Бесплодные споры о бюджетных пороках

Бюджет, энергетики, учебники, патогены, миграционная высылка, прощание с ОБСЕ, преступления против детей на Украине и прочее и прочее…

Государственная Дума, в Госдуме
Фото Ольги Давыдовой

Завершение весенней сессии Государственной Думы 2024 года обещает стать напряженным и тематически пестрым.

«Вчера от имени народа опять подорожала колбаса», – лучше председателя думского комитета по бюджету Андрея Макарова не скажешь. «Давайте к этому не будем возвращаться», – предложил он, потому что не смог и не захотел от этого уводить дискуссию.

Во вторник, 18 июня, на пленарном заседании Думы с большим моральным подъемом принят законопроект по запрету продажи энергетических напитков подросткам.

Председатель семейного комитета ГД Нина Останина принесла на свой доклад образец продукции из магазина в Думе. Председатель Думы Вячеслав Володин потребовал убрать и унести, а заодно и убрать из продажи.

В принятом документе есть настолько типичные странности, что из депутатов мало кто поверил в эффективность его правоприменения. Ответные реакции на принятые законы планируются лучше. Они неизменно лоббируют интересы бизнеса, и в ущербе для детей обвиняют депутатов. Отчасти это верно, потому что в лоббировании участвуют сами депутаты. Определение энергетического напитка взято из регламента Таможенного союза. Непосредственно вред для детей оно не отражает. Очевидно, ожидается лоббирование, которое председатель Думы Вячеслав Володин категорически отверг.

Буквально про каждый принятый законопроект можно одинаково сказать, что нежелание решать проблему он не заменит.

Приняли драконовский порядок миграционной высылки иностранцев, находящихся в России незаконно.

Приняли ответственность за преступления с патогенами. Ее почему-то не было. Количество преступлений с патогенами увеличилось вдвое.

Между делом уяснилось, что метиловый спирт для пресловутого напитка «Мистер сидр» продал сотрудник со склада МВД. Откуда там взялся непищевой метанол и зачем, непонятно. Козлом отпущения сделали бизнесмена, который купил и продал с приятной маржой. У КамАЗа, например, рентабельность намного ниже.

Очень любопытно, чем теперь занимается академия наук. Выступление по теме налоговой реформы в Думе президента РАН Геннадия Красникова если чем и понравилось, то только лапидарностью. Для академии приняли закон об обязательной экспертизе учебников. Процедура не прописана и есть опасность, что ответственность растворится на аутсорсинге.

Трудно представить академика, читающего чужой школьный учебник. Мне казалось, академикам есть, чем заняться и без учебников, к которым они вряд ли имеют какое-то отношение. А что касается экспертизы текста, ее в нынешней ситуации невозможно провести без программы по подобию PRISM с обратными задачами. Системы СОРМ на линиях связи работают много лет.

Минэк на пару с профильным комитетом продвигает новый вид государственного регулирования в виде технологической политики. Документ спровоцировал яростный спич депутата Михаила Делягина. По его словам, с таким же результатом можно принять в виде закона толковый словарь или просто попрыгать на скакалке. «В огороде бузина, в Киеве дядька, а у нас закон «О технологической политике». Вы знаете, иногда избиратели вот так вот, глядя в глаза, говорят, вы здесь, вы бездельники, вы за свои колоссальные деньги дурью маетесь и вообще не знаете, чем заняться. Вы знаете, это бывает обидно. Но вдвойне обидно бывает, когда они приходят с бумагами, такими бумагами, что им нечего на эти слова возразить. Вот этот законопроект, он из категории таких бумаг. Он потрясающе тавтологичен и в нем практически отсутствует, за единственным исключением, какое бы то ни было новое содержание. Действительно, он вводит огромный понятийный аппарат. Уважаемые коллеги-законодатели, вот, пожалуйста, не потрудитесь, поднимите руку, кто из вас до ознакомления с этим законопроектом не знал, что такое организация с государственным участием, реализующая программы инновационного развития? Все знали, да. Потрясающе. А вот что такое высокотехнологичная продукция, без этого закона, я не буду читать определения, они еще смешнее, тоже все знали, а мы законы утверждаем.

Что такое государственное стимулирование деятельности по реализации технологической политики, тоже мы знали и без этого закона? Ну, может быть, закон носит опережающий характер? Может быть, он адресуется к новым поколениям госуправленцев, которые ничего этого не знают. Здесь даже определение технологии дается. Сначала подробно расписывается, как мы регулируем технологию, а потом говорится: а, да, и, кстати, технология это вот это. Понимаете?

Я, конечно, понимаю, что у нас идет деградация, в том числе, интеллектуальная деградация. Я понимаю, что, может быть, следующее поколение законодателей, ну, будут такие у нас избиратели, которые по-русски не понимают и законодатели будут, которые не знают, что такое технология, им для этого придется принимать специальный законодательный акт.

Но, может быть, тогда уважаемое Министерство экономического развития просто внесет сюда, нам на рассмотрение, толковый словарь русского языка? Мы его утвердим как закон, и будет нормально. Потому что дальше этот закон рассказывает, что государство имеет право делать то, что оно и так делать обязано, что органы государственного управления и субъекты технологического развития, они могут (могут), а иногда и должны делать то, что они и так делают или не делают, если мы своей политикой блокируем их возможности», – по поводу одного, принятого в первом чтении, законопроекта депутат Михаил Делягин ухитрился сказать нечто универсально применимое почти к каждому принятому документу.

В каждом конкретном вопросе многое зависит от заинтересованных людей, которых именно этот вопрос привлекает к публичной дискуссии. В целом же все сказанное в Думе можно одинаково приписать любому вопросу.

По цене вопроса на лидирующих позициях смотрится бюджетно-налоговая тематика.

На двух заседаниях – 19 и 20 июня – приняли в первом чтении поправки в действующий бюджет-2024, в Бюджетный и Налоговый кодексы, также законопроект «О ежегодной выплате работающим родителям, имеющим двух и более детей».

По итогам дискуссии стало абсолютно очевидно, что в борьбе с мировым злом партия «Единая Россия» а с ней и вся палата достигли вершины своей блистательной эволюции. Я не знаю, кто спланировал величайшую пиар-акцию в истории парламентаризма в виде коктейля из детей с налоговой прогрессией, но он гений.

Председатель комитета по бюджету Андрей Макаров честно объяснил, для чего соединили два законопроекта. Его вечный критик, председатель комитета по защите конкуренции Валерий Гартунг, на сей раз радостно поддержал.

Андрей Макаров делает все возможное, чтобы так оно и было. Его задача стратегически проста и едва ли выполнима на практике. Макаров пытается привлечь к дискуссии и вынудить высказаться публично всех, кто в силу своего положения может потом сказать, что вот именно его как раз и не спросили.

Впервые после организации в Думе мажоритарной фракции бюджетные поправки поддержали коммунисты. Радовались все, и особенно председатель Думы Вячеслав Володин. Один только хмурый министр финансов Антон Силуанов остался недовольным, хотя на словах практически со всем сказанным в Думе согласился, что пришлось согласовать заранее.

Тактическая задача Макарова состоит в преодолении сопротивления Минфина возврату обычного законного публичного формата бюджетирования с парламентским контролем без изъятий и заставить принимать все необходимые изменения заранее. То есть в весеннюю сессию, а не непосредственно вместе с бюджетом осенью.

Общая задача бюджета состоит в компенсации сокращения сырьевых доходов. То есть фактически реанимации принципа Александра Лившица «Делиться надо!». Предложенную формулу снабдили пятиступенчатой прогрессивной шкалой налогообложения с лазейками и изъятиями. С ней согласились вроде бы все, потому что не поделились самые богатые современные рантье с доходами ренты. Нефтянка и банки остались при своих. Макаров провел публичную дискуссию подобно опытному лоцману. Компенсировать снижение нефтегазового прогноза придется из несырьевого сектора, который в России растет вопреки высокой ставке и НДС.

Тон дискуссиям задал Путин, чем значительно облегчил задачу Макарову. Во главу угла была поставлена справедливость. Она, как известно от Макарова, у каждого своя. Поэтому пришлось вспомнить и об индексации пенсий работающим пенсионерам, и вывод коэффициентов из расчета для северян, и о бедности работающих многодетных родителей.

Для работающих пенсионеров до конца сессии примут закон. На его основании придется провести расчеты, чтобы возобновить индексацию с февраля, уже в следующем бюджете на 2025 год.

На детей введут частичную выплату из уплаченного НДФЛ, получить который вряд ли можно будет без проблем и только в заявительном порядке. Важный момент: получить выплату на детей можно будет по итогами 2025 года не ранее следующего, 2026-го. Она коснется пяти миллионов семей и десяти миллионов детей из тридцати.

Это далеко не все, что будет сделано для латания дыр в унизительной зарплате. Главное в том, что нас уже приучили к неизбежности повышения ключевой ставки и цен.

Как всегда, далеко не все брошенное журналистам как бы случайно было транслировано в зале пленарных заседаний. Например, инфляция для бедных достигла 27%. Дивиденды Сбербанка должны идти в бюджет, а не ФНБ. Но и в кулуарах не удалось добиться, продолжает ли Сбербанк выводить капиталы из страны под видом дивидендов иностранным акционерам.

Депутаты настаивают на обнулении НДФЛ до МРОТ и его повышении.

Коммунист Николай Коломейцев вспомнил о советской двухконтурной экономике. Это было лучшее лекарство от инфляции.

Внимание в значительной степени перевели на такие вопросы, как идея налога на роскошь. Мне было приятно услышать, что люди с роскошью потянулись из Британии к саудитам, но в Думе об этом не говорили.

Бюджетный процесс охватывает около половины экономики. Сколько на самом деле – неизвестно. Не может же быть такого, что я первый поставил этот вопрос. Публичная борьба идет за то, чтобы теневой сектор не увеличивался. С другой стороны, этому способствуют рестрикционные меры внешнего управления экономикой, включая высокие страховые сборы, НДС, обратный акциз, бюджетное правило, эскроу-финансирование. Их очень много и они направлены на то, чтобы страна не развивалась, ее экономика не росла, люди не находили работу и уходили в нищету или криминал. И еще то, о чем уже надоело говорить, – чтобы население сокращалось.

Инфляция растет, и до конца года может составить 8-9%. Банк России уже объявил о намерении повысить ключевую ставку для борьбы с инфляцией. В реальности инфляция на товары повседневного спроса будет только расти. Меры денежно-кредитной политики на это и направлены.

Для убедительности приведу две цитаты.

Депутат фракции КПРФ Евгений Бессонов сказал: «Значит, поддерживаем мы в законопроекте продление семейной ипотеки. Да, денежные средства выделяются, но что такое ипотека? Это загоняются в кабалу семьи на длительное время. И как происходит у нас в стране – 50 миллионов граждан сейчас имеют кредиты, из них 28 процентов имеют больше трех кредитов. То есть закредитованность граждан огромная, а в это время банки получают прибыль. И в этом году, вчера Центробанк дал нам информацию о том, что прибыль банков по концу года будет 3,6 триллиона рублей. Напоминаю, в прошлом году прибыль банков была 3,3 триллиона рублей. И здесь надо посмотреть и, может быть, ввести налог на сверхприбыль вот именно в банковской сфере, чтобы перенести это на помощь семьям и, может быть, другой механизм – не ипотеку, а прямое предоставление квартир для многодетных семей, возьмите пример с Белоруссии».

Конец цитаты.

Депутат фракции СРЗП Михаил Делягин начал с вопроса Минфину и сам же на него ответил: «Уважаемый Антон Германович. Скажите, пожалуйста, а почему прогрессивную шкалу вы вводите наполовину – в отношении только среднего класса и той части богатых, не самых богатых, которые свои доходы не оформляют в виде дивидендов? Почему вы сохраняете регрессивный характер обложения доходов?

Потому что, если учитывать обязательные социальные взносы, бедные и нищие платят 39 процентов из фонда оплаты труда, а если, скажем, я богат и имею денег на налогового консультанта, я плачу 6 процентов с копейкой, почти в шесть с половиной раз меньше.

Ваша справедливость по-прежнему выглядит так – чем человек беднее, тем больше с него дерет государство. И дело даже не в справедливости, хотя хорошо, что президент обогатил официально язык новым термином, дело в том, что несправедливость экономически невыгодна. Налогообложение для бедных запретительно высоко, они уходят в тень и от этого у нас возникает пенсионный кризис. Именно от того, что люди в тени сидят, вне зависимости от демографической…»

Микрофон отключился, а министр не согласился, что у нас пенсионный кризис. По словам Силуанова, наоборот. Он видит, что пенсии у нас повышаются, мы расширяем категории.

«Поэтому никакого пенсионного кризиса нет. И поэтому вы говорите следующее: где справедливость, если мы сохраняем ставку на дивиденды 15 процентов, вроде бы как делаем прогрессивную налоговую шкалу. Почему ставка на дивиденды 15 процентов? Потому что если мы здесь увеличили бы существенно этот размер налогообложения, то наши предприниматели точно тогда нашли бы другие юрисдикции, где можно было бы сохранить свои уровни налогообложения дивидендов.

Для людей с богатыми… С большими доходами, с богатыми, мы, я уже говорил об этом, предложили целый ряд мер дополнительного налогообложения. А для людей бедных, вы говорите, бедных, с небольшими доходами, у нас, значит, вы сказали еще и про страховые взносы, потому что у нас есть регрессия действительно для, значит, фонда оплаты труда, если на одного человека брать, то с доходом более 2 миллионов 200 тысяч рублей. Там существует дальше регрессия. Почему? Да потому что большие уровни налогообложения фонда оплаты труда – это такое же тяжелое налоговое бремя, как и оборотные налоги.

Поэтому когда мы вырабатывали предложения по страховым взносам, то договорились о регрессии вместе с бизнесом с тем, чтобы, с одной стороны, действительно и показывать заработную плату, с одной стороны, в белую, с другой стороны – иметь оптимальную налоговую нагрузку на фонд оплаты труда, а она у нас, она у нас одна из самых высоких в мире, кстати говоря, налоговая нагрузка на фонд оплаты. Поэтому мы не предлагаем здесь какие-либо, как сказать, регрессии или прогрессии в этой части», – пояснил как мог министр Силуанов.

Конец цитаты.

Для завершения своей нестройной заметки скажу, что в обеих палатах Федерального Собрания одновременно в среду, 19 июня, состоялись дискуссии «Об итоговом докладе парламентской комиссии по расследованию преступных действий в отношении несовершеннолетних со стороны киевского режима».

Это очень страшно!

Зачем российские парламентарии этим занимаются? Тут несколько причин. Победить мировое зло на поле боя невозможно, об этом говорят сравнения текущих событий с известными данными анализа событий Второй мировой войны и ее последствий. Мировое зло переползает и размножается, подобно слизнякам. Русским парламентариям поручено донести правду о геноциде через своих коллег до всего мира. Депутатам приходится лично помогать выжившим пострадавшим детям. После дискуссий в Думе они обретают смысл жизни. Руки-ноги обратно не приделаешь, но облегчить страдания и принести хоть какую-то радость.

Я не буду приводить цитаты из выступлений. Например, что рассказала в Думе Яна Лантратова.

Сопредседатели парламентской комиссии Анна Кузнецова и Инна Святенко сообщили, что работа будет продолжена. Фактически они унаследовали роль Вячеслава Молотова, и опустить руки не имеют морального права, пока существует мировое зло, наш парламент будет его описывать, с ним бороться и призывать к тому же народы мира.

Без этого мы не решим ни одной проблемы внутри страны, и дискуссии вокруг бюджета с налогами теряют развивающий смысл, остается лишь сдерживание позиций на уровне выживания.

Лев Московкин.

Государственная Дума, в Госдуме
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x