ОХОТА НА ВЕДЬМ САМОЗАНЯТОГО ТРУДА

Труд всех оттенков серого – безнадежная дискуссия в комитете СФ по социальной политике о выявлении незаконной самозанятости

Совет Федерации заразился от Госдумы чертовским желанием поработать. К появлению законов, равно плохих или хороших, данный порыв не привел, и, возможно, уже одно это следует воспринимать как результат позитивный.
Во второй и последний позитивный результат следует записать отсутствие результата у развернутой в стране охоты на ведьм самозанятого труда. Для примера выбрали Ставропольский край. Во вторник на заседании комитета СФ по социальной политике большой десант краевого правительства отчитался о проделанной работе.
Для выявления неформальной занятости применялись внезапные выездные проверки и стукачество по телефону. Согласовать проверочные мероприятия удалось с трудом. Граждане всячески отнекивались и отбрехивались, что-то плели про помощь родственникам и работу в других регионах. Есть откровенно асоциальные элементы без документов. Есть и еще более откровенные: да, я работаю, но в казну платить…
На Ставрополье типичным вариантом нищего безработного стала этакая хижина дяди Тома в три этажа с лендкрузером за кирпичным забором. При этом семья пытается получить льготы как неработающая. Однако меры воздействия ударили почему-то с другого конца. В крае усилился отток сельского населения.
Общая численность населения края — 2,8 млн человек, из них 2,7 млн застрахованных. Общая численность застрахованных неработающих граждан — 1895400. Из них 582 тыс. — неработающие пенсионеры. Если вычесть всех законно неработающих – учащиеся, официально зарегистрированные безработные, ухаживающие за детьми, – остается дыра 535 тыс., или 29%. В принципе не факт, что эти люди относятся к серой экономике. Это могут быть домохозяйки, строители – маляры и плотники, дальнобойщики, челночники на грузовом или пассажирском транспорте, торговцы на рынках, стахановцы личного подсобного хозяйства, где вместо пары поросей с козой вольготно себя чувствуют по пятьдесят голов крупного рогатого скота и отары овец. Происходит потрава общественных полей.
Насмотревшись на несанкционированный трудовой подвиг ставропольского народа, товарищи из краевого правительства, видимо от зависти, выкатили на суд комитета радикальную идею. Во-первых, внести изменения в закон о персональных данных с целью их использования для социально значимых задач. Во-вторых и в главных, ввести налог на вмененный доход для неработающих граждан тридцать процентов к средней зарплате в регионе, чтобы подтолкнуть граждан к легализации своих трудовых отношений. Налог предлагается выплачивать по месту жительства. Ставропольский край из бюджета 80 млрд платит 11 за неработающих граждан. Порождаем иждивенчество. В Ставропольском крае достаточная благополучность.
Аргумент не сработал, сенаторы, мягко говоря, обалдели от такой агрессивности. Председатель комитета Валерий Рязанский посчитал безумием заявить, что будут платить со следующего года.
Эдуард Исаков напомнил об оттоке населения из сельской местности. В этой самой местности проживает 30% населения страны, из них 70% за чертой бедности. От безысходности занимаются самозанятостью. Если еще больше закрутить гайки, выйдут на дорогу для не совсем законных доходов.
Замминтруда Алексей Черкасов напомнил о свободе труда. Россиянина нельзя заставлять работать, это противоречит Конституции. Вот в Советском Союзе можно было тунеядца посадить на два года. Государство было основным работодателем. Сейчас создавать рабочие места никто не обязан.
Россия пошла по пути единственной страны – Белоруссии, где эксперимент фактически провалился. По итогам первого года решили никого не наказывать.
В Минфине отрицательно отнеслись к появлению нового налога. Замминистра труда предложил ограничить гражданину доступ к некоторым государственным услугам, если он не декларирует доходы, по аналогии с должниками, которых не выпускают за границу. Или облегчить этим людям вход в систему через банковскую карточку для внесена какого-то платежа, это будет как некое участие гражданина в формировании социальных благ. Заплатил, и его  уже никто не трогает.
Ничего вразумительного для решения проблемы в процессе дискуссии не выявилось. Добавились проблемы закрытой информации по военнослужащим и недостаточной штатной численности инспекций по труду – один инспектор на пять районов.
Исходя из личного опыта в сравнении и информацией Гайдаровского форума, можно понять, комитет по социальной политике обсуждает проблему в том ключе, как она поставлена, стараясь не вылезать, куда не просили. Если кого-то за тунеядство в СССР осуждали, то это были скорее демонстрации для приманки западных правозащитников. Безработных, проституток, бомжей и прочих неблагополучных граждан, включая лишенных прав водителей, тысячами высылали из крупных городов, чтоб не портили картину советского процветания. Еще больше народа параллельно основной работе пробавлялось левыми заработками. Автору этой заметки удавалось устраиваться сторожем, дворником, сантехником и даже спасателем в бассейне, причем не умея плавать. Летом в отпуск мы с коллегами по генетике копали колодцы, складывали печки, строили дачные дома и даже какие-то крупные объекты на просторах Родины от Калининградской области до Якутии. Приходилось преподавать информатику и кинологию, разгружать вагоны и писать диссертацию неназванному великому ученому одной солнечной республики.
С развитием несоветского строя большинство левых заработков отошло гастарбайтерам. Согласно международным обязательствам России, за них тоже надо платить во внебюджетные фонды. Зампред правительства Ольга Голодец на Гайдаровском форуме сказала, что дешевая рабсила трудовых мигрантов очень дорого обходится стране. Недооценка труда в России стимулирует отток квалифицированных специалистов. Председатель думского комитета по бюджету Андрей Макаров заявил о запредельной налоговой нагрузке и высказал намерение добиваться ее снижения. В то же время с Запада насаждается зараза заемного труда, чтобы использовать специалистов без отъезда из России. Отсюда понятно, зачем навертели столь сложную теневую систему трудовых отношений.
Запредельна налоговая нагрузка именно на труд. Работодатели любыми способами сжимают легальный объем фонда оплаты труда, чтоб не вылететь в трубу. Процветают экзотические формы общественно полезного труда, не учитываемого в профессиональном стаже. Видимо, для выпихивания граждан из легальных форм занятости приветствуются ошибки в начислениях налогов и перечислений социальных сборов в Пенсионный фонд с индивидуальных предпринимателей и мелкого бизнеса.
Закончив тему ничем, кроме моральных обязательств найти решение проблемы в течение весенней сессии, комитет СФ возобновил дискуссию по гериатрии. Эта самая молодая отрасль медицины получила в мире и затем в России мощное развитие. У нас есть отечественная школа педиатрии, а вот гериатрии нет. Нужна ли она такой стране, как Россия, лично мне осталось непонятным. Если человек до определенного критического возраста преодолел все проблемы и пережил рубеж, он генетически обречен на долголетие. Об этом поведала главный внештатный гериатр Ольга Ткачева. Если мужику восемьдесят, он смолит как черт и здоров как бык, глупо вести среди него пропаганду против курения. Или толстяку, счастливому в своем обжорстве, советовать похудание, от которого портится характер и жизнь теряет привлекательность.
Сошлись на том, что Алексей Кудрин, возможно, прав и повышение пенсионного возраста неизбежно. Странный вывод, если совместить две темы вместе.

Лев МОСКОВКИН

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x