ДВА ВЗГЛЯДА НА ПАТРИОТИЗМ

Специальные корреспонденты «Московской правды» Сергей Баймухаметов и  Лев Московкин по-разному взглянули на одни и те же события.

Мнение Сергея Баймухаметова.

После антикоррупционных митингов 26 марта Госдума объявила, что возобновляет работу над законом о патриотическом воспитании.
«После» — еще не значит «вследствие». Но не может не насторожить, что о законе по патриотическому воспитанию заговорили в Госдуме сразу же после антикоррупционных митингов 26 марта. Эту же тему обсуждали и в Совете Федерации.
Связаны ли события? Похоже, что связаны. Причем, иногда даже парадоксальным образом. Неужто в нашем парламенте кто-то усмотрел в акциях 26 марта «непатриотизм»? Например, сенатор Елена Мизулина заявила:
«Патриотизм — это одно, а борьба с коррупцией и навязывание ее в разных школах — это очень опасная тенденция».
Борьба с коррупцией – опасная тенденция? То ли «язык мой – враг мой», то ли…
К счастью, Мизулиной тут же возразила сенатор Людмила Нарусова:
«Когда Россия в рейтинге коррупции стоит где-то за африканскими странами, то это как раз непатриотично. А пытаться определить, почему Россия в таком положении, — это и есть патриотизм».
Таким образом, у молодых людей, которые вышли на антикоррупционные митинги, с патриотизмом все в порядке! А вот в некоторых общественно-политических кругах происходит что-то вроде смещения или даже подмены понятий, пусть и невольно. Патриотизм — это естественная любовь к родной земле, к Родине, а не любовь к начальству, к власти. Молодежи не нужен специальный закон о любви к Родине. Она выступила за то, чтобы соответствующие законы принимались и применялись к коррупционерам.
Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции в 2006 году, однако, не все ее статьи. Например, отказалась от статьи 20 «Незаконное обогащение», под которым имеется в виду «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».
Противники ратификации в Госдуме и в других государственных органах утверждают, что статья 20 Конвенции ООН противоречит основополагающему принципу права – презумпции невиновности, а формулировка «публичное должностное лицо» — слишком широкое понятие.
Не ратифицированы, не действуют в России также статья 26 «Ответственность юридических лиц», статья 54 «Механизмы изъятия имущества посредством международного сотрудничества в деле конфискации» и статья 57 «Возвращение активов и распоряжение ими».
Наверно, в целях «патриотического воспитания» через полицию и комиссии по делам несовершеннолетних начинается «проработка» родителей старшеклассников, вышедших на антикоррупционные митинги. Общественная палата обсудила снижение порога уголовной ответственности. Заместитель главы общественного совета при московском ГУВД, председатель общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков предложил ввести уголовную ответственность с 12 лет.
Таким образом предполагается укрепить доверие и любовь к власти?
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Мнение Льва Московкина.

…Мир стал сложным с ускоренной динамикой и деформацией сознания. Зачастую бывает трудно разобраться, какие цели преследует человек. С утра Людмила Нарусова возражала Елене Мизулиной и даже сама Валентина Матвиенко поддалась на антироссийскую пропаганду.

Вопрос в том, что какие-то темные силы искажают массовые проекты и заставляют их работать совсем не в мирных целях. Давно известно, что воспитатели, учителя и школьные психологи обязаны извещать для целей ЮЮ (ювенальной юстиции — прим. ред.) о синяках, ссадинах и любых словах ребенка, которые можно использовать для его изъятия из семьи.

Мизулина обнаружила антипатриотическое воспитание под видом патриотического. По ее словам, сенаторы получают обращения, что в рамках программы патриотического воспитания уроки патриотизма стали заменяться уроками по борьбе с коррупцией. Такая практика наблюдается в ряде школ Санкт-Петербурга. Школьникам им рисуют пирамиду наиболее коррумпированных стран и в этой пирамиде Россия оказывается внизу среди наиболее коррумпированных стран. Такой подход к антикоррупционной тематике может стать опасной тенденцией, так как формирует неуважение к своей стране. Откуда идут предложения по введению уроков борьбы с коррупцией? Кто отвечает за их содержание?

Выступление Людмилы Нарусовой косвенно показало, где искать ответ на вопросы Мизулиной. Нарусовой захотелось продолжить тему, и сделала она это в специфической логике вовлечения: год столетия революции должен быть годом осмысления причин. Как указывают авторитетные ученые, причиной двух революций отсутствие диалог между властью и обществом. Разные группировки так боролись друг с другом, что победили государство. Как идет этот диалог сейчас, Нарусова видела в воскресенье и ставит вопрос: мы понарошку ведем диалог? Призывает вести диалог между государством и гражданским обществом. Елена Мизулина подняла вопрос, но Нарусова, очевидно, не считает, что унижение страны проживания непатриотично. Если школьники вместе с учителями хотят гордиться своей некоррумпированной страной, то это и есть патриотизм. Родину можно любить не только как глянцевую картинку.

Валентина Матвиенко попыталась вступиться за Мизулину, но так, чтобы не обидеть Нарусову. Потому что нельзя делать вид, что ничего не происходит.

Жирную точку припечатала Ольга Ковитиди: мы уже видели, как это происходит в Украине. Примирение, национальное согласие должно быть в обществе.

Вот так и получается, что в год революции одни ищут примирения, а другие выводят детей на улицы для борьбы с коррупцией, вдолбив на уроках патриотизма, что главный коррупционер – это тот, на кого показал известный оппозиционер. Дети не узнают, ни что это неправда, ни что опасно. Что он – не оппозиционер, а революционер. Что коррупцию развивают те, кто финансирует революцию. И таким образом мы все можем никогда не узнать, какое свое будущее мы потеряли…

Лев МОСКОВКИН.

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Светлана Первова
Светлана Первова
5 лет назад

Тем и хороша газета, что представляет разные точки зрения на актуальные события, пусть и явно противоположные. Если мы считаемся демократическим обществом, то должны договариваться.Страну свою мы любим и махать дубинками никому не хочется.