26 Июля 2021г., Понедельник
  • $ 73.8
  • 86.8
Главная» Новый взгляд» У НАС ПУТЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ

У НАС ПУТЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ

В 2012 году Евгений Додолев вернулся на ТВ, где дебютировал в конце 80-х: сейчас экс-репортёр ведёт программу «Важная персона» на канале «Москва 24»и пишет книги. Предлагаем нашим читателям фрагмент беседы из цикла «О личном и безналичном» (радио Mediametrics).

ОЛЕГ ДРУЖБИНСКИЙ: Во многом либеральная демократическая тусовка себя очень не любит или внутри все время подкалывает и выставляет друг друга «на раскрытую», подставляет. «В доме повешенного о веревке надо говорить?»
ЕВГЕНИЙ ДОДОЛЕВ: Да, это профессия.
Вы знаете, в моей биографии несколько раз были какие-то рефлексии. С Юлианом Семеновичем Семеновым случился удар, когда я снимал о нем документальный фильм для ВВС с режиссером Оливией Лихтенстайн, и просто на наших глазах случилась с ним эта странная история. Мы едем в больницу, я снимаю, и Дима Лиханов, который меня в свое время и познакомил с Семеновым, говорит: «Ты что, офигел? Что ты делаешь?» И я подумал: «Действительно, что я делаю? Инсульт, слюни, спутанная речь…», а Оливия настаивает: «Ты профи, ты должен это дожать, обязан документировать». Я отвечаю: «Не могу, он мой наставник и учитель, Юлик мне как отец».
Потом я эту ситуацию обсуждал со многими людьми, которых считаю очень авторитетными. Спрашивал Киру Прошутинскую: «Я должен был снимать?». Она: «Конечно, ты журналист, ты обязан».
Кто-то другой мне говорил: «Ты видишь, что человек тонет? Ты сначала фиксируешь это на гаджет, а потом вытаскиваешь. А еще лучше — правой тащишь, а левой снимаешь. Ты — журналист».
Здесь мы должны определиться. Если я занимаюсь этой профессией, то отказываюсь от каких-то общечеловеческих принципов. Точно так же, как проктолог отказывается от чего-то, когда выбирает своё ремесло.


О.Д.: Вообще, честно говоря, тут есть о чем поспорить. Хорошо ли это? Вы верите, что потом там, на том свете, за это прилетит?
Е.Д.: За это — конечно, нет.
Я, конечно, не скажу, что святой, но я не предавал, я очень многих спасал, очень многим помогал, и я был настолько честен, что был единственным в своей школе, кто не вступил в комсомол. Для многих это было сродни идиотизму — человек в той системе координат 70-х просто закрыл себе дорогу, вообще, во все. У меня даже в МГУ документы не приняли, сказали: «Ты не комсомолец». Я в институт к своей маме (мама у меня преподаёт в МАИ) не смог документы сдать, потому что мне сказали: «Мы на космос работаем. Парень, ты что? Ты же не член ВЛКСМ».


О.Д.: Ещё в юности была принципиальная позиция?
Е.Д.: Или глуповатость. Называйте как хотите. Здесь терминология может быть разная.
О.Д.: Вы совсем не производите впечатление глупого человека. Я надеюсь, вы это понимаете.
Е.Д.: А поступки разве не говорят сами за себя? Взять и не вступить в комсомол, когда это было «must»?
ДАРЬЯ ВОЛЯНСКАЯ: Может, это был некий юношеский протест? Все вступают, а я — нет.
Е.Д.: Да, конечно.
О.Д.: Хорошо. То есть вы не боитесь, что там вам придется за все отвечать?
Е.Д.: Нет, абсолютно. По большому счёту (без ёрничества говорю), я смотрю вокруг и знаю про людей, с которыми я общаюсь, что они сделали или что не сделали из того, что должны были сделать, и я считаю, что мои прегрешения настолько мизерны по сравнению с теми вещами, которые я сделал, помогая людям, что с кармой у меня порядок. Я не бью себя в грудь, не говорю, что я и то, и сё, что старушку через дорогу перевел и всё, что заработал, отдал в детский дом, но сам-то про себя знаю, что честнее многих. Знаете, сложней всего себя обманывать, других-то достаточно легко. Про себя я знаю все, поэтому сплю абсолютно спокойно.
О.Д.: У вас такая цельная позиция, можно просто позавидовать, мне кажется. Что ещё хотелось бы сделать? Вы много в журналистике пробовали. Есть какая-то тема, которая кажется сейчас актуальной?
Е.Д.: Тема? Нет. Мне кажется, что мы никак не поймем, что Россия — совершенно отдельная страна, и не надо нам все время копировать западные шаблоны.
Д.В.: Свой путь у нас?
Е.Д.: Я понимаю, как это звучит: «свой путь»… Понимаю, но я так чувствую. У нас столько, на самом деле, есть своего, но мы все время пытаемся делать франшизу (иногда очень хорошую, потому что, например, наш «Голос» на «Первом канале» — один из лучших).
Д.В.: У вас, кстати, про Градского совершенно замечательная книжка.
Е.Д.: Да, судя по рецензиям, но Александр Борисович вторую не хочет.
Так вот. У нас были отличные, абсолютно аутентичные отечественные проекты, у которых не было западных аналогов. Сейчас у нас любой сериал, даже успешный, — лицензионный.
Это самый простой путь. Я, как руководитель издательского дома, знал, что когда ты запускаешь лицензионное издание, то не паришься вообще, потому что сетевые агентства туда «становятся» сразу. «FHM»? — знаем «FHM», «Nike» — туда просто как к себе домой. Это не то, что ты сделал журнал какой-нибудь свой и должен бегать, показывать: «А у нас здесь то, а у нас здесь это».
Я осознаю, что это понятный путь, но у нас же должен быть свой.
О.Д.: Я, кстати, абсолютно здесь солидарен. Тут надо какие-то примеры, исторические аналогии. Я как раз сейчас думал о том, почему нас всегда сравнивают. Давайте представим себе… Я задам вопрос: входили ли римляне в греческую культуру? Как они к ней относились, к римско-греческой культуре?
Е.Д.: Они унаследовали, на самом деле.
О.Д.: Да. Внимание! Это была другая культура, и не надо её делить. Есть римско-греческая культура, есть российско-европейская.
Д.В.: Мы сейчас о Средиземноморье заговорили, и я себе просто не прощу, если не спрошу у Евгения. Вы же много путешествуете? Где больше всего нравится?
Е.Д.: Испанию люблю. Испанию обожаю из-за испанцев. Я открыл для себя, что могут быть люди с чувством собственного достоинства и при этом без снобизма и пафоса. Не как у французов: «Да мы — французы, а все остальные вообще…» — или у англичан — там совсем беда. А испанцы — они и себя уважают, и при этом очень доброжелательные, открытые, ни на кого не похожие.
Д.В.: Они как дети, мне кажется.
Е.Д.: Испанцы совершенно прекрасны.
Я верю в теорию «горшка»: если человек переезжает из страны в страну, с ним происходят определенные метаморфозы. Он может потреблять то, что и потреблял (не в смысле еды, а в культурном аспекте), он может общаться с друзьями по «Skype» каждый день, а все равно в этом «горшке» он начинает из почвы забирать что-то другое. Из испанского «горшка» хочется забирать.
О.Д.: Очень приятно все это слышать, особенно слова «внутренний мир», вызывает зависть, Евгений.
Е.Д.: Спасибо, я люблю, когда мне завидуют.
Д.В.: Чувствуется, что у человека была классная жизнь.
Е.Д.: У него была классная жизнь, давайте помянем.
О.Д.: Прекрасная ирония у человека. Все-таки с такой иронией надо было, наверное, родиться, и поэтому не вступать в комсомол — невозможно это было переносить без иронии. Всего вам доброго!

Гостя допрашивали: Дарья ВОЛЯНСКАЯ и Олег ДРУЖБИНСКИЙ.

www.NewLookMedia.ru

наша редакция/ автор статьи

Выбор редакции

...
Турция не будет вводить ограничения для туристов из России
Турецкие власти не рассматривают ужесточение противоэпидемических мер или введение дополнительных...
Смотреть далее