ОДИНОЧЕСТВО – ЭТО НЕ НАВСЕГДА

фильм «Это не навсегда»

17 июля 2019 года в столичном киноцентре «Октябрь» (ул. Новый Арбат, 24) в 19.00 состоится премьера игрового полнометражного фильма «Это не навсегда» молодых режиссеров Евгении Яцкиной и Алены Рубинштейн. А с 18 июля фильм выйдет на экраны российских кинотеатров. Картина затрагивает одну из самых острых и важных в современном обществе тем – сиротства, заставляя зрителя задуматься и осознать всю серьезность проблемы. С каждым годом детей, живущих в детдомах, в России становится все больше. Сегодня режиссеры киноленты Евгения Яцкина, Алена Рубинштейн – гости нашей редакции.

Корр.: Недавно состоялась премьера вашей совместной работы – фильма «Это не навсегда». Как публика восприняла картину? Какими были первые отзывы?
Алена: Нам очень повезло с первым зрителем, потому что пришли люди в основном чувствительные и тонкие. Это очень важно, особенно для первого показа. Где-то смеялись, в каких-то моментах мы слышали с Женей всхлипы в зале. Из того, что говорили зрители нам лично, были слова благодарности за такое кино, но мнения будут и должны быть разными, мы это хорошо понимаем.
Евгения: Если честно, мне сложно ответить на этот вопрос. Мне кажется, что хорошо. Но у нас, как и у любого кино есть свой зритель. Вернее, даже так: у каждого фильма есть свой зритель. Я сидела в зрительном зале в Зимнем театре в Сочи на «Кинотавре», наблюдала за реакцией зрителей: позади меня сидела компания. Девушка и парень очень внимательно смотрели, а другой парень пытался все время шутить и всегда что-то комментировал. А они не выдержали и послали его смотреть Comedy club. Типа, зачем ты тогда пришел. Это другое кино. Я рада, что зрители выходят с легким сердцем после фильма, что картина не оставляет тяжелого осадка (это про отзывы), очень нравятся сами истории, актерские работы. И в целом, как устроена картина.
Корр: Что стало тем толчком, после которого вы решили, что это ваш фильм и вы должны его обязательно сделать?
Алена: Мне лично хотелось снять кино о детстве. А точнее, о том, насколько «другим» оно бывает. О детях которые уже решают взрослые задачи, о детях у которых в головах мысли не о новой кукле или машинке, а о том, что их никто никогда не заберет в семью, о том, что мама с рисунка, может быть, и правда существует. Хотелось раскрыть тему, где у детей порой больше смелости и решительности на поступок, чем у взрослых.
Евгения: Мы с Аленой оказались один раз в жюри на детском фестивале, где дети снимали маленькие работы (кино, мультики, передачи), и нам попалась история с фотографией. В ней детдомовский мальчик нашел фотографию женщины и придумал, что это его мама. Это документальная история. И мне тогда показалось, что это может быть очень интересная история. История с Петей уже была до этого написана Юлией Димитровой (автор сценария – Н. Д.). Это где детдомовцев привозят в лагерь, и мальчик понимает, что его отец, которого он никогда не видел, живет где-то рядом. И ребенок отправляется на поиски. Я подумала, что половина фильма у нас уже есть. И когда начинаешь думать про эту тему, то даже на улице к тебе поступает какая-то информация. Я в метро первый раз услышала про «День рождения Чебурашки» (праздник для всех воспитанников детдомов Москвы и МО). Ехала в метро и услышала такую социальную рекламу. Искали волонтеров для этого праздника. И тогда уже никаких сомнений не осталось. Мы были полны этой информацией, которая все больше и больше сама тебя находит.

Кадр из фильма «Это не навсегда»

Корр.: Съемки проводились в одном детском доме или это были разные детские дома?
Алена: У нас проходили съемки в одном детском доме, и потом дополнительно для отдельных сцен мы искали подходящие локации уже за стенами детского дома.
Корр.: Как дети реагировали на то, что они тоже будут участниками картины? Сложно ли было с ними работать?
Евгения: Детдомовских ребят мы не снимали. Это запрещено. А дети-актеры реагировали с пониманием и, нужно отдать им должное, с недетским терпением.
Корр.: В свое время я была соавтором книги «Дом твоего детства», в которой журналисты говорили о проблемах детских домов. Я была в нескольких в Подмосковье, и сегодня они больше похожи на обычные жилые квартиры. Но вот это ощущение у ребят постоянного поиска в глазах, желание, чтобы рядом была мама и папа… Эмоционально это трудно вынести, как вы справлялись со своими эмоциями?
Алена: Опять же, буду говорить за себя, мне трудно не было. Мир многообразен, чего только не бывает. Было одно опасение — не привязываться и не привязывать к себе ребят из детского дома, чтобы не давать какой-то ложной надежды. Они ведь смотрят, как вы точно сказали выше, таким взглядом «поиска». Всегда стараюсь к работе подходить с холодной головой, не впадать в эмоции, но с открытым сердцем.
Евгения: Эмоционально мне пришлось отключить все. Честно. Это очень сложно. Правда сложно. Потому что если в мыслях нет речи об усыновлении и т.п., то самое главное не дать надежды этим детям. Я приходила туда как на локацию для съемок и старалась занимать весь свой мозг исключительно этим. Мы были в разных детских домах. Искали подходящие, чтобы было по максимуму все в одном: двор, спальня, кухня. Конечно же, со многими детьми мы были в контакте. Здоровались, общались, интересовались их рисунками, творчеством и проч.
Корр.: Я думаю, что вы со мной согласитесь, что фильм не сможет решить проблему социального сиротства. Это явление, увы, порождается в среде людей, самими людьми. Тогда все же о чем ваш фильм, если говорить глобально?
Алена: Мне кажется, выше я ответила на этот вопрос. Фильм о детстве, которое проходит вот в таких условиях, в таких обстоятельствах. Это не фильм, призывающий к действию напрямую, не агитплакат. Это больше эмоциональное полотно, где зритель попадает в другой мир с другими законами.
Евгения: Конечно, мы все (наша команда) прекрасно понимаем, что благодаря нашему фильму детей-сирот НЕ станет меньше. Наш фильм о том, что вроде так просто и банально иметь маму, папу, семью. А для кого-то это целая пропущенная жизнь. И вот фильм — он о семье, в глобальном смысле. Про обретение ее. Про то, что может семья — это наставник, воспитатель, это твои друзья. У каждого героя нашего фильма она своя. У Пети — это некий Батя с портовыми пацанами, у Миши — это Ира — воспитатель. У Вани — такая придуманная Мама и т. д. И еще этот фильм про то, что одиночество — это не навсегда.

В процессе работы над картиной

Корр.: У картины два режиссера. Не сложно было работать в паре?
Алена: Когда есть понимание общего дела и умение договариваться, как было у нас, – не сложно.
Евгения: Мне было не сложно. Потому что мы обо всем договариваемся еще на уровне сценария. Про что эта сцена. А если и возникают какие то разногласия — то есть такая киношная поговорка: экран покажет. И мы делаем варианты. А потом смотрим и выбираем. Потому что обе хотим, чтобы было хорошо.
Корр.: Будет ли продолжение совместных проектов?
Алена: Конечно, возможно, когда-нибудь будет, но ближайшие проекты мы пока планируем снимать по отдельности.
Евгения: Про продолжение совместных проектов не знаю, но я по всяком случае не против, если это будет общая тема.

Беседу вела Нина ДОНСКИХ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x