«АННА КАРЕНИНА», НЕ УВИДЕВШАЯ РОДИНЫ

Н. И. Пискарев (1892 — 1959) – замечательный художник-график. Мастер ксилографии, иллюстратор мировой классики: «Исповеди» Ж.Ж. Руссо, «Книги живописи» Леонардо да Винчи, «Повестей Белкина» А. Пушкина, арабских сказок «Тысяча и одна ночь», а также автор бесчисленных обложек, страничных заставок, экслибрисов, марок и создатель оригинальных наборных шрифтов, до сих пор используемых в отечественной полиграфии. Одна из вершин его творчества – иллюстрации и полиграфическое оформление романа Льва Толстого «Анна Каренина». Увы, это уникальное издание никогда не было обнародовано на родине художника. Вот его грустная история.
В конце 1920-х годов американский «Клуб редких книг в Нью-Йорке» (Limited Editions Club of New York) задумал масштабную акцию: издание на английском языке в 12 странах Европы по одному произведению классиков литературы этих стран в оформлении их лучших художников. Издания предназначались только для членов Клуба, выпускались тиражом по 1500 экземпляров и должны были быть самого высокого качества как по мастерству иллюстрирования, так и по полиграфическому исполнению. Возникало своеобразное соревнование наиболее выдающихся мастеров европейской книги.
В списке приглашенных был и Н. Пискарев. На международной выставке книг в Лейпциге в 1927 году представители Клуба обратили внимание на его работы, и в начале 1929 года ему было направлено приглашение. После ряда перипетий Клуб остановился на «Анне Карениной». «Мы обращаемся к Вам, поскольку видим в Вас выдающегося художника книги Вашей страны и надеемся, что вы примете на себя этот труд», – говорилось в письме Клуба.
Государственное издательство художественной литературы (ГМХЛ) согласилось издать роман, специальное предисловие к книге о мировоззрении Льва Толстого написал А. Луначарский. И художник приступил к работе.
Поскольку в нашей стране это уникальное издание почти неизвестно, о нем стоит рассказать подробнее. Роман был выпущен в двух томах, вложенных в специальный футляр с надписью «Anna Karenina». Текст набран эльзевиром, шрифтом спокойного, ровного, благородного рисунка. Книга напечатана на матовой, теплого тона, приятной на ощупь бумаге. Все 8 частей романа снабжены заставками и концовками и прочими крохотными рисунками (полиграфы называют их «акцидентами»), которые оживляют страницы, объединяют главы книги в единое целое, сообщают им определенный ритм. У них есть еще одна функция: они отсчитывают романное время, напоминают читателю, когда происходит действие: морозные узоры на стекле, веточка дерева с почками, колосья пшеницы, цветы, ягоды земляники…
Для иллюстрирования Н. Пискарев избрал свою любимую технику – ксилогравюру, черно-белую и цветную, причем в последней сумел достичь колорита, близкого к акварели. И всего в 19 иллюстрациях (требование Клуба) он сумел передать сущность огромного романа.
Иллюстрации разбиты на два цикла: условно «каренинский» и «левинский». История «замужней женщины из высшего общества. «потерявшей себя», ее трагической любви и гибели передана в нескольких гравюрах, жестких по стилистике, в тревожных контрастах черного и белого. Они просты и трагичны, как, например, сцена свидания перед решающим объяснением Анны с мужем: рыдающая смятенная женщина и стремящийся поддержать ее растерянный, утративший светский лоск Вронский. Иногда они сложны по композиции, мешают реальность и ирреальность: высвеченный из тьмы дворец, видение (белым по черному) офицерской пирушки с голой Терезой на столе, Вронский, держащий за руку Анну, и внизу Рок – копошащийся над мешком мужичок с черепом вместо лица, приснившийся Анне. Все эти рисунки лишены воздуха, зажаты в тесном, темном пространстве, изолированном от окружающего мира. «Левинская» линия романа подана по-другому: многоцветными, часто разворотными композициями, полными света и воздуха: без природы существование Левина и Кити немыслимо. Художник умеет зримо изобразить облака, гладь реки, залитое солнцем колосящееся поле пшеницы. Развороты напечатаны с трех досок и каждый из цветов – желтый, салатовый, тепло-серый – это не фон для черно-белого рисунка, а равноправные, рисующие компоненты, как, кстати, и белое поле листа.
Иллюстрации Н. Пискарева к «Анне Карениной» вызвали полное одобрение Клуба. С его разрешения они были показаны в сентябре 1933 года в Варшаве на 1-й Международной выставке гравюры на дереве, отмечены дипломом и денежной премией. В конце 1933 года весь тираж книги с подписанными художником колофонами каждого из 1500 пронумерованных экземпляров и 20 ненумерованных книг (для замены возможно поврежденных) были отправлены морем в Америку. Однако случилось непредвиденное. Клуб отказался от окончательных расчетов под предлогом, что в одном из букинистических магазинов Москвы якобы был обнаружен в продаже экземпляр двухтомника. Издательство потерпело большие убытки, пострадал и художник, которому Клуб не выплатил второй половины гонорара и не выслал ни одного авторского экземпляра…
Олег Торчинский.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x