ОЛЬГА ЛОМОНОСОВА: ПОКА У НАС В ПЛАНАХ ЗАГС НЕ СТОИТ

В пятницу, 28 сентября, в 23.10 гостьей Киры Прошутинской в программе «Жена. История любви» на канале «ТВ Центр» станет актриса Ольга Ломоносова. Она вспомнит о спортивном и балетном прошлом, поделится подробностями о первой любви и единственном браке с сыном знаменитого поэта Евгением Ряшенцевым, а также расскажет о Павле Сафонове, который стал ее любимым мужчиной, отцом ее троих детей, но не официальным мужем. Пока – фрагмент беседы.

– Ольга, ваше детство тесно связано с художественной гимнастикой…
– Когда родители переехали из Донецка в Киев, я попала в школу олимпийского резерва к главному тренеру сборной Альбине Дерюгиной. Я была жуткой трусихой, но в итоге все-таки стала кандидатом в мастера спорта.
– Как же получилось, что вы связали жизнь с балетом?
– Маме многие говорили, что «девочка очень танцевальная». В спорте я особых надежд не подавала, а какие-то балетные способности, вероятно, просматривались. И мама повезла меня в Ленинград, в Вагановское училище. Меня не взяли, сказали, что спортсменов не берут. Вернувшись в Киев, я отправилась в хореографическое училище. Тут уже мне принципиально важно было поступить. И я прошла с самым высоким баллом, стала там настоящей звездой.
– Спортсменка, балерина… Вы нравились себе в детстве и юности?
– Я была очень неуверенной в себе девочкой. Я и сейчас часто себе не нравлюсь. Говорю это без кокетства. Моя внешность казалась мне «стертой» – белобрысая, с огромным лбом. Я была тихая, скромная, правильная девочка, не умела завоевывать внимание мальчиков и никогда им не нравилась. И это длилось достаточно долго. Мне нравился артист балета Вадим Писарев. На его фотографии я сзади написала: «Мой муж».
– Когда же случилась первая настоящая любовь?
– Когда я оказалась в Москве. Весь мир вертелся вокруг меня, это было время первой влюбленности. Этот человек был достаточно известным актером. Мне было 18 лет, он разговаривал со мной, и я теряла дар речи. Я была открыта всему и совершенно не понимала, что с этим делать. Наверное, это и было первое настоящее чувство.
– Вы готовы были бороться за эту любовь?
– Он был не свободен. Не потому что у него была семья, жена и дети, а просто потому, что такие мужчины не бывают свободными. Все это случилось за год до выпуска, я должна была доучиться и уехала в Киев. Через год вернулась, мы виделись периодически, и в один момент я рассказала ему о своих чувствах. Думаю, ему было приятно.
– Вы остались в Москве, поступили в Щукинское училище и там встретили своего будущего мужа Евгения Ряшенцева?
– Не могу сказать, что это была большая любовь, скорее, ее иллюзия. В официальном браке мы прожили полтора года, а неофициально расстались еще раньше. У меня была своя жизнь, у Жени – своя, и браком-то это не совсем правильно было называть. Когда мы поехали в свадебное путешествие в Петербург на один день, у меня возникла мысль, что вышла какая-то ошибочка.
– Кто был инициатором развода?
– Мы расходились, потом сходились, я пыталась быть идеальной женой. В этом всем была поставлена точка, когда будущая Женина жена уже забеременела. Мы пошли и подписали эту бумажку о разводе.
– Когда вы впервые увидели Павла Сафонова?
– Меня пугали рассказами о том, что ребята в Щукинском училище – только успевай отбрыкиваться. Я помню, особенно пугали Юрой Колокольниковым… А Пашу я сначала заметила, как режиссера. На нашем курсе с другими девочками он сделал отрывок, после которого я поняла, что хочу поработать с этим режиссером, и прямо пристала к нему. Он поддался и сделал со мной отрывок «Месяц в деревне». Потом был самостоятельный спектакль, но даже после постановки я любила его, как режиссера, мужчину в нем не видела. Паша был не свободен, я в тот момент была замужем. Это была для меня закрытая история. Намного позже мы разглядели друг друга, но у него было до этого столько связей… Поверить, что я буду для него единственной, оказалось непросто.
– Как он дал понять, что вы много значите для него?
– Паша умеет писать стихи, и на один мой день рождения, после того, как я сказала, что мы расстаемся, он написал мне песню. И я пала. Это было настолько из глубины души, с такой болью, что я поняла – он не врет. Я помню, как слушала и обливалась слезами. И все, пошло-поехало.
– Вас очень изменила любовь к Павлу?
– Мне кажется, именно с Пашей я стала менее эгоистичной, случилось полное принятие человека – он такой. Он внутри большой ребенок, но при этом он не инфантилен.
– Самый главный вопрос, который интересует всех поклонников вашей пары, – почему вы не спешите в ЗАГС?
– Печать в паспорте абсолютно ничего не меняет. Мы и так муж и жена. Дети носят Пашину фамилию. У нас были такие мысли – просто устроить друзьям и себе праздник. Когда-нибудь, может быть, это и будет, но пока у нас в планах ЗАГС не стоит.

Инна Шкарбанова.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x