НАРКОУГРОЗА ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Основным вопросом короткого 432-го пленарного заседания Совета Федерации в среду стал правительственный час. О мерах правительства по реализации государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров рассказал сенаторам министр внутренних дел Владимир Колокольцев.
По данным министра, от наркотиков Россия потеряла за пять лет сорок тыс. человек. Потребителей психоактивных средств свыше двух миллионов, в основном подростки и молодежь. МВД наделено полномочиями блокировки распространителей наркотиков в Интернете, прекращена деятельность 650.
Россия сохраняет лидирующие позиции в борьбе с наркотиками. Удалось предотвратить курс на легализацию наркотиков. Тревогу вызывает тенденция легализации легких наркотиков и навязывание концепции снижения вреда через внедрение заместительной терапии метадоном, по существу та же легализация. В распространении синтетических наркотиков преобладают граждане Украины.
Несмотря на то, что у министра все хорошие показатели повышаются и плохие наоборот, прибыль наркооборота многократно превышает установленные суммы.
Председатель СФ Валентина Матвиенко посчитала, что переход от Наркоконтроля к МВД прошел плавно, МВД успешно подхватило эстафету. Колокольцев утверждал, что специалистов хватает. В Сибирском юридическом институте ежегодно готовится 250 специалистов. В прошлом году 3,5 тыс экспертиз. МВД справляется.
К сожалению, вместе с функцией борьбы против наркоугрозы МВД подхватило эстафету борьбы с врачами. Тему преследования врачей, имеющих отношение к наркотикам по роду своей профессиональной деятельности, поднял Олег Цепкин. Колокольцев в ответ на неудобный вопрос заверил, что идет снижение.
Однако вопрос в развернутой форме повторил и конкретизировал Антон Беляков. У врачей развивается фобия, и они предпочитают не связываться с наркотиками. Возникает проблема обеспечения онкобольных в терминальной стадии. Сенатор назвал главным критерием корыстный умысел. Если выписывает рецепты за деньги, это не врач, а наркодилер. Один случайный рецепт – врачебная ошибка, подлежит дисциплинарной или административной ответственности.
Беляков считает, что проблему можно снять законодательством. Со стороны журналиста это выглядит неким законодательным романтизмом, потому что вредные глобальные или просто антинациональные программы сильнее законов.
Безусловно, после ликвидации ФСКН ситуация стала лучше. В связи с чем лучше? Каждый приписывает заслугу себе. Мне представляется, что снижение потребления наркотиков, алкоголя и табака в России непосредственно связано с реанимацией национального духа. Даже страшно писать, но такова славянская природа, помноженная на внутреннюю политику Кремля. Все же как минимум двух кровавых революций страна избежала и угроза возымела стимулирующее действие.
По ликвидации ФСКН никто не плачет, однако потеряна авторитетная на международной арене фигура ее главы Виктора Иванова. Работать со странами НАТО очень трудно, именно они крышуют производство тяжелых наркотиков в Афганистане, да и возят тоже.
У Колокольцева много других обязанностей, и он не имеет такого веса на международной арене, все-таки среда специфическая с могучим геополитическим противостоянием.
Моральное напряжение, как всегда, создала Людмила Нарусова. Сенатору показалось странным, что министр не упомянул кокаиновое дело. Второй вопрос – сотрудники органов внутренних дел подбрасывают наркотики для ареста.
Нарусова буквально потребовала от министра рассмотреть дело человека, который сидит по этой статье.
В семье не без урода, признал Колокольцев. 20 сотрудников в прошлом году привлечено к ответственности, это немного. По кокаину из Аргентины проводятся следственные мероприятия. Министр обещал, дело уйдет в суд и все виновные получат заслуженное за содеянное.
На том бы дело и кончилось, но возмутился Борис Невзоров. Сенатор как пенсионер МВД воспринял вопросы как оскорбление, но притянул его к тому, что Нарусова, не получив слова, начала выступать.
Матвиенко миролюбиво отметила, что не имеет права одергивать.
За внутренней возней как-то пропало, что аргентинский чемодан с кокаином – просто еще одна провокация, потому что невозможно понять: зачем? Не сработало из-за наслоения других провокаций.
Таким образом, 432-е заседание СФ войдет в историю как пример того, какую пользу приносит человек с вредной установкой. Если рука руку моет, нет смысла в разделении властей. Тем более что все проблемы правоохранительных органов имеют хронический глобальный характер – подброс наркотиков или патронов для ареста, вторичное насилие над жертвой преступления, пытки и просто злоупотребление властью. Россия тут тоже далеко не лидер.
Достаточно специфическую для России тему поднял международник либерального толка Владимир Лукин. Сенатор предположил, вряд ли кто-то будет спорить, что цель не пересажать как можно больше народа, а снизить потребление. Непонятно, почему за потребление сидит больше, чем за сбыт? Соответственно 11 и 9 тыс.
Колокольцев зачем-то признал непрофессионализм сотрудников и сослался на то, что совокупность причин достаточно большая.
Понятно, наркотизация, как и терроризм, определяется глобализующими программами. Можно сколько угодно ловить, сажать или лечить, угроза населению останется, если не удастся решить вопрос сбалансированным сочетанием силы и дипломатии на самом высоком уровне.
Тема зависимости нашла адекватное развитие в речи ведущего политических ток-шоу Владимира Соловьева. Его выступление в формате «время эксперта» было четким, содержательным и ярким, строго соответствовало отведенному времени.
Осталось такое впечатление, что Соловьев расплатился с судьбой за то, что ему приходится делать в эфире. Нареканий на подбор участников, их поведение и подачу темы достаточно много. Откуда они берутся, не очень понятно, потому что еще больше сетований на поздний эфир и невозможность посмотреть-послушать. Вот и Матвиенко о том же сказала.
Кратко выступление Соловьева можно свести к двум тезисам о России и США. США воспринимают мир как свое акционерное общество и всех остальных в качестве миноритариев, которых можно наказывать. Бомбы и линейная агрессия не нужны. Возникает оппозиционное движение, оно накачивается деньгами и оружием, объявляется единственно верным демократическим движением. Если требуется, как в Ливии и Ираке производится прямая агрессия. Большинство подавляется.
Что касается России, военный и политический суверенитет у нее есть. Вопрос в идеологическом и экономическом суверенитете. Экономический суверенитет утерян давно со времен Бреттон-вудской и Ямайской конференции. Большинство навязанных истин нами не воспринимаются, но собственный путь мы так и не нашли. Запрещена государственная идеология из страха возвращения коммунистической. Мы видим собственный путь в отторжении чужого. Только в нашей стране слово «патриотизм» вызывает странную реакцию. Нет политика США, который не был бы патриотом. Главное поле сражения — это души людей.
Соловьев разбередил рану: нам преподали страшный урок, но не на нашей территории, мы увидели майдан. Страшная колея репрессий сталинизма не заросла.
Обращаясь к сенаторам, телеведущий призвал отбросить эмоции и проверять каждый закон на разумность. Какая сверхзадача, для чего мы его принимаем? А мы не можем ответить, потому что нет идеологии.
Соловьев предупредил, что будут тяжелейшие шесть лет. С одной стороны, внутренний запрос на перемены. С другой – атаки извне. Неслучайно всплыла карикатура гитлеровских времен, где нашу страну изображают в виде паука. Дискредитация власти идет через ветви власти. Не случайно идет постоянный вброс, и мы эти вбросы пропускаем. Система управления неэффективна. Мы действуем реактивно, а надо проактивно.
Вывод: необходима выработка государственного иммунитета, который приходит только в результате работы с народом. Когда говоришь с народом, остается впечатление, что Россия самая коррумпированная страна. Это ложь. То, что у нас называется коррупцией, в США бизнес лоббирования. Мы не пережили наследия ига и привычно ждем подсказки извне.
Соловьев предупредил, что мы можем потерять возможность выйти на новый технологический уровень. Поэтому мы должны вернуться на главное поле битвы идеологической. Мы должны перестать стесняться быть собой, перестать обманывать себя, что мы такие же, как все. Все разные.
Матвиенко не помнит, чтобы с таким вниманием слушали. С учетом трансляции, аудитория миллионная. Школьники сегодня получили правильную прививку.
Так что, господа россияне – источники права, если вы считаете свою жизнь устроенной несправедливо, надо лечиться от всех зависимостей, не только наркотической. Я тоже так считаю, тяжело и бездарно работать репортером для суперлояльного народа, который не вмешивается в свои собственные внутренние дела. Влиятельный единоросс Андрей Исаев говорил мне: население проголосовало за СССР и его обманули. Я же не могу понять, что мог дать референдум за СССР при таком чудовищном взлете русского антипатриотизма, который убил образ царя, а спустя семьдесят лет – КПСС как систему управления.
Никто попросту не верит, что то же наше родное МВД ничем не хуже, например, полиции США. А в чем мне известно, так тамошняя полиция дурней и опасней. Просто в англосаксонской ментальности многое легитимно, что у русских считается преступлением, не только коррупционный подкуп в законодательстве, но и геноцид беззащитных народов начиная с тлинкитов и кончая русскими.
Любопытно, что телеведущий Владимир Соловьев пришел к тому же выводу, что эволюционист Юрий Чайковский. Дискредитация власти через ветви власти – это явление широко распространено в дикой природе и называется зомби-паразитизм.
Лев МОСКОВКИН.