КАК НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. ПОЧЕМУ ГИТЛЕР НАПАЛ НА СССР?

К 1941 году Гитлер и его союзники завоевали всю континентальную Европу, Сталин – Прибалтику, Западную Украину, Западную Белоруссию, Бессарабию и Северную Буковину. Для Сталина – победа его политики. А вот победу Гитлера можно считать двойственной – он ведь ввязался в мировую войну.

Главный и самый опасный враг Гитлера на тот момент – Великобритания. На море и в воздухе Германия не имела преимущества. Операция «Морской лев» — план форсирования Ла-Манша и вторжения в Англию сухопутных войск — оказалась неосуществимой. Высадить десант в составе 25 дивизий(предполагалось и 40 дивизий) не удалось. Англичане бомбили скопления кораблей в портах, пользуясь своим превосходством в воздухе.
19 июля 1940 года, через месяц после капитуляции Франции, Гитлер, выступая с речью в Рейхстаге, предложил Англии заключить мир: «Я не вижу причины, которая бы заставляла продолжать эту войну».
Англичане ответили: «Нет». Новый премьер-министр Уинстон Черчилль, выступая в парламенте и перед народом, повторял: «Победа любой ценой… Мы будем сражаться на побережье… Мы не сдадимся никогда».
Только за 3 месяца, с 10 июля по 31 октября 1940 года, английская авиация уничтожила 1733 (!) немецких самолета, ощутимо подорвав мощь люфтваффе.
Англия оказалось Гитлеру не по зубам. И он напал на Советский Союз. И тем самым подписал себе смертный приговор. Историки до сих пор не пришли к однозначному ответу на вопрос: «Почему Гитлер начал войну против СССР?»
Мощь Советского Союза (людские, территориальные, природные, военные ресурсы) и возможности Германии — несопоставимы. К тому же Германия одновременно воюет с Великобританией, с французским Сопротивлением, фронт в Африке, ведет боевые действия на Средиземном море. Убийственный расклад, самоубийственное решение. Почему Гитлер его принял?
Здесь уместно вспомнить неожиданное высказывание Молотова, главы правительства СССР в 1930 — 1941 годах: «Гитлеру ничего не оставалось делать, кроме как напасть на нас, хоть и не кончена война с Англией, да он бы никогда ее не закончил — попробуй, закончи войну с Англией!» (Ф. Чуев. Молотов. Полудержавный властелин. М., 2002)
Почему «Гитлеру ничего не оставалось делать, кроме как напасть на нас»?
Есть основания полагать, что он опасался удара со стороны СССР.
С 1 января 1939-го по 21 июня 1941 года численный состав Красной Армии вырос более чем в 2 раза — с 2,4 млн до 5,7 млн человек. Количество орудий и минометов – в 2 раза, самолетов – в 2,5 раза, танков — с 21,1 тысячи до 25,7 тысячи. В пяти западных приграничных округах дислоцировались 56,1% частей сухопутных войск и 59,6% частей ВВС.
К обороне или нападению готовился Сталин?
В конце 1940-го и в начале 1941 года Генштаб разработал «Соображения по плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками», по которым предусматривался главный удар на Юго-Западном направлении. (ЦАМО СССР.ф. 18-А, оп. 251. д. 237.)
Полвека спустя, в 1991 году, заместитель начальника Генерального штаба генерал армии Гареев писал: «Направление сосредоточения основных усилий советским командованием выбиралось НЕ (выделено мною. – С. Б.) в интересах стратегической оборонительной операции, а применительно совсем к другим способам действий… Упомянутый вариант выбора на Юго-Западном направлении… был вполне обоснован и более выгоден, чем на Западном направлении… Пролегал на более выгодной местности, отрезал Германию от основных союзников, нефти, выводил наши войска во фланг и тыл главной группировки противника». (Газета «Красная звезда», 27 июля 1991 г.)
То есть планировался удар, отсекающий Германию от Румынии (нефть), Венгрии, Болгарии, Италии.
15 марта 1941 года нарком обороны маршал Тимошенко приказал снабдить войска медальонами с личными листками учета — по требованиям военного времени.
5 мая Сталин на банкете по случаю выпуска в Военной академии имени Фрунзе заявил: «Сейчас несвоевременно подчеркивать мирную политику советского правительства. Это значит неправильно ориентировать народ и направлять его мышление по такому пути, который более не соответствует современному этапу развития. Пришло время объяснить народу, что период мирной политики миновал. Нужно подготовить народ к мысли о необходимости войны, причем наступательной войны. Дальнейшие цели Советского Союза могут быть достигнуты только применением оружия».
19 июня 1941 года нарком Тимошенко издал приказ о создании фронтовых управлений на базе штабов западных военных округов.
Тут надо обратить внимание на терминологию. «Округ» — территориальное общевойсковое объединение мирного времени. «Округ» становится «фронтом» с началом войны.
Но Гитлер напал раньше.
«Гитлер и немецкие генералы были убеждены, что войну с Россией можно выиграть за три месяца. Гитлер не хотел оккупировать весь Советский Союз. Граница должна была проходить от Белого моря на севере вдоль Волги на юг России. У Германии не было достаточных ресурсов для оккупации всего СССР. Планировалось вытеснить Красную Армию на восток и сдерживать при помощи ударов авиации, — пишет современный немецкий историк БерндБонвеч. — Выиграть эту войну Германия не могла никак. Была лишь возможность договоренности на определенных условиях. Но Гитлер был Гитлером, и под конец войны он вел себя все более безумно…»
Значит, Гитлер думал, что закрепится на линии Архангельск — Волга — Астрахань, а советские люди от Урала до Владивостока, от Салехарда до Ташкента смирятся с захватчиками и перестанут вести борьбу?
Другое дело, что, по словам Молотова, «Гитлеру ничего не оставалось делать, кроме как напасть на нас».
Но ведь мы были готовы к войне. И тогда абсолютно непонятно катастрофическое отступление Красной Армии в 1941 году.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.
(Продолжение следует)