ЮРИЙ ЛУЖКОВ: «КОРМИТЬ СТРАНУ НЕ СЛОВАМИ, А ХЛЕБОМ!»

… главная задача для человека – не остановиться, не стать созерцателем, а продолжать действовать!

Вроде бы совсем недавно это было: в Кремле президент страны вручил ордена и медали, знаки о присвоении почётных званий более чем тридцати россиянам за выдающиеся достижения в науке, культуре, образовании, медицине, производственной деятельности. В числе прочих Владимир Путин наградил Юрия Лужкова, отметившего недавно свой 80-летний юбилей, орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Ордена первой, второй и третьей степени уже ранее были вручены Лужкову, то есть он стал полным кавалером Ордена. Он вручается за достижения, связанные с укреплением российской государственности, социально-экономическим развитием страны, научно-исследовательской деятельностью, развитием культуры и искусства. На церемонии состоялся диалог президента и экс-мэра Москвы. Договорились, что Лужков подготовит предложения по реформе сельского хозяйства. О чем речь?
Вот что рассказал Юрий Михайлович нашей редакции.

— Наш «доблестный», я не знаю, сможете ли Вы поставить кавычки, но я говорю, то, что думаю, господин Медведев, совершенно необоснованно освободил меня от должности мэра. Я по своему темпераменту, по своей жизненной философии никак не могу ощущать себя пенсионером. (В 2010 году бывший президент России подписал указ «О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы», освободив от должности Лужкова, который занимал пост столичного градоначальника более 18 лет. – Прим. ред.) Моя супруга увлекается конным спортом; в свое время она возродила, восстановила из руин старинный немецкий конный завод в Калининградской области. После отставки у меня появилось время, сидеть без дела я не могу, поэтому занялся развитием этого хозяйства.
Жена Юрия Михайловича, Елена Николаевна Батурина, владеет конным заводом «Веедерн», основанным в XVIII веке. Осенью 2005 года завершилась реконструкция зданий завода («с сохранением исторических фасадов») и была введена в эксплуатацию первая очередь «Веедерна», началась работа по воспроизводству тракененской и ганноверской пород лошадей.
Елена Николаевна считает, что как человек садится на лошадь, как с ней договаривается, так и строит отношения с людьми: «Нужно обязательно посадить человека на лошадь, чтобы увидеть, как он будет вести себя в коллективе: станет лидером или нет, будет диктатором или пойдет на компромисс. Вообще с лошадьми легче мужчинам. У них крепкая рука, и остановить животное труда не составляет. Вот Лужков может справиться с любой лошадью».
Решили с Еленой, что я буду заниматься сельским хозяйством: не конным заводом, как таковым, а на базе конного завода, в которую входила и земля, попробую создать и развить фермерское хозяйство.
Еще в период работы мэром я довольно серьезно интересовался проблематикой сельскохозяйственного производства. Создал серьезное молочное хозяйство в Калужской области для обеспечения молочным питанием школ Москвы. Хозяйство на 30 процентов обеспечивало столичные школы добротными и разнообразными молочными продуктами.
Кроме того, я видел тот ужас, который сложился в государстве после безумной приватизации Чубайса не только в промышленности, но и особенно в сельском хозяйстве.

В ноябре 2004 года в интервью «The Financial Times» Анатолий Чубайс сказал, что приватизация в России  была проведена исключительно с целью борьбы за власть против «коммунистических руководителей».
В России в 1991—1997 годах было приватизировано около 130 тыс. предприятий, благодаря ваучерной системе и залоговым аукционам значительная часть крупных государственных активов оказалась в руках узкой группы лиц («олигархов»). Посредством скупки ваучеров за бесценок у обедневшего в условиях реформ и кризиса (либерализация цен и невыплаты заработной платы), потерявшего сбережения и плохо информированного населения, перераспределения через финансовые пирамиды, реализации коррупционных схем залоговых аукционов крупная государственная собственность была сконцентрирована у «олигархов». Чубайса впоследствии называли основателем олигархического капитализма в России
9 декабря 1994 года Госдума приняла постановление, в котором охарактеризовала итоги приватизации как неудовлетворительные.

Земля колхозов и совхозов «по-революционному» была роздана крестьянам, которые якобы на ней работали, и все восхищались этим «большевистским» решением. Но, думаю, он понимал, что земля не удержится у этих фермеров. Пятнадцать соток колхозник мог обработать обычной лопатой, а когда ему достались пятнадцать гектаров, то стала нужна спецтехника. Малой техники для такого рода полей у него тогда не было, покупать — очень дорого, ему не по карману. Как следствие – основная часть земли перестала обрабатываться. И по сей день две трети земли России являются залежами, превратились в новую целину. Земли деградируют, заболачиваются, зарастают лесом – это объективная характеристика сегодняшнего положения. И для меня было крайне важно посмотреть на эту ситуацию не «сверху», не с позиции чиновничества или правительства, а именно «снизу». Я постарался понять, что конкретно можно сделать для того, чтобы земля в России заработала.
В записке, отправленной Президенту, я говорю о том, что если восемьдесят миллионов гектаров, которые сегодня при наличии законных владельцев остаются бесхозными, задействовать, то можно было бы не стопроцентно ориентироваться на нефть и газ, на так называемую «нефтяную иглу», «инъекции» которой могут погубить государство. Я понимаю, что нужно сделать, чтобы наша земля работала.
К примеру, в Европе, если землевладелец за летний период дважды не покосил свою землю, он выплатит серьезный штраф за то, что «одарит» сорняками соседа. Такие штрафы идут на поддержку и развитие реального работника на селе. Все разумно. И нужно сказать, что когда едешь по Западной Европе, не видишь почти ни одного квадратного метра необработанной земли.
Вспоминая о чудовищной приватизации, можно обратиться к опыту другой страны – Китая, который, в свою очередь, заимствовал опыт России в период НЭПа. Был в Китае великий преобразователь – Дэн Сяопин. Для осуществления своих великих реформ он многое взял у Николая Ивановича Бухарина, который в свое время считался «троцкистско-зиновьевским», за что его и уничтожил Сталин. А ведь он – Николай Бухарин – был очень талантливым политическим и хозяйственным деятелем нашей страны.

Николай Иванович Бухарин (1888-1938гг.) — российский революционер, советский  политический, государственный и партийный деятель.
Подготовил предложения по национализации  промышленности и созданию органов управления экономикой во главе с Высшим советом народного хозяйства
После опубликования работ «Политическая экономия рантье» и «Мировое хозяйство и империализм» стал одним из ведущих экономистов-теоретиков РКП.
В октябре 1919 года совместно с Евгением Преображенским написал выдержавшую впоследствии более 20 переизданий книгу «Азбука коммунизма». В мае 1920 года написал (частично в соавторстве с Георгием Пятаковым) работу «Экономика переходного периода. Часть I: Общая теория трансформационного процесса».
13 марта 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР  приговорила Бухарина к смертной казни.

Что сделал Дэн Сяопин? Провел настоящую революцию в сельском хозяйстве Китая он всю землю стал «ориентировать» на мелкотоварное производство. Китайские обычаи в этом отношении хорошо соответствуют производству товаров и услуг на мелких предприятиях. Оставив земли в государственной всенародной собственности, китайский реформатор раздал землю тем, кто хотел на ней работать. Возникшие крестьянские хозяйства с наемными рабочими (не более семи человек) сделали сельхозпроизводство гораздо более продуктивным. Всего за три года была полностью решена проблема продовольственного обеспечения всего населения, и даже наладился экспорт сельхозпродукции. А до этого весь Китай безумно голодал.
Вот вам результаты соответствующих государственных решений, которые позволили максимально использовать землю, да еще и зарабатывать на ней. Продавая сельхозпродукцию, Дэн Сяопин, во-первых, получал деньги для вложения в промышленность, и, во-вторых, не отвлекал полученные государством деньги на закупку продовольствия. До преобразований Китай нес многомиллиардные затраты, чтобы одной плошкой риса накормить каждого своего гражданина.
Разница в подходах, по-моему, очевидна: один раздал землю в частную собственность и погубил сельское хозяйство, а другой разумно поступил, оставив землю во всенародной собственности, отбирая только у тех, кто ее не обрабатывает.
В современной России развелось много латифундистов.

Латифундия — землевладение, занимающее большую площадь. В Древнем Риме  латифундиями (лат. lātus «просторный» + fundus «ферма, недвижимость») назывались обширные поместья, специализирующиеся на экспортных областях сельского хозяйства: выращивании зерновых, производстве оливкового масла и виноделии. Они были характерны для Великой Греции, Сицилии, Египта, Северной Африки и провинции Бетика в Испании. Древнеримские латифундии были наиболее близки к современному индустриальному сельскому хозяйству, их экономика зависела от рабского труда.

Во-первых, это предприниматели, которые скупают дешевую землю с целью перепродать её позже по хорошей цене. Появилось также огромное количество тех, кто не продал свою землю, но уже на ней не работает. Во-вторых, имеется огромное количество банков, которые получают землю от обанкротившихся крестьян. Они набрали уже очень много земли в виде мелких участков, расположенных в разных местах, и тоже не имеют возможности (а чаще всего – намерения) эту землю сконцентрировать для ее современной индустриальной механической обработки, как единого участка. А на пятнадцать гектаров, которые находятся в отдельном месте, техника не пойдет, — это я вам точно могу сказать. Поле даже в пятьдесят гектаров должно находиться недалеко от основных массивов, так как сельхозтехнику сегодня перемещать по дорогам общего пользования очень дорого, также необходимо разбираться с сотрудниками ГИБДД — пустят они технику по дороге или нет. Это все наша жизнь, наша реальность. Третий вид латифундистов – районные органы власти, имеющие земли, которые, как правило, даже не откадастрированы. Кроме того, есть еще большое количество ушедших из жизни или уехавших за рубеж владельцев земельных паев. И все это вместе составляет две трети потенциала российских сельскохозяйственных земель. А ведь каждый гектар может приносить прибыль государству.
К примеру, фермер с одного гектара получает, скажем, сорок центнеров зерна. Это прилично. Государство с проданных четырех тонн получает соответствующий налог. Каждый гектар требует минеральных удобрений. Покупая минеральные удобрения, фермер участвует в тех прибылях, которые платит государству завод по производству удобрений. Идем далее: топливо для техники, которая обрабатывает землю, химические средства защиты растений для того, чтобы чистить поля от сорняков, семена, техника, запчасти и, конечно, труд людей – все это задействовано в работе, и все это в разных направлениях и разных пропорциях дает государству те отчисления, которые ему необходимы. Если бы был задействован весь богатый потенциал сельского хозяйства нашей страны, то отчисления в государственный бюджет получались бы не меньше, чем те, которые идут сегодня от подешевевших нефти и газа. Вот, в чем состоит суть моих предложений.
В прессе ситуация в сельском хозяйстве описывается бравурно: «смотрите, сколько мы получаем и продаем зерна!». Но не говорится: «смотрите, сколько мы покупаем мяса и молока». Все деньги, которые мы получаем от продажи зерна, являются малой долей того, что тратится на закупку другой сельскохозяйственной продукции. Этот баланс никто не афиширует, а он ужасен. Например, получили 115 миллионов тонн. При населении порядка 140 миллионов человек мы вообще не должны продавать зерно. Почему продаем? Да потому, что на выпечку хлеба нужно около сорока миллионов тонн. Какая-то часть из оставшегося зерна идет на посев, а остальное – на фураж. А поскольку у нас некого пока кормить – не развито животноводство – то мы эту часть зерна продаем.

В 2016 году Россия вышла на первое место в мире по экспорту пшеницы (впереди США и Канады) и собрала около 115 миллионов тонн зерновых. Это позволило ей в сельскохозяйственном году с 1 июля 2015 по 30 июня 2016 года отправить на экспорт 34 миллиона тонн зерновых, в том числе 25 миллионов тонн пшеницы.

Последнее время все чаще стали идти разговоры о том, чтобы в хлебном деле частично использовать пшеницу не первого, а фуражного класса, то есть кормить людей некачественным хлебом. А ведь известно, что фуражное зерно пригодно только для скота. Надо признать, что качество пшеницы в России не самое блестящее. Например, озимые в Калининградской области в прошлом году полностью погибли, а ведь именно они имеют отличные показатели: белок, клейковину, скороподъемность. А мы, увы, получаем зерно фуражной категории. Дай Бог, в других регионах получат зерно продовольственное. Но, когда на уровне министерства сельского хозяйства и правительства идут разговоры о добавлении фуражного зерна в продовольственное, я начинаю задумываться: а хватает ли у нас продовольственного зерна для того, чтобы сорок миллионов тонн использовались для производства хлеба, мучнисто-кондитерских и булочных изделий? Возникают сомнения, и, думаю, они вполне обоснованы.
Сегодняшние фермерские хозяйства, в подавляющем своем большинстве, не рентабельны из-за финансово-экономической ситуации, которая сложилась в государстве. Цены выросли на всё: на топливо и удобрения — минимум в полтора раза, на запчасти и семена — в два раза. Семеноводство для травосеяния в нашей стране почти полностью отсутствует. Что касается стоимости техники — то цена на неё не только возросла, но еще наше правительство добавило к ней дикую нагрузку: приобретая технику, необходимо заплатить за ее уничтожение через пятнадцать лет. Это очень приличные деньги. Видимо, так государство «стимулирует» обновление активной части основных фондов, обновление машинного парка, которого отчаянно не хватает. Можно ругаться, кричать, критиковать… но нужно ещё и что-то делать. Могу твердо сказать: я знаю, что и как делать, чтобы постепенно, этапами навести порядок в сельском хозяйстве. И эти знания отражены в моей записке президенту России.
А когда мы спросили Юрия Михайловича о счастье, он ответил не задумываясь.
— Что для меня счастье? Постоянно быть в активной деятельности. Это должно быть критерием счастья любого мужчины. Мужчина создан для работы, для активной деятельности, для того, чтобы думать и действовать. Счастье – оно многолико! Как многолико и несчастье. Есть еще семья. В каждой семье свои проблемы и свои «зерна счастья». Важно, чтобы этих «зерен» в каждой семье было больше, чем проблем. Возраст в данном случае является дополнительным испытанием. Но для человека самая главная задача – не остановиться, не стать созерцателем, а продолжать действовать!
Анастасия Федоренко.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x