В РОССИИ «МИР» ПОКА ЕЩЕ ПРОБЛЕМАТИЧЕН, НО СВЕТЛОЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ НАРИСОВАЛИ НОВЫМИ КРАСКАМИ

Как обычно, наутро после послания президента Федеральному Собранию в его палатах продолжаются комментарии. На этот раз заметна разница палат. Если в СФ по привычке отделываются дежурным одобрямс, то ГД депутаты очевидно услышали президента. Услышало и правительство, но там уши другие.
Депутаты получили свой положенный допинг от главы государства и принялись с усиленным рвением требовать от финансово-экономического блока исполнительной власти изменения курса с консервации на развитие.
В ответ Дума получила своеобразную форму бюрократического террора – в повестке пятничного заседания рекордное число вопросов 140, из них 110 отклоняемые в сокращенной процедуре законопроекты. До них, однако, время не дошло, Вячеслав Володин завершил заседание строго по регламенту.
И все же потихонечку власть в палате возвращает лоббирование через правительство. Основной темой думской пятницы стала денежно-кредитная политика Центробанка. Ее обсуждали два часа сорок минут и успеха не добились.
Сначала предметом споров был доклад Эльвиры Набиуллиной по ДКП. Его пришлось по процедуре «принять к сведению». Затем продолжили тот же спор по просьбе Набиуллиной в процедуре назначения членами совета директоров ЦБ Ольги Скоробогатовой и Ольги Поляковой. Скоробогатова занимается картой «Мир», ее вводят в Крыму, потому что там больше ничего не работает, но в остальной России «Мир» пока еще проблематичен. Полякова обеспечивает банковский надзор.
Обе дамы выступили с уверенными информативными докладами и легко отвечали на вопросы. Въедливые депутатские вопросы копали глубоко. Обе Ольги терпеливо и убедительно отвечали. Подробно описана ситуация с отечественной платежной системой. Она далека от удовлетворительного финиша, однако за четыре года после сакрального сотрясания воздуха 10.12.10 в Думе страна прошла огромный путь, преодолела пропасть непонимания и построила суверенные рельсы для движения в адекватном направлении.
Не хочется пересказывать, потому что есть стенограмма и она отражает высокое качество парламентской дискуссии со всеми техническими деталями конкретной темы. В последние два года в Думе постоянно случается что-то впервые. Пятница несомненно стала подобной вехой.
Четыре года назад Думу сотрясало от бессилия не то чтобы что-то сделать, а хотя бы донести факт до населения. Несмотря на специально приуроченную по датам утечку WikiLeaks о давлении правительства США на правительство РФ, освещение в СМИ было заблокировано. Информация с примером внешнего управления была устаревшей и соответственно блокада – хронической. Для ее преодоления предприняты беспрецедентные меры. Серию дискуссий с поиском решения провел зампред СФ Евгений Бушмин. В результате идентифицированы внутренние игроки и выявлены их цели. Им толково разъяснили, что жить по-прежнему не получится. Бушмин кричал: «ВЫ понимаете, что я невыездной!» – и этот аргумент почему-то сработал.
Тактическая победа с отечественной платежной системой стала возможна благодаря головотяпству того самого пресловутого внешнего управления. Вашингтон сам себя загнал в угол и попыткой изолировать российский Крым создал полигон отечественного развития. Тут нет таких видимых боевых действий, как были, например, во Вьетнаме, но по сути то же соревнование тех же двух систем мироустройства.
Для стратегического закрепления успеха требуется серия аналогичных тактических достижений. И прежде всего в денежно-кредитной политике. Что касается банковского надзора, усиление которого рушит банковскую систему по принципу домино, то в данной сфере Банк России ведет взвешенную политику на минном поле. Извне идет обстрел тяжелой артиллерией ужесточений Базель-2 и Базель-3. Внутри страны как по команде встают ряды фальшивых вкладчиков, по организации похожие на мигрантов в Европе. АСВ справляется, и за этим стоят два фактора: исполнительные специалисты высокого уровня и то, что в России денег много. Почему банки не кредитуют реальный сектор? Риторический вопрос приобрел характер констатации, чем является банковско-кредитная система. Уйти в ирреально виртуальный формат жизни легко, трудно вернуться. Лудомания не лечится, тем более в таких масштабах.
Банковско-кредитная система с изобретением новых суррогатов ценности развивается в средневековой Италии по причине отсутствия денег. Время надежд и ужасов, почти как сейчас. Потом уже в переломном двадцатом веке в Новом Свете в Североамериканских Соединенных Государствах (так по-русски State) после вливания золотых миллиардов русского царя и указа президента Вудро Вильсона по организации частной структуры ФРС начинается буквально банковская вакханалия. Можно жить, награбив на банк, и еще лучше жить грабежом банков. Рассказы О. Генри в СССР все читали. Следующий исторический этап описан романом Стейнбека «Гроздья гнева». И его мы все читали. Банки не просто отказываются финансировать производство, они разрушают его. Великая депрессия унесла жизни трех миллионов жителей США, умерших от голода. Вопреки многочисленным описаниям, преодоление депрессии не было главной задачей элиты США. Конкурента Рузвельта Хьюи Лонга застрелили. До окончания Второй мировой успели свезти в США золото воюющих стран. Развернули террор Маккарти. Такого мракобесия Россия не знала. Однако цель та же, как у нас сейчас: законсервировать систему виртуальной жизни денежного эквивалента, независимую от реального сектора.
Выстрел в Кеннеди предотвратил национализацию частной ФРС. Затем Никсон открыто отказался принять доллары и вернуть золото. Точку поставил пожар ИНИОН, уничтоживший в объеме исторических документов письмо царя об организации будущей ФРС как международного финансового стабилизатора.
Даже поверхностный анализ сложившейся в России финансово-бюджетно-кредитно-фискально-таможенно-тарифной политики показывает, что этот единый эклектичный ком достаточно тщательно выстроен по модели плана Маршалла. В нее входит система неналогового фискала, недостижимые налоговые вычеты, субсидирование грабительских банковских ставок, дискриминирующие льготы и возврат НДС. Принудительное сжатие денежной массы по факту действует на производство аналогично галопирующей инфляции 90-х. На предприятиях нет денег не то что на развитие производства, зарплату платить нечем и штрафные санкции изымают последние деньги. Инфляцию разгоняют платежи в ЖКХ. Попытка ограничить тарифы привела к расползанию сборов вне тарифов на мифические ОДН и нерегулируемые услуги. Схема примерно неналоговых платежей. (…)
В прошедшую пятницу депутаты свои претензии обрушили на Набиуллину. Она выдержала атаку. Все остались при своих интересах. (…)
В заключительном слове Набиуллина сказала следующее. Прежде всего поблагодарила за предметное обсуждение Основных направлений денежно-кредитной политики в комитетах и в рабочей группе. Было много вопросов.
Просила поверить, что прекрасно понимает и разделяет озабоченность депутатов банковским кредитованием и высокими процентными ставками. Но считает, что здесь нужно подходить очень взвешенно и очень осторожно, потому что за некоторыми популярными мерами по быстрому снижению ключевой ставки можем получить негативные эффекты. Много раз через это проходили многие страны.
Еще раз: политика заключается в том, чтобы снижать инфляцию, на этой базе снижать процентные ставки. Будет увеличиваться и банковское кредитование. Банковское кредитование могут наращивать только здоровые финансово устойчивые банки. Их здоровье тоже предмет нашей заботы. Поэтому мы не можем враз ослабить требования к банкам, чтобы они ослабили требования к заемщикам, потому что это будут нездоровые банки, они не смогут наращивать кредитование.
В теме малого и среднего бизнеса Набиуллина обещала выйти в Думу с инициативой по созданию трехуровневой банковской системы. Упростить требования к малым банкам, которые должны обслуживать малый и средний бизнес, физических лиц. Сейчас на них налагаются требования, как к большим международным банкам. Но эти банки не должны брать на себя чрезмерные риски: ценные бумаги за рубежом в непонятных депозитариях с выводом активов И тогда малый и средний бизнес не будет конкурировать с крупным бизнесом за эти кредиты. У каждого заемщика появится свой институт, который будет оказывать ему соответствующие услуги. Поэтому такое дифференцированное регулирование, именно направленное на то, чтобы создать условия для развития банковского кредитования, мы хотим предложить, при этом поддерживая макроэкономическую стабильность и при этом развивая в ограниченных масштабах специализированные инструменты, которые позволяют приоритетным направлениям, еще раз, несырьевой экспорт, малый и средний бизнес, ипотечное кредитование поддержать в этот период.
Кто в этой схеме кому чего должен и чем это отличается от строительства лучезарного города будущего, где каждому гражданину обещано по три раба? Но ведь мы в это верим больше, чем в коммунизм Никиты Хрущева!

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x