АРХЕОЛОГИ РАСКРЫЛИ ТАЙНУ СРЕДНЕВЕКОВЫХ РЕЛИКВИЙ

Удивительное исследование провели ученые Института археологии РАН и НИЦ «Курчатовский институт», пролив свет на тайну древнерусских энколпионов, как называют кресты с вложенными в них христианскими реликвиями. Археологи и искусствоведы давно изучают такие артефакты, описаны их типы, художественные особенности, определены возможные пути появления энколпионов на территории Руси. Но до сих пор не было известно, какие реликвии помещали в эти кресты. Предполагалось, что ими могли быть частицы мощей мучеников и предметов, связанных с местами их жизни, но оказалось, что все намного сложнее. Призвав на помощь возможности нейтронной томографии, инфракрасной спектроскопии и других неразрушающих методов исследования, ученые обнаружили следы или остатки вложений между створками крестов. Вопреки ожиданиям, говорит директор Института археологии РАН, академик Николай Макаров, среди вложений не оказалось костных остатков, зато были найдены фрагменты ткани, нитей, волос и растений.

Двустворчатые кресты, внутри которых помещались почитаемые реликвии, известны как складни или мощевики. Но подобные артефакты домонгольского периода имеют другое обозначение – энколпионы. Считается, что первые энколпионы были созданы при монастырях в Малой Азии, на Балканах и Дунае примерно в VI — VII веках. На Русь, вероятно, традиция пришла вместе с другими культовыми предметами на начальном этапе христианизации.  В двустворчатые кресты складывали самые разные предметы, почитаемые как реликвии. Так, перечисление реликвий, помещенных в ковчег архиепископа Дионисия Суздальского, занимает несколько строк: это фрагменты «Животворящего креста», хитона Христа, багряницы, тернового венца, камня от столба бичевания и частица камня от гроба Спасителя, частицы крови и воды, истекшей из ребер Христа. В напрестольном кресте Ефросинии Полоцкой и воздвизальном кресте из Софии Новгородской находились частицы от Голгофского креста. Но до недавнего времени почти не было информации о том, какие реликвии помещали в кресты, которые носили незнатные люди.

Первые коллекции энколпионов, находящиеся сейчас в музеях, были собраны еще в XIX веке. Но как тогда, так и в XX столетии исследовали сами кресты, их художественные особенности, позволяющие проследить происхождение и распространение этих предметов на территории Руси. Содержимое реликвариев оставалось тайной. Отчасти это также объяснялось отсутствием методик, которые позволили бы провести исследования, не разрушая ценные артефакты. К тому же энколпионы обычно находят открытыми, и это чаще всего только створки, находки неповрежденных, закрытых энколпионов довольны редки. При этом обычной практикой было привлечение к работе реставраторов, которые помещали кресты в кислоту, она помогала воссоздать вид артефактов, зато страдало содержимое. По словам академика Николая Макарова, после реставрации внутри энколпионов уже ничего не сохранялось, поэтому среди научной коллекции закрытых энколпионов к началу 2000-х остались считаные единицы древних двустворчатых крестов, с содержимым которых можно было бы работать.

В последнее десятилетие экспедициями Института археологии РАН было найдено немало крестов-реликвариев, больше всего — 42 артефакта — приходится на селища Суздальского Ополья. Энколпионы составили пятую часть всех средневековых крестов, найденных в этом регионе. Такое большое количество находок сильно изменило сложившееся ранее представление, что энколпионы были редкими и статусными предметами на Северо-Востоке Руси. Стало очевидно, что подобные хранилища реликвий были широко распространены в домонгольское время, а их владельцами были не только богатые и знатные люди. Для исследования ученые выбрали 14 закрытых энколпионов, из них 11 были найдены на селищах округи Суздаля и Юрьева Владимирской области и три — в Новгороде.

Содержимое энколпионов изучали в Лаборатории естественно-научных методов в гуманитарных науках НИЦ «Курчатовский институт». На первом этапе исследования c помощью стереомикроскопа STEMI-2000 артефакты были осмотрены при различных увеличениях. Это позволило определить основные технологические приемы изготовления крестов, сохранность запорных штифтов и строение створок. Затем на станции «ДРАКОН» исследовательского реактора ИР-8 было изучено заполнение внутренних полостей закрытых крестов методом нейтронной томографии. На основе этих данных были построены 3D-модели пяти энколпионов, что позволило зафиксировать пространственное расположение вложений до проведения разрушающих лабораторных анализов. И уже на втором этапе исследования створки энколпионов были раскрыты, содержимое во внутренних полостях извлечено и исследовано с помощью методов оптической микроскопии и газовой хроматографии/ масс-спектрометрии (ГХ-МС), инфракрасной спектроскопии (ИК) с преобразованием Фурье. Также был определен состав сплава, использованный для изготовления крестов, и изучены продукты коррозии створок.

«Ранее в России для изучения средневековых предметов христианского культа все эти методы не использовались, — говорит академик Макаров. – Сейчас, благодаря им, мы смогли правильно „препарировать“ нашу коллекцию энколпионов. Современная экспериментальная база лабораторий Курчатовского института позволила нам без вскрытия предмета понять, есть ли в нем что-то, где это „что-то“ находится, как, в какой части этой полости оно располагается. Это маленький шажок, но его невозможно было сделать 15 — 20 лет назад». Как показало исследование, кресты представляют собой продукцию, которая производилась для массового потребителя: из недорогих материалов и большими сериями. Все рассмотренные предметы с большой долей вероятности были изготовлены древнерусскими ремесленниками. Створки двух энколпионов были залиты воскомастичной смесью, использовавшейся для консервации вложений и скрепления створок, двух других – веществом, состоящим из нефтяных парафинов.

Среди вложений исследователи обнаружили ладан, смесь воска и ладана, завернутую в льняную ткань, фрагменты льняной, шелковой, конопляной ткани, остатки травянистого растения, которое не удалось идентифицировать, а также человеческий волос, завернутый в ткань из козьей шерсти. В одном из крестов сохранились частицы дерева и смолы, завернутые в льняную ткань. Анализ щепы методом ИК-спектроскопии позволил определить породу дерева — хвойное из семейства сосновых. Одно из хранилищ реликвий оказалось абсолютно пустым (это было установлено с помощью нейтронной томографии, что позволило не открывать крест). По словам Николая Макарова, мощи немногочисленных русских святых, канонизированных в домонгольское время, в период со второй половины XII по XIII век были еще большей частью недоступны для паломников. Поэтому вложениями в энколпионах могли оказаться другие святыни — например, реликвии из паломничества в ближайший храм, где находилась чудотворная икона.

Как считают ученые, исследование подтвердило, что общехристианское почитание «движимых святынь» было широко распространено в Северо-Восточной Руси, которая считалась периферией средневекового христианского мира. Изучение крестов-реликвариев и их вложений позволяет прояснить особенности христианской культовой практики домонгольской Руси. Мы убедились, говорит академик Макаров, что строгих правил, регламентирующих вложения в энколпионы, не было и что традиция их ношения была укоренена среди людей самого разного социального статуса.  Исследование крестов-реликвариев будет продолжено. В лабораторию НИЦ «Курчатовский институт» передано еще пять энколпионов с закрытыми створками, совсем недавно найденных экспедицией Института археологии на Суздальских селищах.

По материалам Института археологии РАН.