ДИСКУССИЯ ОБ УРОКАХ РЕВОЛЮЦИИ НА ГАЙДАРОВСКОМ ФОРУМЕ

Поздно вечером первый день проходящего в РАНХиГС (RANEPA) Гайдаровского форума отмечен двумя панелями с противоречивым контентом.

Согласно задумке организаторов, экспертная дискуссия «Революция 1917 года: уроки через 100 лет» посвящена урокам, извлеченным из русской революции и ранней советской истории. Спустя примерно 50 лет писатели и историки пересматривают «ревизионистскую» и «контрревизионистскую» интерпретации Октябрьской революции, рассматривая революцию в глобальном геополитическом контексте. Послевоенные западные авторы исследований Октябрьской революции и раннего большевистского режима не соглашаются с российскими историками середины советской эпохи, но признают силу большевистского руководства, способность манипулировать развитием событий. С конца 1960-х и в 1970-х годах ревизионисты подчеркивали тенденции развития Октябрьской революции по инициативе «низов». Они говорили о двух «поляризациях» – государства и общества, а также между социальными классами.

Вторая панель с теми же участниками — презентация книг из серии «Русская революция», выпущенных издательством Института Гайдара. Модератор Валерий Анашвили, главный редактор.

Участники дискуссии имеют большой опыт работы в российских архивах и неплохо понимают русский язык. Для обсуждения экспертам задали вопрос, как заканчивается революция и является ли это проблемой для историков или самих революционеров. Главный вопрос жестко определяет исход независимо от обсуждения и позиций участников: что способствовало победе Октябрьской революции и почему выбор был сделан в пользу ухода от радикальной партиципаторной демократии к тоталитаризму?

Модератором выступила Кэрол Скотт Леонард, профессор Оксфордского университета. Помогал директор Института российской истории РАН Юрий Петров. За пределами публичной панели выяснилось, что позицию зарубежных коллег Петров не разделяет, однако от открытого спора он отказался.

Выступали Шейла Фицпатрик, профессор Университета Сиднея; Марк Стейнберг, профессор истории Университета Иллинойса; Стивен Коткин, директор Принстонского института международных и региональных исследований; Джек Голдстоун, профессор Университета Джорджа Мейсона Даниэл Орловски, профессор истории Южного методистского университета Рональд Сьюни; профессор Мичиганского университета, почетный профессор Чикагского университета.

Российскую позицию представила член думского комитета по международным делам Елена Панина. Как и Петров, с зарубежными экспертами она не спорила, но и не согласилась.

Предопределенная позиция RANEPA относительно Великой русской революции исходит из того, что большевики как победители извратили историю в свою пользу и привели страну к тоталитаризму через сталинские большие чистки. В год столетия революции она практически не обсуждалась и официальная оценка не дана.

Понятно, почему Панина и Петров с этим согласиться не могут. В 2017 году прошло огромное количество мероприятий, как официальных, так и альтернативных, в частности, коммунистов и эсеров. Мероприятия, особенно отстраненные от позиции Кремля, смело выстраивали параллели с современностью для выявления сходств и различий. Глобальный мир захлестнула волна кровавых переворотов. Новация в том, что они откровенно навязаны специфической политикой Вашингтона.

Что же касается событий столетней давности, то их феноменологию блестяще описал депутат Вячеслав Никонов. А тогда, по горячим следам, его коллега в царской думе Василий Шульгин. К революции готовились, и неожиданностью она быть не могла. Царь Николай Второй оказывал помощь для спасения банка Полякова и принял ключевое участие в международном проекте по созданию финансового стабилизатора, предоставив для этого сорок млрд золотых рублей.

Общая ошибка всех участников дискуссии по любой революции – недооценка эволюционно-генетических причин и переоценка роли власти. Это странно, потому что Достоевского и затем сборник «Вехи» как бы все читали, во всяком случае, в незнании этих источников признаваться стыдно.

Официальная оценка русской революции дана в рекомендациях парламентских слушаний 26 октября 2017 года, которые Панина провела в Малом зале Госдумы: «Революция 1917 г. в России, столетие которой широко отмечается в России и во всем мире, эпохальное событие, определившее ход развития всего XX века».

На панелях RANEPA выяснилось, что позиции антироссийских экспертов неоднородны. Под моральным гнетом текущих событий они сами сомневаются, стоит ли так чернить советскую историю. Дальше всех пошел запальчивый Коткин, который говорил о мании к богоизбранности, разрыве между чаяниями и реальностью, насильственной модернизации в стремлении догнать Запад и цикличности, неизменно отбрасывающую Россию обратно.

В комментариях «МП» ни Панина, ни Петров с этим не согласились, однако в публичной части оставили оратора со своим собственным мнением. Подобные научные изыски столь высоко котируются, что реально становятся собственным мнением. В кулуарах форума можно столкнуться с весьма изощренной путинофобией. Публично прозвучал запрос на подтверждение того, что Ленин прибыл в опломбированном вагоне с германских золотом на революцию. Якобы в России свидетельств этому не нашли.

Что странно, потому что Германия поставляла в Россию большевиков потоком для агитации против войны и этот факт нашел отражение в том числе и в карикатурном ряде тех времен. История не знает ни одной революции, которая проходила бы без денег страны-конкурента, претендующего на имперскость.

Набравшись эмоций, Елена Панина до конца не досидела и поделилась с корреспондентом «МП» своими соображениями. Что не было никаких значимых мероприятий, это неправда. Завтра оргкомитет будет подводить итоги, Анатолий Торкунов. Было очень много мероприятий. Юрий Петров продемонстрировал двухтомник, выпущен на деньги, выделенные на мероприятия, связанные с революцией. Проведено много конференций и выпущено книг. В чем права Шейла Фицпатрик, не было какой-то официальной позиции. Такой накал страстей, одни требуют вынести Ленина, другие протестуют: нельзя.

Генетическая тема — новая для депутата позиция, на мероприятиях не звучало. Однако чувствуется, постоянно идет какой-то процесс, то, что народ стал другой, это действительно так. В 20-е годы отброшено назад на столетия, были отброшены религиозные скрепы. Но появилась идея, настолько верил народ в эту лучшую жизнь, и не просто консолидировала, а чудеса героизма. За такой короткий срок восстановить, мощную индустрию создать, которая могла противостоять фашистской Германии. То, чего нам не хватает сейчас, великой идеи, которая бы консолидировала. Когда мы говорим о революции, мы всегда перекидываем мостик в сегодняшний день. Нужно понимать, что оттуда надо брать и что нельзя. Раскол элит мы видим.

Панина считает нашим долгом сделать все, чтобы не допустить трагического повторения столетнего прошлого, повторения кровавых событий было невозможно. Цветная революция у нас невозможна. Но то, что изнутри идет серьезный раскол общества, это очень опасно.

Панина также сказала о намерении создать мемориал примирения. Нужно как-то увековечить память, это великое событие. Мемориал отражал бы весь трагизм, противоречивость того что происходило, трагизм человеческих судеб. Такого мемориала Гражданской войны у нас нет. Был Музей революции, он показывал только одну часть, одну сторону. А здесь надо все показать, и белые и красные. Любой односторонний подход — плохо, должна быть правда. Советский Союз очень много вложил в мировую историю, мировое развитие. Двухполярный мир тогда был, его опять нам в вину ставят, но ведь мы жили без войн. Когда однополярный появился, мы не успеваем, одни войны вокруг идут. Надо уже к какому-то консенсусу приходить.

Иностранные участники Гайдаровского форума к консенсусу вряд ли стремятся, не для этого их приглашают и сама площадка создана для другого. Однако с каждым годом и эти люди все больше слышат голос россиян.

Лев МОСКОВКИН

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x