АЛЕКСАНДР ГРАДСКИЙ – ЛЕВ ТОЛСТОЙ РУССКОГО РОКА

«Когда Набоков читал лекции о русской литературе, он гасил свет в аудитории, потом просил включить одну лампочку и говорил: «Это Чехов!» Когда открывал все окна, говорил: «Толстой!» Вот мы открываем окна,
и у нас Лев Николаевич Толстой, он же Александр Борисович Градский!» Именно так автор первой
(и пока единственной) книги об АБГ «The Голос» Евгений Додолев в программе «Мимонот» (Радио Mediametrics) представил своего именитого гостя. Величина Александра Градского бесспорна — один из основоположников русского рока, мэтр советской и российской эстрады, поэт, композитор и обладатель почетных званий…Насколько изменился он со временем, есть ли у него комплексы и кто его кумиры?
Эту беседу с маэстро Додолев провел со своими студентами (МИТРО) Юлией Василенко и Евгенией Волконской.

О настоящих рокерах

— Один из основных упреков в ваш адрес от ваших фанатов: раньше вы были жестким в оценках, по‑рокерски, а сейчас стали более дипломатичным. То есть уже не слышим мы реплик насчет того, что это, мол, не вокал, а «пердючий пар изо рта» или «пищание»…
— Не «пердючий», а «пердячий», неважно. Я могу ответить на этот вопрос, вопрос очень хороший и правильный и справедливый. Я со временем, с возрастом, стал более толерантно (если так можно сказать) относиться к ситуациям, когда человек кормит своих детей, жену, родителей. И если человек больше ничего не умеет делать, как только так хреново петь, но за это ему платят, и он каким-то образом может содержать свою семью, он, на мой взгляд, все-таки делает благое дело, хотя бы для себя и для своих близких. И уже нельзя его так ругать.
И может так получиться, что я помешаю человеку выживать, назовем это так. Это не очень коррект­но, и со временем я перестал называть фамилии. Я могу намеками говорить, почти все понимают, что я имею в виду, но я перестал называть имена. Это где-то лет 15, даже больше. И мне кажется, что я правильно делаю, потому что человек умеет только так и больше никак. Я могу сказать, что он поет плохо, но не буду хамить.


— А настоящие рокеры, они должны пить прямо на сцене, падать, разбивать гитары?
— Нет, я не терплю ни наркотиков, ни алкоголя на сцене, и я считаю, что это просто вредит профессии. Я потом начинаю это слушать. Может быть, там энергетика во время концерта была между исполнителем и зрителем, но потом это превращается в звукозапись, и разница видна. Это не прокатывает. Это можно сколько угодно выпендриваться, потом рассказывать: «Да мы тут напились пива и стали записывать», пусть не рассказывают. Пускай попробуют в студии «Abbey Road» выпить коньяку и потом петь, даже если ты Маккартни. У тебя не получится хорошо, просто не выйдет. Поэтому можно врать, сколько хочешь, но студийная работа тем более. А на концерте возможно, концерт все-таки хэппенинг, шоу — там можно себе позволить все что угодно, кому угодно, только не мне.
— Многие ваши поклонники не успели увидеть маэстро с рок-группой. Может быть, Градский предпримет когда-нибудь реконструкцию хотя бы разок в «Градском Холле», чтобы мы увидели рок Градского?
— Была такая идея, но один барабанщик, который с нами всегда играл, живет в Америке и очень редко может приезжать. Второй барабанщик, Володя Васильков — основной наш барабанщик, с которым было очень много записано произведений, ушел из жизни. И у меня была идея собрать самый первый состав. Первый состав — это был Саша Буйнов, Юра Шахназаров и Володя Полонский. Но Полонский тоже ушел из жизни. Получается, для того, чтобы собрать группу, у нас нет барабанщика. Это невозможно, к сожалению.


— Бывали случаи, что вам друзья, коллеги дарили диски, а вы их даже не слушали, потому что вы уже знали, что там будет?
— У меня не так много друзей, которые мне дарят диски, я их все слушаю. Андрюша Макаревич дарит диски, потом… Но я не буду всех перечислять, это человек 10 — 12 примерно. И есть ребята, которые не являются моими знакомыми и близкими, они мне иногда дают свои пластинки, я даже их слушаю, но не целиком. Потом мне присылают очень много записей на почту (и мою, и театра) молодые люди, которые пытаются себя найти как-то, а даже иногда и люди в возрасте, которые думают, что их произведения мне будут интересны или будут интересны солистам театра. У нас есть такая форма, скажем так, общения с начинающими композиторами или с людьми, которые просто по возрасту не смогли сделать карьеру, но они пишут, они хотят самовыразиться. Я прослушиваю буквально все, если это совсем плохо, я выключаю после минуты, если это что-то интересное, то можно прослушать. Во всяком случае, самое интересное, что за все это время случайным образом, но одна вещь попала в репертуар нашего театра. И сейчас Варя Бирюкова — солистка театра, которая работала в моей команде на одном из сезонов «Голоса», она эту песню уже сделала.

О кумирах

— Вы легенда, пример для целого поколения… А лично у вас был когда-нибудь пример для подражания?
— Для подражания нет, а для восхищения — да. И это не один человек, это очень много… По крайней мере «Beatles»… Есть у меня классическое образование, и я не мог обойтись без восхищения людьми, которые в камерном вокале достигли каких-то серьезных высот, это касается и инструментальной музыки, и композиторского творчества. Это много имен, очень много, и каждый из них на меня оказывал влияние. Я подражать не подражал, но стремился, в какой-то степени, соответствовать профессии.
— А вы с ними знакомы?
— Всего лишь один раз был знаком. Это было очень близкое знакомство — Клавдия Ивановна Шульженко, которую я очень любил и люблю, она работала в моем концерте номером в городе Куйбышев. Мы с ней играли три дня по три моих сольных концерта во Дворце спорта, и она работала у меня номером. Блестяще работала, она пела три песни, и мы с ней пообщались немножко.
А так практически… С Ростроповичем я был знаком, встречался с ним, но никогда не сотрудничал, ничего не было. Из таких людей я был в очень хороших отношениях, не в товарищеских, а, скажем так, в человеческих, со Шнитке.
И из сегодняшних музыкантов, я считаю, что совершенно выдающийся музыкант Башмет, с которым мы дружим очень много лет.
— Кто был вашей музой в детстве?
— Мама, хотя она рано ушла из жизни. Но она была даже не музой, она была барометр или, не знаю, человек, который в своей жизни, в своей профессиональной состоятельности… Она ушла, когда мне было 14 лет, но я успел все это заметить. И мой отец очень был мягкий человек, и он говорил, что: «У тебя такой же характер, как у Тамары».
— Странно, при этом известны красивые женщины, которые любили вас, и вы их любили. И ни одна из них по внешнему типажу не совпадает с матерью, вообще они очень все разные.
— Нет, у меня есть женский типаж — это моя дочь Маша, которая похожа на мою маму очень сильно. К тому же, мне все говорят, что мои жены, так или иначе: а) красивы; б) стройны; в) примерно один и тот же типаж.

 

О проекте «Голос»

— Александр Борисович, по поводу проекта «Голос»: а все ли там по-настоящему? Или все-таки существует какой-то момент рекомендаций? Или все же побеждают самые голосистые и самые талантливые?
— Я бы не сказал, что побеждают самые голосистые и самые талантливые всегда, несмотря на то, что три моих конкурсанта выиграли. Но ведь на конечном этапе, как вы сами знаете, голосуют зрители. И именно зрители определяют, кто на сегодняшний день им более интересен. Это не значит, что он самый талантливый или самый голосистый. В мою задачу входило так, чтобы им был наиболее интересен тот, кто, на мой взгляд, хорошо поет и самый талантливый. Но если что-то такое у меня не получилось, а получилось, например, у Гриши Лепса и у отца Фотия, я отношусь к этому совершенно спокойно и нормально, поскольку выбирают люди, в конце концов. Полуфинал и финал голосуют люди, просто зрители.
— Но от вас же тоже очень много зависит?
— Это насколько мы умело сработали. Значит, что-то было упущено или, наоборот, найдено.
— А были случаи, когда уже после программы вы приходили домой и понимали: «Я сделал не так»?
— Нет. Я из того, что мне дается, все делаю так.

Вот оно, истинное призвание — это когда ты просто не можешь жить без профессии. Только в этом случае можно стать мэтром, «Александром Градским» в своем деле. Наверное, каждому дано что-то, надо только понять и развить это в себе…

Подготовил Илья КРАСИЛЬНИКОВ.

www.NewLookMedia.ru

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x