РАСКОЛ. ЧАСТЬ 2

Старообрядческая икона начала XIX века - протопоп Аввакум и его соузники епископ Коломенский Павел, диакон Феодор, инок Епифаний Соловецкий и иерей Лазарь

Большой Московский Собор (ноябрь 1666 — август 1667) объявил старообрядцев раскольниками и еретиками, предал анафеме. Словопрения закончились — начались гонения и казни.

Отрезали языки и рубили пальцы – чтобы не проповедовали и не крестились двумя перстами

Боярыню Феодосию Морозову и княгиню Евдокию Урусову после пыток на дыбе хотели предать лютой казни – сожжению заживо. В Европе еретиков сжигали на кострах, привязав к столбу, а на Руси – в деревянных срубах, не привязывая, и они там, внутри, метались в огне. Такая же участь ожидала Морозову и Урусову.

Однако воспротивилась Боярская дума. И царь не осмелился. Ведь Алексей – всего лишь второй царь из Романовых, к тому же Романовы — не высшая знать. На Руси исконно было шестнадцать знатнейших родов, представители которых становились потомственными боярами — Черкасские, Воротынские, Трубецкие, Голицыны, Хованские, Морозовы, Шереметевы, Одоевские, Пронские, Шеины, Салтыковы, Репнины, Прозоровские, Буйносовы, Хилковы и Урусовы. В Смутное время под грамотами о спасении Руси, которые рассылались по всей стране, первой была подпись боярина Морозова.

Так что царь не решился на лютую казнь женщин столь высокородных фамилий.

Не добившись пытками отречения, их увезли в Боровск и там бросили в земляную тюрьму – в глубокую яму, морили голодом.

Боярыня Морозова

11 сентября 1675 года умерла княгиня Урусова. В ночь на 2 ноября – боярыня Морозова. Они были сестры не только по вере, но и по крови — урожденные Соковнины. Их страдания и судьбы – в ряду других, многих и многих. Точно такие же и более страшные муки претерпевали десятки и десятки тысяч их сестер и братьев по вере.

Однажды даже привычная ко всему Москва поразилась – когда увидела, как ползают, катаются по Красной площади и мычат бессмысленно десятки людей. Это старообрядцам отрезали языки, чтоб не молвили слово свое еретическое. Попу Лазарю отрезали язык и отрубили руку по запястье. Диакону Феодору отрезали язык и отрубили руку поперек ладони. Старцу Епифанию отрезали язык и отрубили четыре пальца. Руки, ладони, пальцы рубили – чтоб не крестились двуперстием.

Протопоп Аввакум на пути в ссылку

Всем, кого вместе с протопопом Аввакумом сослали в Пустозерск, отрезали языки. Но, видимо, не полностью, потому что они продолжали говорить, пусть и маловнятно. Они проповедовали из своих зловонных ям! И склоняли стражу на свою сторону. Поэтому всем им вторично отрезали языки. Чтоб замолчали.

Только Аввакуму не рубили пальцев и не резали язык – царь Алексей, наверно, жалел его как своего прежнего наперсника, товарища, вместе с которым говорил некогда о старинном благочестии и старинных обрядах.

14 апреля 1682 года Аввакума, Епифания, Лазаря и Феодора сожгли в деревянном срубе. Известная картина Г. Мясоедова «Сожжение протопопа Аввакума» – художественная интерпретация. Староверов не привязывали к столбам, а сжигали в срубах. Аввакум осенял себя двуперстным крестом и кричал: «Будете этим крестом молиться — вовек не погибнете, а оставите его — городок ваш погибнет, песком занесет. А погибнет городок, настанет и свету конец!»

Сожжение протопопа Аввакума

Епископа Павла Коломенского замучили пытками и тайно умертвили. Костромского протопопа Даниила пытали и уморили в земляной яме. Священнику Гавриилу из Нижнего Новгорода отрубили голову. В Москве старца Авраамия и Исайю Салтыкова сожгли на костре. Старца Иону разрубили на пять частей. В Холмогорах сожгли Ивана Юродивого. В Боровске сожгли священника Полиекта и с ним 14 человек. В Казани сожгли 30 человек. В Киеве сожгли стрельца Иллариона. Юродивому Киприану Нагому отрубили голову в Ижме. На Мезени повесили Федора Юродивого и Луку Лаврентьевича. Сыновей протопопа Аввакума тоже приговорили к повешению. Но они покаялись и были помилованы – их вместе с матерью всего лишь «закопали в землю», то есть посадили в земляную яму.

«Нельзя, чтобы нам не гореть — некуда больше деться»

С 1676 года начались массовые самосожжения. Их называли – «гари». Когда царские войска подходили к старообрядческим селам, церквам, городам, старообрядцы, чтобы избежать битья батогами, ссылки или смертной казни, пыток с требованием отречения от веры, — сжигали сами себя. Как говорил старец Сергий: «Поистине нельзя, чтобы нам не гореть — некуда больше деться».

Только за десять лет только в одном Пошехонском уезде Ярославской губернии в «гарях» погибло 2000 человек. В Тюмени поп Дометиан устроил массовую «гарь» для 1700 человек. В Палеостровском монастыре на Онежском озере сожгли себя 2700 старообрядцев. Это уже 1687 год. На следующий год в том же монастыре в боях с царскими войсками погибли и сожгли себя еще 1500 человек. Самосожжения продолжались и в XVIII веке. И даже в XIX веке. Только представьте – жил уже Пушкин, наш солнечный гений, дитя света, а его современники сжигали себя на кострах. По приблизительной статистике, только за 15 лет с начала «гарей», с 1676 по 1690 год, на Руси сожгли себя заживо более 20 тысяч человек. Тех, кто покончил самосожжением в XVIII и XIX веках, не считали. Тех, кого забили до смерти батогами, сожгли, повесили, отрубили голову или казнили каким другим способом по велению власти в XVII и XVIII веках – не считали. Есть только общие расчетные данные.

Многие историки определяют Раскол как Русскую катастрофу с далеко идущими тяжкими последствиями.

Главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский в книге «Антискрепа» пишет: «Если хронологически экстраполировать прирост населения, достигнутый в период 1646–1678 годов, на последующий временной этап 1678–1719 годов, то численность населения России к 1719 году могла бы составить не 15,6 млн, а 17,8 млн человек. Таким образом, в 1678–1719 годах общее число жертв Раскола – казненных, замученных, умерших, неродившихся – составило 2,2 млн человек».

Здесь речь не только о прямых жертвах, но и о неродившихся. Отметим: 2,2 миллиона от 17,8 миллиона – это убыль одной восьмой части населения.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

(Продолжение следует)

На снимке: старообрядческая икона начала XIXвека — протопоп Аввакум и его соузники епископ Коломенский Павел, диакон Феодор, инок Епифаний Соловецкий и иерей Лазарь.