К ВОПРОСУ О ПРИРОДЕ БАНКОВСКОГО ТЕРРОРА

Неумолимо надвигается конец сессии на фоне эпидемии без конца. Соответственно Дума продолжает экспериментировать с форматами законодательной работы.

Вопреки установке на отказ от рассмотрения отклоняемых законопроектов, за неделю до конца стало понятно, одними принимаемыми законами понимания избирателей невозможно добиться. О причинах обратного эффекта напряженной работы постоянно говорят сами депутаты.

«Коллеги, у нас более шестидесяти пунктов в повестке дня, мы принимаем законы, которые ровным счетом ничего не меняют. Может быть, нам пора уже другие законы принимать, которые действительно что-то будут менять», – сказал эсер Валерий Гартунг на пленарном заседании Госдумы в среду при обсуждении в первом чтении законопроекта «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» и статью 4 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Документ инициировал не совсем обычный депутат Влади­слав Резник с богатым бэкграундом. Его заслуги в пользу международного спекулятивного капитала вошли в историю осенью 2008-го. Как только что-то депутату удается сделать на благо Родины, у него тут же обнаруживается невидимость за ее пределами.

Номинально его законопроект нацелен на упорядочение стихии комиссионного вознаграждения банков.

По словам Резника, в последнее время поступает значительное количество жалоб от граждан и юридических лиц на действия кредитных организаций, которые устанавливают дискриминационные тарифы обслуживания отдельных категорий клиентов, основываясь на антиотмывочном законодательстве. Переводы от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в пользу физических лиц варьируются взиманием комиссии от 0,5 процента до 12 процентов и зависят исключительно от суммы переводов в месяц. При закрытии счетов некоторыми банками применяется комиссия от 10 до 30 процентов от остатка на счетах клиентов.

Законопроектом предлагается установить, что размер комиссионного вознаграждения за осуществление операций по переводу денежных средств юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с их банковских счетов на банковские счета физических лиц не может быть обусловлен различным назначением осуществляемых переводов либо различными суммами переводов.

Коммунист Николай Коломейцев посчитал усилия автора бесполезными. Банк по подозрению в так называемых незаконных операциях не просто блокирует счет, но и блокирует возможность взятия кредита и перекредитования в любом другом банке. По информации на сайте банки.ру десятки тысяч людей и подводились под незаконные санкции в силу того, что вдруг банку показалось.

Депутат Коломейцев дико возмущен, так действует на коммуниста само слово «банки». Банки подменяют все правоохранительные органы. Де-факто тебя ставят в неудобную позицию, отнимают твои деньги, ты ничего сделать не можешь, потому что сегодня в суд из-за пандемии вы не попадете. И в прокуратуру не попадете. По электронке никто не признает, что вы им отправили заявление.

Депутаты разных фракций принялись рассказывать о банковском терроре. Приведу цитаты.

Алексей Куринный, КПРФ: «Операция якобы носит какой-то подозрительный характер, блокирует эти деньги, держит их там месяцами, потом требует вот такой своеобразный откат, вы его называете там новыми какими-то тарифами, а, по сути, 30 процентов если вы оставляете на банковском счету, мы вам оставшиеся деньги вернем».

Иван Пиляев, ЛДПР: «Очень часто у предпринимателей возникают проблемы с обслуживанием счета, когда банки, прикрываясь 115-м федеральным законом, блокируют денежные средства, но при этом предлагают решить вопрос за 15 — 20 процентов от средств на счете или от операции. Например, если клиент получает на свой счет сумму свыше 600 тысяч рублей, то банк по своему усмотрению может заблокировать данному клиенту счет, тем самым парализовав его деятельность, а для разблокировки данного счета или закрытия требовать от клиента 20 процентов от данной суммы».

Банки сами устанавливают критерии подозрительности операций в правилах внутреннего контроля и могут под угрозой отказа в проведении сделки или блокировки счета предложить клиенту все-таки провести операцию, но по завышенному тарифу. Нередко такие антиотмывочные тарифы применяются для зарабатывания денег, а вовсе не для борьбы с нежелательными транзакциями.

Константин Бахарев, ЕР: «Комиссии варьируются от полпроцента до 12 процентов, а при закрытии счетов до 30 процентов, они, на мой взгляд, иллюстрируют актуальность проблемы и, безусловно, применение банками формальных критериев при определении размера комиссии, очевидно, дискриминируют клиентов».

Для примера. Дума добилась отмены банковского роуминга. Валерий Гартунг описал, что получилось. Банки теперь по другим основаниям подняли ставки за перечисления. И берут еще больше денег по комиссии.

По мысли Гартунга, если законом Резника лишить банки возможности ссылаться на 115-й закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», они будут ссылаться на Гражданский кодекс, на свободу договора. Когда вы заключаете договор открытия банковского счета, вы подписываете все условия, в том числе и комиссии. Потом скажут: но вы же подписывали договор, вы открывали счет, значит, вы согласились со всеми условиями.

«Критиковали, критиковали и все «за» проголосовали», – заметил председательствующий Александр Жуков, выслушав дискуссию и увидев на табло 376 «за» при отсутствии против.

От единодушия, однако, далековато. В думскую дискуссию попадают такие законопроекты, как пара альтернатив от СР и КПРФ по поэтапному снижению НДС. Наверно, не случайно из десятка включенных в повестку заседания в среду председательствующий единоросс Александр Жуков для обязательного рассмотрения выбрал именно тему НДС, зонтиком накрывшую развитие экономики.

Несобственную позицию ЕР поручили донести до коллег по палате Айрату Фаррахову, кинув ему на подмогу Павла Завального.

«НДС – это косвенный, не прямой налог, устанавливаемый в виде надбавок к цене товара. Бремя этого налога ложится на конечного потребителя и не зависит от дохода. Снижение ставки налога не может привести к возникновению у налогоплательщиков экономической выгоды в виде разницы между действующей ставкой и ставкой, предполагаемой данными законопроектами», – поведал Фаррахов.

Завальный добавил: «В случае принятие этого закона приведет в среднесрочной перспективе к снижению доходов федерального бюджета от 1 до 2 триллионов рублей к 2024 году. Вопрос – чем компенсировать?»

От логики единороссов опешил один из самых опытных в палате софистов Валерий Гартунг. Ответ на вопрос Завального очевиден – отмените возврат НДС экспортерам сырья.

Николай Коломейцев попытался по поводу НДС высказать палате едва ли не все, что знает, и, естественно, со своей сверхзадачей не справился.

Я выбрал из коммунистического мейнстрима два коротких абзаца: «Вы посмотрите, скажем, при Рузвельте, во время Великой депрессии, первым что сделали? Разработали и ввели антитрестовское законодательство и взяли под контроль банки, чтобы они не могли чинить произвол.

А в нашей ситуации, если посмотрите, из всех отраслей, самая прибыльная банковская система, причем независимо от пандемии, от любых других кризисов. Банки всегда у нас с прибылью более триллиона рублей в последние три года». Конец цитаты.

Что такое НДС и как его по-разному едят страны мира в зависимости от отношения к США, растолковала коммунист Вера Ганзя. Она считает НДС одним из самых странных налогов.

Уставши от устных высказываний в стенограмме, цитирую по фейсбуку депутата.

«Этот налог косвенный и многоступенчатый. Введен у нас в 1992 году. Он был введен в Европе в 1967 году и стал обязательным для тех стран, которые вступали в Евросоюз. Кстати, в Японии. США, Канаде, Австралии такого налога нет, у них есть налог с продаж.

НДС – налог на потребителя. К стоимости товара добавляют 20% и собранные деньги отправляют в федеральный бюджет. Есть по этому налогу возмещение и льготы. Внутренний НДС принесет в бюджет в 2022 году 4,9 трл рублей, ввозной НДС – 3,1 трлн рублей. Это из вашего кармана, дорогие граждане, ибо конечным потребителем и плательщиком налога являетесь все вы. Я тоже выступила в защиту потребителей за снижение этого налога. Потребительский спрос – главный стимулятор экономики. У нас стимулировать экономику, выходит, нечем. Низкие зарплаты и пенсии плюс высокие (почти на уровне европейских) цены никак не увеличивают покупательскую способность. Наша экономика, проще говоря, загибается. Но Правительству гораздо удобнее поднимать ставки налогов, чем увеличивать саму налогооблагаемую базу», – написала Вера Ганзя и присовокупила фото табло с голосами». Конец цитаты.

К вопросу о природе банковского террора: что такого произошло в свободной России, чего бы советские люди не прочитали в великом романе Джона Стейнбека «Гроздья гнева»?

Мне в отличие от депутатов не надо избираться и всем нравиться. Мои собственные оценки грубые, но я все же их приведу. Тут одним НДС не обойдешься, в одной вирулентной закваске цены, банковские комиссии, эквайринг, заниженная зарплата, всяческое рейдерство, веселящий газ и еще очень много всего.

Опять нам продемонстрировали переговоры юденрата с кем-то из коллаборантов при оккупационном гарнизоне. То Google уговариваем не убивать детей и и не дурить людям головы свободой революции. То ретейл нижайше просим не убивать потребительский спрос несуразными ценами. То нефтянку умоляем. Гречку, постное масло, сахар. Конца, как говорится, и краю не видать.

Есть такая теорема Эшби в кибернетике о мощности канала управления. Ценообразование, налоговая, таможенно-тарифная и денежно-кредитная политика отражает общую политику террора в его частных проявлениях. Генератор антагонистического управления легко вычислить по двойному стандарту этой самой политики. Или по источникам отвлекающей тематики. Для России это отравление Навального и Срипалей, русские хакеры и малайзийский «Боинг», русские хакеры и стандарты журналистики, треп про рыночную экономику и курс на развитие конкуренции с отсутствием цензуры.

Что делать, никто не знает. Тем более никто не знает выхода из этой системы координат с навязанными ложно-экономическими ориентирами.

На мой взгляд, рецепт известен — «если Резник выйдет из зала, в пять минут примем», — как-то в прошлом сказал, не подумав, Коломейцев. После этого Резник вышел из зала на несколько лет и много чего напринимали, но в целом стало хуже.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x