Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДЕЛО – В ШЛЯПКЕ!

ДЕЛО – В ШЛЯПКЕ!

Вы слышали новость? Лошадь господина Фадинара снова позавтракала соломенной шляпкой госпожи Анаис Бопертюи! И вот теперь красавец Фадинар, чтобы жениться на своей Элен, вынужден метаться по всему городу в поисках такого же головного убора. Потому что бравый лейтенант Тавернье штурмом взял спальню этого самого Фадинара, водворил туда даму сердца госпожу Анаис – чужую, кстати сказать, жену. И пообещал, что без соломенной шляпки, они и шагу не сделают на улицу. Скандал, да и только!

…Свой 100-летний юбилей Театр имени Евгения Вахтангова решил встретить с размахом и весело. Первой официальной премьерой сезона стала пьеса француза Эжена Лабиша «Соломенная шляпка» в постановке режиссера Михаила Цитриняка. Поэт Владислав Старчевский специально для спектакля сочинил стихи, а композиторы Борис Кинер и Александр Прокопович – музыку. Получился забавный водевиль, который однозначно будет пользоваться спросом зрителей, всегда готовых получить свою порцию положительных эмоций, особенно в непростой период пандемии.

Сцена из спектакля «Соломенная шляпка»

Поклонники театра, конечно же, знают, что «Соломенная шляпка» француза Эжена Лабиша, славящегося своими комедиями и фарсами, уже шла на вахтанговской сцене в далеком 1939 году. Тогда ее поставил Андрей Тутышкин, сумевший оценить все достоинства сочинения Лабиша, виртуозно владеющего искусством сценической интриги и способностью с юмором запечатлевать характеры и нравы современного ему общества.

Михаил Цитриняк – человек в Вахтанговском театре далеко не новый, он уже ставил здесь «Медею», «Игры одиноких» и «Крик лангусты». На этот раз режиссер решил погрузить героев в веселый водоворот событий, напоминающих ярморочную карусель. Это круговое движение подчеркивает и символичная сценография Марии Рыбасовой, соорудившей на сцене два огромных вращающихся колеса, мигающих праздничными огоньками. Рисунки на колесах, как и на атрибутах интерьеров спектакля, вдохновлены живописью французского примитивиста Анри Руссо. Эти же мотивы дробятся и повторяются в красочных костюмах, созданных талантом художницы Виктории Севрюковой.

В круговерти знакомых и незнакомых лиц и предметов обихода – вешалок, манекенов, ваз, шляпных коробок, носится по сцене жизни незадачливый влюбленный Фадинар (Леонид Бичевин) в попытках найти выход. То есть шляпку для Анаис, а заодно – и путь к собственному счастью. Нет надобности вдаваться в хитросплетения этой хорошо знакомой истории. Ее подробности стали достоянием «широкой  общественности» еще в 1974 году, когда на телеэкраны вышла музыкальная комедия Леонида Квинихидзе, в которой были задействованы лучшие силы советского кино — Андрей Миронов, Михаил Козаков, Людмила Гурченко, Алиса Фрейндлих, Зиновий Гердт…

Конечно же, сравнивать спектакль и легендарный фильм зрители будут непременно.  Но ведь и создатели вахтанговского водевиля к этому вполне готовы. Спектакль Цитриняка в очередной раз подтверждает мысль, что если артисты представляют собой личности, то желание сопоставлять и проводить параллели у зрителя очень быстро улетучивается: остается лишь удовольствие от наблюдения за тем, что же нового привнесено в роли.

В вахтанговской «Соломенной шляпке» есть на что посмотреть, и здесь есть настоящие актерские удачи.

Он совсем не прост, этот Ахилл де Розальба (ИГОРЬ КАРТАШЕВ)

Среди них – великолепная работа Игоря Карташева, исполняющего роль Ахилла де Розальбы. Карташев продолжает комическую линию персонажа нетрадиционной ориентации (смелым первооткрывателем этого типажа являлся Михаил Козаков). Вахтанговский артист сумел филигранно привнести в образ непрописанную, но читающуюся (в жестах, мимике, интонациях) бурную биографию своего героя. Получается у него это изящно и легко. Актерская палитра и «оснащенность» Карташева поистине впечатляют. Нет, он вовсе не так прост, этот оригинал Ахилл де Розальба, в свободной размашистой пластике которого угадывается скрытая энергетика Казановы, в туповатом топтании на авансцене – ограниченность нового русского Баскака, он обладает  поэтичной музыкальностью Вийона. Зритель ощущает эту многогранность, многослойность и одновременно абсолютную самобытность образа. Этот любитель романсов ни на кого не похож и  в то же время он органично впитал в себя сочность красок персонажей, которые Карташев сыграл в Театре, построенном его мастером Евгением Рубеновичем Симоновым. Кстати, именно Евгению Рубеновичу (тут самое время о нем вспомнить!) вахтанговцы и посвятили свой спектакль.

Курс Симонова заканчивала и Марина Есипенко – актриса яркая и одновременно тонкая, деликатная, предстающая на этот раз в роли экзальтированной Баронессы де Шампиньи, прикидывающей, во что именно ей лично обойдется исполнение трех романсов итальянской знаменитости сеньора Нинарди.

МАРИНА ЕСИПЕНКО в роли Баронессы де Шапиньи

Невероятно хорош в роли Тавернье Владислав Гандрабура. Он делает своего лейтенанта порывистым воякой, готовым защищать честь дамы сердца. Зритель верит: такого напористого «солдафона» действительно трудно будет выкинуть из спальни. Тем более, что коротать время с легкомысленной Анаис (Мария Риваль), Тавернье гораздо приятнее под сенью чужого крова, нежели на полянке, где любая безответственная лошадь может безнаказанно сжевать соломенную шляпку из дорогущей итальянской соломки.

МАРИЯ РИВАЛЬ и ВЛАДИСЛАВ ГАНДРАБУРА

Украшением спектакля является появление на сцене Нонны Гришаевой. Вот где профессионализм, помноженный на красоту, изящество и женственность, дают чудесные плоды. Клара в исполнении Гришаевой умело использует арсенал природных чар, хорошо помня, что ей не зря даны «эта грудь, эти руки, ноги и плечи». Обладающая еще и замечательными вокальными данными Нонна Гришаева создает оригинальный образ Модистки, ничуть не похожий и одновременно не уступающий тому, который некогда создала на экране блистательная Людмила Гурченко.

НОННА ГРИШАЕВА в роли модистки Клары – чудо, как хороша

Радует и работа заслуженного артиста России Андрея Ильина в роли обманутого мужа Бопертюи. Одна только сцена с «тазиком и кипятком» в его исполнении могла бы стать достойным наглядным пособием для студентов театральных вузов, желающих постигнуть вершины актерского мастерства.

АНДРЕЙ ИЛЬИН в роли Бопертюи

Добрых слов заслуживают актерские работы Анатолия Меньщикова (Везине), Федора Воронцова (Бобен), Александра Рыщенкова (Нонанкур), Анастасии Ждановой (Виржини), Яна Гахарманова (Феликс), Лады Чуровской (Элен). Каждая из работ вносит в постановку свою особенную краску, порцию иронии и заразительной энергетики. А придуманные сто семьдесят лет назад Эженом Лабишем «предлагаемые обстоятельства» в очередной раз дают зрителю повод задуматься о пружинах, запускающих механизм комедии, независимо от того, разыгрывается ли она на сцене или в нашей собственной жизни.

Елена Булова.

На снимке: ИГОРЬ КАРТАШЕВ (Ахилл де Розальба) и ЛЕОНИД БИЧЕВИН (Фадинар)

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top