ПЕРЕПАЛКА НА КОМИТЕТЕ ПО СОЦПОЛИТИКЕ

Председатель комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский уверен, что цифровизация должна сократить теневой сектор. Однако вторая уже перепалка комитета с Минцифры показывает обратный процесс. На заседании комитета в понедельник представители нового министерства эффективно морочили голову сенаторам по вопросу, который не стоит выеденного яйца.
Обсуждался законопроект о предоставлении гражданам возможности самостоятельно выбирать дату и время государственной регистрации брака в пределах от месяца до года со дня подачи заявления. Документ «О внесении изменений в Семейный кодекс РФ и Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» внесен правительством в таком виде, что одна его часть решает декларируемую задачу, другая запрещает. Сенаторы подали поправки, но думский комитет Тамары Плетневой их отклонил с подачи министерства.
Валерий Рязанский предупредил товарищей из Минцифры, если не исправят до принятия закона в Думе 26 июля, СФ может отклонить.
Со стороны слушать пререкания сенаторов с министерскими было странно. Обычно правительство упирается, когда надо деньги на людях экономить. Тут встала в чистоте другая задача вселенского либерализма: задача хаотизации. Хаотизировано само Минцифры, на обсуждение законопроекта приходят разные люди.
Владимир Авербах, директор Департамента развития электронного правительства Минцифры, не захотел исправлять признанную коллизию в тексте и при этом настаивал на том, что принять закон надо в весеннюю сессию. Закон дает возможность изменить дату регистрации брака через портал госуслуг в любой точке России, где есть Интернет. Сенаторы в тексте этого не увидели.
Член комитета Елена Попова в комментарии «МП» высказала удивление, почему до принятия закона не запустили единую информационную систему ЗАГСов? Надо было посмотреть, как она работает.
Прецедентов, к сожалению, очень много, когда закон принимается под какую-то государственную систему, иногда даже со штрафами за неразмещение информации, а государство работу системы не обеспечивает и, понятно, никто никаких штрафов за бездействие в правительстве не платит.
Проблемы вокруг портала госуслуг используют мошенники. Рязанский, еще когда был депутатом, первым поднял вопрос о принудительном переводе пенсионных накоплений из Пенсионного фонда России в негосударственные пенсионные фонды (НПФ).
Со слов Елены Поповой понятно, что мошенники воспользовались электронной подписью граждан, сгенерированной при регистрации на портале госуслуг, и переводили без их ведома накопления в НПФ. Для тех, кто вернулся в ПФР, потери компенсировало государство. Кто перешел в другой НПФ, для них по предложению сенаторов решили создать фонд по типу АСВ для компенсации потерь. Приучили граждан, что новое имущество при продаже в первые три года облагается налогом, так и переводы пенсионных накоплений не раньше пяти лет влекут потери.
В то же время для НПФ в отличие от ПФР возможны рисковые инвестиции и соответственно можно ставить вопрос о наследовании пенсионных накоплений.
Рязанский искренне не понимает, зачем мы постоянно балуем НПФ, они у нас на особом счету. При переходе из одного фонда в другой человек должен быть информирован, что он теряет. Как только переходим от государственной модели в рыночную, сталкиваемся с полным набором мухлеваний. Сенатору кажется, это лучше бы сделал государственный фонд.
Для целей информирования зампред комитета СФ по бюджету и финрынкам Николай Журавлев внес законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях обеспечения права граждан на получение информации о последствиях прекращения договоров об обязательном пенсионном страховании». Комитет Рязанского поддержал.
Комитет мучительно решал вопрос, где взять деньги на потери вынужденных перемещенцев в НПФ и на что они будут доставлять пенсии. Суммы немаленькие, 140 миллиардов. Пройдут годы, скупая мужская слеза накатит на глаз под признание: денег меньше, чем обещали. Нужна подушка безопасности сорок миллиардов. Рязанскому хотелось бы получить полную ясность, чтобы Банк России не пытался загладить ошибки прошлых времен.
Глава комитета считает себя обязанным сохранить деньги будущих пенсионеров и дать возможность их накопить. В Банке России, возможно, думают больше о комфортном существовании НПФ независимо от сохранности денег. Тут намеренно заложена имманентная проблема чилийской системы, ее продавали вслед развалу Союза другие люди. Тогда не было никого, кто сейчас расхлебывает.
Споры в комитете вызвал правительственный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ и признании утратившим силу абзаца одиннадцатого части второй статьи 16 Федерального закона «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования». Теоретически он должен снизить финансовую нагрузку регионов за счет тех застрахованных, кто неправомерно зарегистрирован в системе как неработающий и способен платить за себя сам.
Речь идет прежде всего о военнослужащих и осужденных. Однако зампред ФФОМС Юрий Нечипоренко честно признался, не может он сказать, какой эффект даст принятие закона.
В конце заседания комитета его зампред Игорь Каграманян бесстрастным голосом рассказал печальную повесть о результатах рассмотрения обращений на имя председателя СФ Валентины Матвиенко по поводу проблем, имеющихся в региональном здравоохранении.
Речь идет о проблемах строительства больниц и медицинских центров. Заявка региона поступает в профильное ведомство, в данном случае Минздрав. Есть установленный порядок подачи документов. Необходимы проектно-сметная документация и заключение Главгосэкспертизы.
Елена Попова сообщила, что заявка действует три года. Изменена практика направления субсидий в регионы. Минэк решения принимает позже, и не хватает времени. Механизм очень громоздкий.
Зампред комитета Людмила Кононова привела пример по Архангельской области. В 2012 году подали заявку, все готово, проводим актуализацию и тратим на это большие деньги. Стоимость проекта возросла с 3,2 млрд до четырех. На стадии Минэка все зарубается.
Здесь главная проблема, заявил Рязанский. Мы никакого рывка развития не сделаем, если не поломаем эту систему. Нужна проработка по земле, привязка коммуникаций. Вы в листе ожидания, ваши ожидания не оправдались и вам ничего не обещают на будущее, Истекает срок подачи заявки. Если в листе ожидания, должны на уровне правительства гарантировать строительство. Или регион не будет тратить деньги на проектирование и межевание. Всю жизнь можно быть в листе ожидания.
В СФ отчитываются Минфин и Минэк по мелочам, а стратегические вопросы не звучат. Губернатор Смоленской области Алексей Островский поступил креативно-нестандартно, написал Матвиенко: прогарантируйте выделение средств в 2020 году в объеме 99%, 1% обеспечивает Смоленская область.
По-моему, логично, если в дебрях правительства решается вопрос о стройке, пусть финансирует федеральный бюджет.
Рязанский не понимает, что Матвиенко должна сделать? В очередной раз заставить Минфин чего-то обещать? Что называется, забить гвоздь в стул, как хотите, так и садитесь.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x