Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > СУД НАД СТАЛИНЫМ?

СУД НАД СТАЛИНЫМ?

Денис Карагодин, правнук расстрелянного томского крестьянина Степана Карагодина, поставил перед нами вопросы, на которые мы не можем ответить. Но – вынуждены искать ответы. Потому что до этого и не хотели их искать, более того, старались не вспоминать, не думать, считали и считаем палачей служителями государства.
История, совершенно обычная для советского гражданина и советской жизни в течение нескольких десятилетий: ночью арестовывают человека, обвиняют его в рытье туннеля от Бомбея до Лондона и – расстреливают. Как «врага народа». В данном конкретном случае крестьянина Степана Карагодина объявили резидентом (!) японской разведки. А с ним еще несколько человек, даже не знакомых друг с другом – как «японских шпионов». И в ночь на 21 января 1938 года расстреляли.
Потом, через много лет, прислали справку о реабилитации.
«Один человек убивает другого, а потом говорит: вы знаете, я его убил, но вот справка, что я его реабилитировал – теперь все в порядке. Нет – не в порядке. И это абсолютно очевидно. Мы привлечем их всех: от Сталина до конкретного палача в Томске, включая водителя «черного воронка», – говорит сегодня Денис Карагодин (http://blog.stepanivanovichkaragodin.org/?p=10931).
Он собрал все материалы, проследил всю цепочку – от Сталина в Кремле, от членов Политбюро до исполнителей в Томском НКВД, вплоть до водителей «черных воронков». Все имена и фамилии установил, выявил.
И хочет подать иск в суд – выдвинуть обвинение в массовом убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору: «Сценарии этой юридической процедуры уже разработаны».
Конечно, многим это представляется маловероятным. Но ведь Денис не успокоится – дойдет до Европейского суда по правам человека. Он уже взбудоражил общественное мнение, его материалы взволнованно обсуждают в социальных сетях. Мнения, как водится, разные. Например: «А водители-то причем?» В ответ: «Тогда ни причем и тот, кто «исполнял», нажимал на спусковой крючок пистолета. Все скажут: мы лишь выполняли приказы».
Был даже и такой комментарий: «Палача нельзя судить – он делает свою работу. А Карагодина можно – он занимается расследованием и сообщает о его результатах, хотя не имеет на это никакого права. Найдется какой-нибудь такой же ушлый бездельник и засудит».
Очень симптоматично: палач и правда о нем неприкосновенны, а рядовой гражданин должен молчать; если начнет домогаться какой-то там правды – в тюрягу его, гада.
Как известно, массовые репрессии в СССР получили лишь политическую оценку на XX съезде КПСС. Юридической оценки не было, суда не было.
Денис Карагодин хочет привлечь государство к уголовной ответственности. Всех причастных к репрессивной машине – сверху донизу, как участников и соучастников преступления: «Никто никогда в истории России не подавал подобного иска, ни у кого не было идеи дойти до конца (в той степени ее реализации, в которой получилось уже сейчас у меня). Теперь у нас есть вся цепочка убийц полностью: от Политбюро до конкретного палача».
Повторим: «Один человек убивает другого, а потом говорит: вы знаете, я его убил, но вот справка, что я его реабилитировал – теперь все в порядке».
8 февраля 1956 года, непосредственно перед началом ХХ съезда КПСС, глава специальной комиссии секретарь ЦК Петр Поспелов представил Президиуму ЦК отчет. Только в 1937–38 годах было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1.548.366 человек. Из них расстреляно 681.692 человека.
В 1991 году Генпрокуратура и МВД представили в Верховный Совет РСФСР данные о суммарном количестве жертв сталинских репрессий – арестовано, осуждено к лагерным срокам, расстреляно, раскулачено, сослано, выселено 50.114.267 человек. В это число входят повторные аресты и осуждения.%d1%81%d1%82%d0%b5%d0%bf%d0%b0%d0%bd
Государство в течение десятилетий лишало имущества, выселяло, ссылало, бросало в тюрьмы, расстреливало миллионы невинных людей, а потом сказало их родственникам, друзьям, всей стране: «Ошибочка вышла».
Денис Карагодин, правнук расстрелянного томского крестьянина Степана Карагодина, поставил перед нами вопросы, на которые мы не может ответить. Но – вынуждены искать ответы. Потому что до этого и не хотели их искать, более того, старались не вспоминать, не думать, считали и считаем палачей служителями государства. А государство в массовом сознании – священно и неподсудно. Политические и государственные руководители Большого террора покоятся у кремлевской стены и на мемориальных кладбищах.
Кто у нас Сталин? Ответ: самый «эффективный менеджер» – так написано в учебном пособии для учителей «Новейшая история России – 1945-2006 гг.», которое получило вполне официальную поддержку. Сталину ставят памятники в городах и селах? Ставят. Имеют полное право. Если не было суда, если режим не признали преступным, значит, все остальное – разговоры в пользу бедных.
По данным социологов Левада-центра, в 2007 году 9% россиян готовы были оправдать репрессии политической необходимостью. А в нынешнем году – уже 26%. В молодежной группе от 19 до 24 лет практически каждый второй респондент (45%) либо ничего не знал о репрессиях, либо затруднялся давать им какую-либо оценку.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: расстрелянный томский крестьянин Степан Карагодин.

Добавить комментарий

Loading...
Top