ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО С УТРА

Новые полномочия Государственной Думы по утверждению членов правительства реализованы впервые согласно 112 статье принятой в этом году Конституции.

Никто не ожидал, что новая Конституция ударит по Думе столь быстро. Пришлось уплотнять сверстанную повестку 321-го пленарного заседания во вторник.

Кандидатуры внес в Госдуму председатель правительства Михаил Мишустин. Он предложил повысить в должности Минэнерго Александра Новака и таким образом обрел в кабинете еще одного зампреда. На его освободившуюся должность выдвинут Николай Шульгинов. До настоящего времени возглавлял Русгидро. В энергетике с советского времени.

Одновременно заменяются еще четыре министра, причем на самых провальных направлениям, остро зависимых от лоббизма, законодательного хаоса, политического давления извне и своего родного экономического блока в правительстве.

Министром природных ресурсов и экологии утвержден Александр Козлов. Министром транспорта Виталий Савельев. Ирек Файзуллин стал министром строительства и ЖКХ. И наконец Алексей Чекунков вошел в историю очередным пунктом в кадровой чехарде на посту министра по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Обсуждение заняло два с половиной часа и еще полчаса из-за амбиций Владимира Жириновского обсуждали процедуру. На все плановые вопросы повестки остался час и из-за этого пришлось отложить на следующий день все законопроекты первого чтения.

На пленарном заседании ничего неожиданного не случилось, позиции фракций сформировались на срочно проведенных консультациях и были озвучены заранее.

Единороссы поддержали все кандидатуры.

Коммунисты не поддержали никого. Главный коммунист Зюганов предупредил новых министров, что они заложники.

СР отказала в поддержке кандидатам на пост Минтранса Савельеву и Минвостокразвития Чекункову.

ДДПР не поддержала претендента на пост Минстроя Козлова и того же Савельева по принципу – а чего он Аэрофлот?

Министр экологии, может быть будет хорошо работать. Но как министр Дальнего Востока, Жириновский не видел результатов.

Возможно, новые министры так же ненадолго, как и их предшественники. На мой взгляд, Путин формально ни при чем, но за рокировкой чувствуется желание проверить, как сработает тандем премьера и Госдумы как бы без президента.

Указ о вступлении в должность президент подписал незамедлительно. Пусть помучаются, а мы посмотрим.

За исключением Жириновского, все участники дискуссии использовали возможность обозначить тормозные точки по направлениям ответственности новых министров.

Депутатов не устраивают цены на билеты. Отсутствие малой и межрегиональной авиации. Закупки зарубежных самолетов. По морю суда ходят под иностранным флагом.

Жилья строят много, но непонятно для чего. Наемного жилья нет как данности. Семь млн очередников остаются ни с чем. Хвастаться перед ними снижением ставок по ипотеке – издевательство.

С Севера и Дальнего Востока люди продолжают уезжать. Преференциальные меры дают эффект в перспективе пятнадцати лет. Люди ждать не могут.

Недовольны даже единороссы. Лидер фракции Сергей Неверов среди прочего заявил: «Нам не нужно слепо следовать рекомендациям различных международных организаций и институтов, таких как ВТО в части тарифной политики. Почему у нас тарифы должны устанавливаться такие же, как в Германии? Наши ресурсы – это наше конкурентное преимущество, и мы должны использовать его на благо наших граждан, на благо нашей экономики».

«Разведывательных запасов на разрабатываемых месторождениях нефти хватит на 35 лет, газа – на 50, угля – на 400. Но использование углеводородов в энергетике и промышленности непосредственно связано с вопросами экологии и конкурентоспособности отечественной продукции на мировых рынках, в частности, в связи с введением углеродного налога», – заявил он без тени сомнения, что его высказывания не вяжутся друг с другом.

Откуда бы возьмутся нормальным тарифам и при чем здесь вторично-зависимая ВТО, если страну плоско кладут под международные установки на зеленую энергетику против советской гордости – Единой энергетической системы.

После отставки по советам Запада с поста председателя комитета по энергетике физика Ивана Грачева в защиту ЕЭС никто не скажет правду о так называемых возобновляемых источниках. Получается просто налог на развитие, еще более эффективный, чем НДС.

Эсеры, экологический наследник партии «Яблоко», устами главного думского эколога Анатолия Грешневикова постоянно напоминают об отходах давно закрытого ЦБК на Байкале. ЦБК нет и отвечать за отходы некому. Язык не поворачивается признать ошибку.

Очистные сооружения на Волге не строят, включая в федеральную адресную инвестиционную программу объекты без проектно-смертной документации. Выделенные деньги возвращаются в бюджет. Объектов незавершенного строительства на полтора триллиона. Таких приемчиков торможения множество. Например, мертвые лицензии на разработку полезных ископаемых по модели собаки на сене.

Зато территории заповедников сокращаются под застройку.

Новая русская реальность новое наше все, его величество мусор и его судьбоносная реформа. Зампред Думы Ольга Тимофеева выступила с компактной пламенной речью, что мы провалили на экологическом фронте. За реформу платят граждане.

Что граждане хотят знать информацию о загрязнителях, так это вряд ли. Знать об этом хотят совсем не внутренние граждане, а профессионалы промразведки за рубежом. Граждане просто жить хотят. Что такое НДТ – наилучшие доступные технологии – непонятно самим единороссам. Никакого детектива тут нет, просто уловка из сферы недобросовестной конкуренции.

Когда слушаешь депутатов, с очевидностью встают вопросы – кто управляет страной и почему за отсутствие суверенной стратегии должны отвечать профильные министры? Зюганов прав, они заложники.

Той же природы проблемы тарифов и транспорта в целом.

Если депутатов печалят российские суда под иностранным флагом и для Минтранса сквозной темой Арктики стал Северный морской путь, почему Россия понастроила атомных ледоколов и ни одного контейнеровоза? Ответ позорный: на Севморпути зарабатывает Китай. Для него все и делается.

Председателю думского комитета по ЖКХ Галине Хованской не очень понравилось выступление Ирека Файзуллина. Эсеры приняли решение его поддерживать, но это аванс и надежда на то, что жилищное строительство не ради жилищного строительства, а ради того, чтобы решать жилищную проблему наших граждан.

Хованская отметила, что не было ни одного слова сказано о программе переселения из аварийного жилищного фонда. Это важнейшая программа, которая одна из самых эффективных в стране и идет она, к счастью, хорошими темпами.

«До того, как будет решена в большинстве регионов проблема переселения из аварийного жилищного фонда, говорить о реновации, говорить о комплексном развитии территорий бессмысленно и торопиться с этим вопросом не нужно, не нужно ускорять процесс там, где нужно решать другую проблему, совершенно другую проблему», – повторяла Хованская .

Однако ни будущий министр, ни действующая глава комитета ни слова не сказали о порочном механизме выделения земельных участков и полном отсутствии механизма ценообразования в строительстве. Под поводом пандемии строительная отрасль окончательно ушла в тень. Что там строят и для кого, не скажет никто даже под пытками и угрозой расстрела.

О фокусах с выделением земли под строительство сказал Жириновский. Точнее, проорал, потому что терпение у него лопнуло с утра еще при обсуждении процедуры. Он обвинил коллег по палате в неладах с арифметикой. В результате получил целых восемнадцать минут, чтобы продолжать дальше.

«Да, нам дали больше полномочий, но дали больше полномочий открыть рот, но не принять решение. Всё решение уже принято партией большинства. Это страшная политическая ошибка. Если мы говорим о развитии демократии, но не позволяем принять другое решение – всё. Это не годится. Мы своими руками готовим Белоруссию, потому что мы заставляем людей говорить, а решения никакого не будет», – по логике Жириновского, «другое решение» это потупить мятежные депутатские глаза и разойтись в надежде, что лучшая жизнь наступит сама собой без нас.

На мой взгляд, из обсуждения всего-то небольшой части направлений развития страны – энергетика, транспорт, строительство и ЖКХ, геология и экология, Дальний Восток и Севера – абсолютно очевидно отсутствие у страны стратегии и единого суверенного курса.

Пандемические ограничения используются избирательно и Дума с ее длинными языками попала под удар как слабое звено. Из цифр Вячеслава Володина невозможно понять, сколько депутатов болеет и сколько приписали с бессимптомным течением.

В тот же день зампред Думы Александр Жуков провел в режиме видеоконференции совещание со штабом правительства по борьбе с короновирусной инфекцией. По итогам совещания Жуков сообщил палате: «Мы в общем-то тесно сотрудничаем с правительством по решению всех неотложных проблем, которые возникают в связи с распространением коронавирусной инфекции. Это касается и принятия законопроектов, и выделения средств из бюджета, это вообще идёт в режиме еженедельной работы нашей трехсторонней комиссии, помощь врачам, лекарственные вопросы».

«Правительство попросило депутатов содействовать в решении вопроса скорейшего доведения и использования в регионах средств, которые выделяются, например, на бесплатное обеспечение лекарствами больных, ну и еще по целому ряду вопросов», – вот и весь итог по словам Жукова.

По сути он ничего не сказал, а возможность депутатских вопросов закрыл председательствующий зампред Думы от КПРФ Иван Мельников.

В тот же день приняли во втором чтении два спорных законопроекта: о переводе ЕНВД на патенты и о повышении НДФЛ с дохода свыше пяти млн в год. Все прошло бы тихо и шито-крыто, если бы не Сергей Катасонов. Он настаивал на расширении патентов и внедрении полноценной прогрессии в налоге. Оба законопроекта внесены правительством и на следующий день обрели статус законов, будучи приняты в третьем чтении.

Кроме того, Дума ратифицировала Протокол об охране промышленных образцов к Евразийской патентной конвенции. Документ подписан шестью из восьми государств-участников Евразийской патентной конвенции – Россия, Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан. Цель – создание евразийской системы правовой охраны промышленных образцов и наделения Евразийской патентной организации полномочиями по приему и рассмотрению заявок на выдачу евразийского патента на промышленный образец.

Протокол предоставляет владельцам промышленных образцов возможность получать правовую охрану в подписавших его странах с выполнением минимума процедур и затрат.

Докладчик, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев сообщил депутатам, что промышленный образец один из наиболее быстро развивающихся объектов интеллектуальной собственности.

«В качестве промышленного образца охраняются внешний вид изделия, новый и оригинальный внешний вид. В современных условиях дизайн в значительной степени определяет коммерческий успех продукта, поэтому охрана промышленных образцов является востребованной как среди крупных, так и малых и средних предприятий», – пояснил Ивлиев.

Он знает, что делает. Движение в правильную сторону, причем системно.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x