Публицистика трехвековой давности

355 лет назад родился Джонатан Свифт, классик английский литературы, известный всему миру как автор книги «Путешествия Гулливера». Первый русский перевод опубликован 250 лет назад.

 

Еще до выхода первого английского издания «Путешествий…» Свифт был знаменит среди современников как памфлетист, обличитель английского государственного устройства.

Правда, под своим именем он при жизни не печатался. За исключением раннего (1710 г.) памфлета «Предложения об исправлении, улучшении и закреплении английского языка». Но все ведали, кто автор этих острых общественно-политических статей. Популярность Свифта, особенно в Ирландии, была невероятной — вплоть до его портретов на улицах. Этнический ангичанин, он родился, жил, служил и умер в Ирландии. Еще точнее — служил Ирландии, отстаивая ее независимость, право на экономические и политические свободы:

«Всякое управление без согласия управляемых есть самое настоящее рабство… По законам Бога, природы, государства, а также по вашим собственным законам вы можете и должны быть такими же свободными людьми, как ваши братья в Англии».

У нас принято считать, что «Путешествия Гулливера» (полное название «Путешествия в некоторые отдаленные страны мира в четырех частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей») — книжка детская. Но это не только фантастический, а политический, сатирический роман-памфлет. Гулливер, попадая в другие страны, рассказывает нам об их общественно-политическом устройстве, быте и нравах, знакомит тамошних правителей с устройством государственной системы Англии, выслушивает их суждения. А также размышляет и обобщает, пользуясь эксклюзивной, как сказали бы мы сейчас, информацией.

Так, принц острова Глаббдобдриб мог вызывать духов людей прошлого. И Гулливер беседовал с ними, узнавая, как все обстояло на самом деле.

«Особенно сильное отвращение почувствовал я к новой истории. Я хорошо познакомился с людьми, которые в течение прошедшего столетия пользовались громкой славой при дворах королей. Меня глубоко удивило, в каком заблуждении держат мир продажные писаки, приписывая величайшие военные подвиги трусам, мудрые советы — дуракам, искренность — льстецам, римскую доблесть — изменникам, набожность — безбожникам, правдивость — доносчикам. Я узнал, сколько невинных и превосходных людей было приговорено к смерти или изгнанию вследствие происков могущественных министров. Сколько негодяев возводилось на высокие должности, облекалось доверием, властью, почетом и осыпалось материальными благами…

Три короля объявили мне, что за все время пребывания на троне они ни разу не назначили на государственную должность достойного человека… Они с большой убедительностью доказали мне, что только глубоко развращенный человек способен удержаться на троне, ибо положительный, смелый, настойчивый характер является только помехой в делах правления…

В королевстве Трибниа, называемом туземцами Лангден, где мне случалось побывать в одно из моих путешествий, большая часть населения состоит сплошь из осведомителей, свидетелей, доносчиков, обвинителей, истцов, очевидцев, присяжных вместе с их многочисленными подручными и прислужниками, находящимися на жалованье у министров и их помощников. Заговоры в этом королевстве обыкновенно являются делом рук тех, кто хочет выдвинуться в качестве тонкого политика, вдохнуть новые силы в одряхлевшие органы власти, задушить или отвлечь общественное недовольство… Прежде всего они договариваются, кого именно из подозрительных лиц обвинить в заговоре; затем они пускают в ход все средства, чтобы у этих людей отобрали все письма и бумаги, а их самих заковали в кандалы. Захваченные письма и бумаги передаются в руки специалистов, больших мастеров в разгадывании таинственного смысла слов, слогов и букв. Так, например, им ничего не стоит установить, что стая гусей означает сенат; хромая собака — претендента; сарыч — первого министра; подагра — архиепископа; виселица — государственного секретаря; метла — революцию; мышеловка — государственную службу; бездонный колодец — казначейство; помойная яма — двор; дурацкий колпак — фаворита; сломанный тростник — судебную палату; пустая бочка — генерала; гноящаяся рана — систему управления. А потом очень легко осудить тех, в чьих письмах содержатся эти выражения…

Судьи приучены потворствовать обману, клятвопреступлению и насилию. Они применяют столько специальных слов и выражений, что их речь почти не понятна для простых людей. Точно так же составлены и все законы. Например, невозможно понять, что означают слова «государственная тайна», если дело не касается войны или враждебного государства. Для хорошего управления государством требуются не тайны, а лишь здравый смысл, справедливость и доброта.

Законов так много, и они так непонятны, так противоречивы, что совершенно невозможно определить, какой поступок законен, а какой нет, какой справедлив, а какой несправедлив. Поэтому суды тянутся годами.

Суд над лицами, обвиняемыми в государственных преступлениях, происходит гораздо быстрее. Судьи просто справляются у власти, желает ли она, чтобы обвиняемый был осужден или оправдан. А затем, согласно полученным указаниям, либо приговаривают к жестокому наказанию, либо оправдывают.

Самые высокие умственные способности не могут заменить нравственных достоинств. Нет ничего опаснее, как сообразительный, но аморальный человек на высокой должности. Ошибка, совершенная тем, у кого добрые намерения, всегда может быть исправлена. Но деятельность правителя с дурными наклонностями, одаренного умением скрывать свои пороки, представляет огромную опасность для общества».

В СССР книга «Путешествия Лемюэля Гулливера» вышла в 1928 году в издательстве Academia, в серии «Сокровища мировой литературы». Это было полное издание — 700 страниц с предисловием, биографией автора, заметками от редактора. С тех пор девять десятилетий она регулярно печаталась в разных переводах, разных редакциях, в основной массе — в сериях «приключенческая литература», в «пересказах для детей», в сокращенном виде, с минимумом отступлений, политической сатиры. Так и выросли многие в представлении, что это — «детская литература». Например, в аннотации к одному изданию 2019 года сказано: «Для младшего школьного возраста», в аннотации к другому — «Для детей старшего школьного возраста».

Впервые «Путешествия Гулливера» увидели свет в Лондоне почти 300 лет назад, в 1726 году. Книга сразу же стала в Великобритании необыкновенно популярной. Читатели понимали, что автор аллегорически описывает время правления королевы Анны и короля Георга I.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото: Legion-media.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений Борисов
Евгений Борисов
1 месяц назад

Повезло Свифту родиться в травоядном XVI веке. За подобные речи в наше время могут приговорить к условному сроку либо закенселить, в зависимости от места проживания.

Роман
Роман
1 месяц назад

Даже после жесткой советской цензуры Гулливер Свифта это редкостная натуралистическая вещь и совсем не для детей, но черной пошлятиной это тоже назвать нельзя.

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x