ЧТО ЭТО БЫЛО?

«Мы вместе с мужем стояли около Пушкинской площади… На нас побежали ОМОНовцы целой вереницей. Сначала нас сбили с ног, я упала и ударилась, и тут меня ударили кулаком в лицо.
Когда ОМОН убежал, мы встали, но они опять прибежали и стали нас хватать. Увели меня с мужем. Я требовала у них документы, чтобы представились, сказали хотя бы, за что задерживают, разъяснили нам наши права…
Из автозака меня отпустили: подумали, что я муниципальный депутат. А мужа отвезли в ОВД «Покровское-Стрешнево». Он сейчас там. Его тоже побили, но не сильно. Он говорит, что ничего страшного.
Потом мне стало плохо, я присела на скамейку. Они стали всех выдавливать, снова попытались меня задержать. Хотели вытолкнуть со скамейки, но я продолжала сидеть, держалась за скамейку. Тогда они стали меня оскорблять из-за того, что я не хотела уходить.
Со скамейки меня забрала уже скорая, которую я вызвала. Врачи пока ничего не говорят, сделали ЭКГ, взяли кровь… Померили давление — повышенное, сделали укол. Теперь спать. Голова очень болит».

Фото из Твиттера Юлии Галяминой

Это из рассказа Юлии Галяминой, 1973 года рождения, сейчас находится в Боткинской больнице, диагноз — сотрясение мозга. При всей фантазии невозможно представить, чтобы 44-летняя женщина, научный сотрудник МГУ и преподаватель Высшей школы экономики напала на отряд ОМОНа и тем самым вызвала такие ответные жесткие действия.
Значит, что это было? Все есть на фотографиях в Сети, все видно на видеосюжетах в Сети. Улиц и площади, перекрытые тяжелой техникой, сплошные стены и цепи ОМОНа.
Нам, конечно, не страшна реакция мировых СМИ – «хай клевещут!», как говорилось в анекдоте советских времен. Но учтем: весь мир смотрел телерепортажи из Москвы и Петербурга с недоумением и ужасом.
По данным «ОВД-Инфо», в Москве в ходе протестной акции 12 июня были задержаны 866 человек.
Столичный департамент региональной безопасности сообщал, что участниками несанкционированной акции на Тверской улице стали около пяти тысяч человек. Неужели задержали каждого пятого-шестого?
В Петербурге общее количество задержанных — 561 человек. По официальным данным, количество участников митинга на Марсовом поле — 3,5 тысячи. Неужели задержали каждого пятого-шестого?
«Московская правда» уже писала о логически безупречных, но абсурдных выводах, которые можно сделать из подобных сюжетов. А именно: если власть запрещает, всячески препятствует антикоррупционным митингам, то следует ли, что власть «за» коррупцию, защищает коррупцию?
Разумеется, это бред.
26 января 2016 года на заседании Совета по противодействию коррупции президент Владимир Путин говорил: «Ключевой задачей остается формирование в обществе антикоррупционного правосознания. Неприятие к нарушению закона должно воспитываться со школьной скамьи – и в школах, и в высших учебных заведениях, и в средних учебных заведениях… Нужно всегда об этом помнить».
Но когда на антикоррупционный митинг (несанкционированный) 26 марта 2017 года вышли школьники старших классов и студенты, начались массовые задержания. А организаторов обвинили во «втягивании детей в политику», «использовании детей», «вербовке через интернет малолетних»
На том же заседании Совета по противодействию коррупции председатель президиума Совета Сергей Иванов развивал основную мысль президента: «Эффективная борьба с коррупцией невозможна без гражданского общества, невозможна априори… Деятельность гражданского общества здесь очень важна».
Кто скажет, что на акции против коррупции в Москве 12 июня вышли не представители гражданского общества? Почему же тогда этих представителей гражданского общества, общества, к которому обратился сам президент, хватали, бросали в автозаки и даже избивали?
Сочли, что это провокация? Потому что организаторы согласованного митинга на проспекте Сахарова отменили его и призвали своих сторонников выйти на Тверскую, провести акцию «в формате народных гуляний».
Организаторы же объясняли перенос тем, что фирмы-подрядчики в самый последний момент отказались оборудовать сцену и установить звукоусилительную аппаратуру.
Это частность, деталь. Но из анализа общей ситуации следуют как минимум три предположения.
Первое. Во все структуры власти (исключая высшую, разумеется) проникли злостные враги высшей власти, враги президента Путина; они своими действиями разжигают недовольство, нагнетают в обществе напряженность, сталкивают высшую власть и народ, особенно – молодежь, за которой, никуда не денешься – будущее.
Второе. Во все структуры власти (исключая высшую, разумеется) проникли глупцы, двоечники и троечники, которые не знают и не понимают ничего, кроме «тащить и не пущать», и своими ЧЕСТНЫМИ действиями разжигают недовольство, нагнетают в обществе напряженность, сталкивают высшую власть и народ, особенно – молодежь, за которой, никуда не денешься – будущее.
Третье. Власть, несмотря на декларации, почему-то боится гражданского общества, почему-то видит в нем угрозу. А у страха глаза велики.
ДОПОЛНЕНИЕ. В некоторых городах и поселках России состоялись согласованные с местной властью митинги и шествия, в ходе которых никто никого не хватал и не задерживал. В миллионной Самаре, например, демонстранты шли с огромным плакатом через всю улицу: «Долой коррупционную вертикаль!» Жертв и разрушений не было.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x