удивлен, узнав, что они давным-давно известны в Европе, в христианском житии, где индийский принц Сиддхартха Гаутама превращен в царевича Иоасафа и под этим именем занесен в святцы почти всех западных и восточных христианских церквей.

usp1
Св.Царевич Иоасаф. Фреска алтарной преграды Успенского собора. 1481.

…В далекой индийской стране, гласит предание, правил некогда могучий царь Авенир, ярый преследователь христиан. Даже его любимый царедворец Варлаам, принявший новую веру, вынужден был скрываться в потаенной пустыни. Когда у Авенира родился сын, шестьдесят мудрецов, собравшихся у колыбели, предрекли младенцу богатство и славу, но самый мудрый добавил: да, он будет  велик и славен, но в ином мире – христианском. И тогда царь спрятал сына в замке, изолированном от мира, где он жил долгие годы счастливо и беспечно, окруженный сверстниками. Но однажды царевич случайно вышел из ворот и увидел обезображенного проказой нищего, дряхлого старика и наконец похороны. Так узнал он, что всех смертных подстерегают болезни, старость и смерть.

Потрясенный несовершенством мира, царевич  впал в меланхолию. Однако, аскет Варлаам в своей далекой келье по наитию свыше узнал об этом и, переодевшись торговцем драгоценными камнями, поспешил в столицу и проник в замок. Там он вел с царевичем долгие беседы и указал ему путь к спасению: Иоасаф принял христианство. Царь Авенир пытался вернуть сына в язычество, устраивал диспуты мудрецов, подсылал к сыну прекрасных дев, но Иоасаф выдержал все испытания. Через некоторое время он сам взошел на трон, правил мудро и милостиво, но, несмотря на мольбы народа, оставил трон и удалился в пустынь, чтобы рядом со своим учителем, старцем Варлаамом предаться подвигам самоотречения.

Первый известный нам христианский вариант легенды – это грузинская рукопись началаVII века «Мудрость Балавара», хранящаяся в одном из  монастырей Синая. Грузинские монахи путешествовали по всему Востоку, жили в Палестине, Сирии, на Афоне. Где-то в их среде и была впервые зафиксирована переделка жития Будды в христианском духе. Далее пути легенды приводят нас в Грецию, на святую гору Афон, в Иверский (т.е. грузинский) монастырь. В ХI веке игуменом его был Евфимий Ивер, образованный книжник, знаток византийской житийной литературы.  Сегодня все исследователи сходятся во мнении, что именно он впервые перевел «Мудрость Балавара» с грузинского языка на греческий. И не просто перевел, а создал по сути дела совершенно новое произведение, которому суждено было стать  первоисточником всех последующих.

usp2
Св. Варлаам. Фреска алтарной преграды Успенского собора. 1481.

Рядом с грузинским соседствовал на Афоне бенедиктинский монастырь, и итальянцы поддерживали с грузинами дружеские отношения, даже жили в их общине. Немудрено, что они первыми обрели греческую рукопись, известно даже имя грузинского монаха, передавшего ее бенедиктинцам – Лео. Первый латинский перевод был сделан в 1048 году и через несколько столетий вошел в знаменитый житийный сборник «Золотая легенда»  (начало ХIV века) Якопо да Варацци. А потом пошли переводы на сирийский, коптский, армянский, вновь на грузинский, даже на арабский.

На Руси Повесть оВарлааме и Иоасафе стала известна немного позже, чем в Италии. Извлечения из нее есть у Кирилла Туровского (ХII век), в других памятниках Киевской Руси, но полный текст перевода не сохранился, его постигла участь всех книг домонгольского периода. До середины ХV века на Руси ходил полный перевод с греческого, сделанный в начале ХIV века неизвестным автором, возможно, сербом. В ХV веке появилась новая редакция, носившая сильный латинский отпечаток. Она  была создана в кругах, близких к Иосифу Волоцкому и Епископу Новгородскому Геннадию. Первые русские печатные издания  жития (ХVII век) воспроизводили именно эту версию.

Но и до того, как появился перевод, древнерусские книжники включали в рукописи так называемые «Варлаамовы притчи», из тех, что рассказывал старец царевичу, склоняя его к христианству. Это небольшие занимательные новеллы о лучнике и соловье, о верных друзьях, есть даже вариант арабской сказки о «калифе на час» (мы ее знаем по «Тысяча одной ночи»). Одну из притч – о человеке, преследуемом единорогом, использовал в своей «Исповеди» Лев Толстой.

Преподобные Варлаам-пустынник , Иоасаф Царевич и его отец Авенир поминаются Русской Православной церковью 2 декабря (по старому стилю 19 ноября). Церковь в честь святого царевича Иоасафа, построенная в 1678 году в царской усадьбе в Измайлово была весьма почитаема в Москве. Она была снесена в 1936 , по другим данным – в 1937 году…

Олег Торчинский.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x