19 Сентября 2021г., Воскресенье
  • $ 72.6
  • 85.5
Главная» Политика» ДЕПУТАТЫ ОБСУДИЛИ ВОПРОСЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ДЕТСКОГО ЗДОРОВЬЯ

ДЕПУТАТЫ ОБСУДИЛИ ВОПРОСЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ДЕТСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Лев Московкин/ автор статьи

На вчерашнем пленарном заседании Госдумы было затронуто несколько важных тем, вокруг которых много мутного и неопределенного.

Так, Государственная Дума не ратифицировала Парижское соглашение по климату. Как следствие, те же люди в правительстве, кто провел мимо парламента процедуру присоединения России к Соглашению, ответственность в форме федерального закона сваливают на Думу.

Отсюда понятно, почему темой контроля выбросов парниковых газов, учета поглотительной способности лесов и торговли квотами занимается не Минприроды и тем более не Минпромторговли, чью сферу напрямую затрагивает Парижское соглашение, а все тот же неразменный Минэк.

После пленарного заседания председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов провел круглый стол «Актуальные вопросы государственного регулирования выбросов и поглощений парниковых газов: национальный и международный аспекты».

Цель мероприятия состояла в выработке позиции к первому чтению законопроекта о контроле выбросов парниковых газов. Теоретические споры о глобальном блефе антропогенной природы потепления климата забыты. По моему мнению, это неправильно по целому ряду причин.

Парижское соглашение стало завершающим моментом цепи международных тематических договоров, направленных на передел промышленных рынков путем поэтапного вымогательства через постепенное выдавливание науки и здравого смысла из политического диалога. В прошлом чем-то подобным стали Марракешские соглашения по ВТО, быстро утратившие смысл на фоне множества санкций.

В Париже голосом разума прозвучала позиция Москвы. Это не фигура речи — донести позицию Минприроды поручили эксперту в вопросе экологии, Антону Кульбачевскому. Открыто поддержать Москву решилась только Франция, остальные участники погрязли в разборках и дележках.

Сейчас очень трудно понять, как разумные аргументы превращаются в деструктивные и дискриминирующие решения. Однако этот вопрос стал ключевым в самых резных темах.

В дискуссии перед первым чтением всплыло много любопытного. Например, я много лет пытался добиться ответа на вопрос о решении проблемы лесных пожаров. Почему США упорно придерживались позиции экономической нецелесообразности тушения, маниакально продавливая любое свое мозговое завихрение на международную арену.

Услышав данные объективных исследований, Бурматов обнаружил экономическую целесообразность тушения лесных пожаров. Оказалось, поглощающая способность лесов России, вопреки пожарам и вырубкам, растет. Только в 2012-м году большие летние пожары, которые разрушительнее весенних, привели к временному превышению выбросов углекислоты над поглощением.

Характер депутата Бурматова, обычно сложный и резкий, полностью изменила больная тема. Он отметил, что некоторые государства скрывают намерения развивать тяжелую промышленность. Некоторые вообще остались в стороне. РФ выполняла все соглашения по климату. Выбросы снизились по сравнению с 1990-м годом, причем что с учетом поглощающей способности, что без учета. Понятно, в 90-е прошло резкое сокращение объемов промышленного производства. Россия вошла в Парижское соглашение и последовательно его выполняет.

Бурматов особо подчеркнул, что введение трансграничного углеродного регулирования осложняет неясность механизмов. Принятое Евросоюзом решение будет затрагивать энергетику, сталелитейную и цементную промышленность, производство удобрений. Оценки потерь России — от двух до десяти миллиардов евро.

России надо добиться максимального учета поглотительной способности лесов, кто бы ни пытался нас подвинуть. Кроме того, придется доказывать «зелень» АЭС и крупных ГЭС. Каждая страна выстраивает свою зеленую стратегию декарбонизации с обязательностью учета общей установки на природный газ, водород и электротранспорт. Выбранный для пилотного проекта Сахалин собирается перевести электрички на водородные топливные элементы. В то же время для Черного моря построят электросуда.

Пока Россия отстаивает свои леса и прогрессивную атомную генерацию, другие страны откровенно жульничают. Даром получают квоты. Выводят из учета выбросы сельскохозяйственного скота. Обходят авиацию и флот — так, например, делает Британия.

Понять это невозможно, и пытаться не надо. Риски и опасности обсуждаются только в плане экономических потерь. Угрозы использования водорода в качестве топлива последний раз обсуждались в Госдуме по инициативе Петра Шелища. Его отец Борис Шелищ в условиях дефицита топлива в блокадном Ленинграде использовал водород. Получилось здорово, но взрывоопасно.

С основным докладом в комитете выступил замминистра Минэка Илья Торосов. Он описал, что сделано в плане исполнения Парижского соглашения и как Россия готовится к наращиванию ограничений.

Речь идет не только о сокращении выбросов, надо учиться играть в новые игры с рынками квот и углеродных единиц, они станут предметом биржевой торговли.

Минэк готовит промышленность страны к игре по новым правилам. Необходимо провести инвентаризацию выбросов и поглощений. С 2022 года вводятся штрафы за непредставление отчетности или недостоверную отчетность. Порог углеродного следа будет поэтапно уменьшаться. Квота на выбросы устанавливается на пять лет с ежегодной разбивкой. Цена квоты устанавливается рынком.

Отвечая на вопросы, Торосов подчеркнул, что у нас большие ресурсы, а их зеленая энергетика дороже. Наши затраты будут зависеть от цены углеродной единицы. Если у нас не будет своей системы, мы не сможем спорить с Западом и придется покупать их технологии.

Послушав дискуссию, Бурматов выделил ключевой фактор риска: высокая неопределенность процессов вокруг этого всего. Глава комитета намерен готовить законопроект к первому чтению. Текст выглядит компромиссным.

Вот так и получается: якобы во исполнение Парижского соглашения Запад наворотил сложностей вокруг трансграничного углеродного налога, и сам запутался. Вместо экспертных оценок и расчетов идут шулерство и базарные разборки. Никто особо не скрывает цель подменить экономически выгодное и разумное на затратное и разрушительное.

Осталось непонятным, почему надо бороться за экспорт и тем спасать ЕС ценой дополнительных платежей в его бюджет и при этом ставить на колени все отрасли включая ЖКХ? Можно хотя бы ограничиться экспортным производством. Судьбу страны опять решают независимо от интересов ее граждан.

Если Запад вопреки логике отказывается от российской вакцины, он и сталь брать не будет, хоть отмой ее от углеродного следа до полной стерильности. Таких аргументов в министерстве не слышат.

Это будет очередной масштабный этап навязывания дискриминирующих мер. Нас уже приучили, что Россия обязана бороться с коррупцией и платить депрессивный НДС, а кто-то может обходиться без НДС и развивать коррупцию, в том числе в России. Были ВТО и коронабесие, теперь вот борьба с глобальным потеплением.

В тот же день до начала пленарного заседания зампред Думы Ирина Яровая провела заседание созданного ею Экспертного совета по вопросам совершенствования законодательства в сфере обеспечения безопасности детей и формирования доброжелательной и комфортной среды для их жизни и развития.

Обсуждалась детская онкология. Врачи выступили единым фронтом и предупредили Яровую, что она связалась со спрутом, бюрократические щупальца которого не дают больным детям вовремя и в должном объеме получить необходимую помощь. Попытки со стороны министерства возразить врачам или перевести разговор в привычную тематику приложенных усилий были жестко пресечены. Яровая требовала ответа о личном вкладе в спасение детей. Понятно, чиновникам хвастаться нечем. Надо строить региональные детские онкологические центры и создавать сеть подобно перинатальной. Ковид заставил принять несколько конструктивных решений, и Яровая совершенно разумно намерена двигаться в этом направлении.

Ее формат парламентского сериала «Несломленная» намного ярче телевизионного. Банальностей тут нет.

Однако мне бы хотелось показать некоторые угрозы, которые способны без борьбы обратить в правоприменительное зло любое законодательное добро. Пример предоставила в тот же день тема возврата медпомощи в школу.

Фактически речь идет о «добром самаритянине», во всяком случае, такой законопроект готовит первый зампред комитета ГД по охране здоровья Николай Герасименко.

Аморальную проблему создало насаждение в России англосаксонского преследования за помощь. Вернувший кошелек будет представлен вором, оказавшего первую помощь обвинят в причинении вреда здоровью. По этой причине врачи вне стен медучреждений скрывают свою профессию, а учителя до приезда скорой не подходят к ребенку, как бы он ни умолял помочь в первые решающие минуты.

Тем не менее, в итоге долгих споров был принят в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам охраны здоровья детей в образовательных организациях».

Мотором идеи возвращения медицины в школу, о которой говорили много, давно и долго, выступила единоросс Алена Аршинова. Она была первой, кто заметил в законе об образовании намерение ввести плату с родителей за присмотр и уход, по сути — сделать платными детсады и школьную продленку. Потом боролась за студенческие общежития. Мудрый глава профильного комитета Вячеслав Никонов сдерживает комсомольское рвение, иначе она бы давно сломала свою хрупкую политическую шею.

Алена Аршинова сама была поражена, что детский хирург Дмитрий Морозов с поста председателя комитета по охране здоровья спас ее законопроект. Дискуссия прошла тяжело и достаточно необычно. Никто не спорит с идеей, но все, включая авторов, пытаются избежать введения ответственности учителей за неоказание первой помощи.

И все понимают, что развитие событий будет зависеть не столько от формулировок закона, сколько от того, с чем столкнулась Яровая в теме детской онкологии.

Законопроектом предлагается внести изменения в законы «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ», «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и «Об образовании в РФ».

Ключевой нормой является обязанность организаций, осуществляющих образовательную деятельность, осуществлять мероприятия по охране здоровья обучающихся и обеспечить им оказание первой помощи в период пребывания в этой организации.

Кто конкретно должен подойти к ребенку и обеспечить оказание первой помощи — в тексте законопроекта не видно. Как и защиты того, кто подошел. Для этого потребуется закон «о добром самаритянине». Так что авторам законопроекта предстоит поломать головы ко второму чтению, чтобы по возможности на берегу предусмотреть возможный креатив зла.

Завершилось пленарное заседание Думы принятием постановления об отмене заседания 21 апреля в связи с запланированным посланием президента. Отчет правительства перенесен с 21 апреля на 12 мая.

В текущей ситуации рокировка правильная, аргументы Владимира Путина позволят Думе говорить с Мишустиным более требовательно.

Лев Московкин.

Фото: duma.gov.ru

Лев Московкин/ автор статьи
Загрузка ...
Московская правда