ОТ РЕФОРМЫ ДО БЮДЖЕТА

Прошедший накануне спор депутатов по пенсионному возрасту продолжился на пленарном заседании в четверг. Надо сказать, уровень дискуссии в Думе проходит на значительно более серьезном уровне по сравнению с уличной оппозицией. По этой причине внешние организаторы квазинационального протеста боятся русской Думы в отличие от множества других парламентов в мире.
…Когда дошло до закона об исчислении времени в Волгоградской области, Сергей Иванов из ЛДПР окончательно разозлился по поводу дискуссии вокруг пенсионного возраста, но начал со времени.
Депутат напомнил, мы давно уже занимаемся подобными вопросами, то вводим летнее время, то отменяем его, и всегда находятся недовольные. ЛДПР много раз предлагала: оставьте время в покое, сделайте просто-напросто начало работы летом пораньше, а зимой, наоборот, попозже. И часовой пояс останется в покое.
Изменение часового пояса для Волгоградской области стало очередным исправлением проблем, которые намеренно напихали в общий закон. Однако сегодня в головах гвоздем засела другая тема.
Депутат Иванов не может согласиться с тем, что эти решения принимаются вдруг потому, что кому-то захотелось. В том числе и потому, что в этом зале сидят люди, которым абсолютно наплевать на то, что мы обсуждаем.
Когда вы говорите, что мы должны пенсии повысить, — да мы только за, обеспечить все эти вопросы.
Дальше стоит привести слова Иванова полностью: «Но как можно вам верить? Вы вспомните, когда вы вводили ОСАГО, вы что говорили? Сколько будет страховка стоить? Вы говорили, что страховка будет стоить не дороже одного бака заправки. Где эти расценки? Когда вы говорили про капремонт, когда вы говорили про дороги… Где эти расценки? Когда здесь Андрей Михайлович Макаров говорил, что после того, как мы введем, увеличим акцизы на бензин, бензин поднимется на 30 копеек, максимум — 50, насколько он поднялся? На 30 процентов поднялся. Это он с весны поднялся до лета.
Как можно вам верить, что после того, как вы это приняли, будут пенсии повышаться так, как вы говорите? Вы не можете просчитать ничего: ни курс доллара, ни сколько будут стоить те или иные продукты. И вы говорите: к 2024 году у всех будет замечательная пенсия. Не будет. Веры вам нет».
«Коллеги, без эмоций», — председательствующий Вячеслав Володин заметно расстроился.
Депутат фракции ЛДПР Сергей Иванов ударил точно по сути, накрыв сразу два принятых в этот день закона. Кроме пенсионной реформы, закон об исполнении бюджета-2017, который обсуждался первым пунктом сразу после повестки.
Надо сказать, председатель Володин по разгулу демократии переплюнул всех своих предшественников, вместе взятых, и старается дискуссию не ограничивать. Параллельно идет борьба со стремлением напихать в повестку как можно больше вопросов и вынудить продлить заседание. В этот день из сорока вопросов повестки, с резервом 102, обсудили 15. Правительственные законопроекты второй раз безжалостно отложили. До Володина такое было немыслимо.
По мере роста строптивости в палате ожесточается критика бюджета, начатая в прошлом Оксаной Дмитриевой. Ее агрессивное присутствие на Охотном ряду ликвидировали, но Минфину не стало проще. Скорее хуже. От критики ничего не меняется, разве что думское противостояние либералам во власти обостряется.
В двусмысленное положение попал председатель комитета по бюджету Андрей Макаров. Его мнение: в любой стране мира отклонение закона об исполнении бюджета означает колоссальный удар по экономике, по ВВП любой страны, по капитализации всех компаний этой страны и в конечном итоге удар по благосостоянию граждан.
«Поэтому когда сегодня мы слышим безответственные заявления с отказом голосовать за утверждение этого бюджета, совершенно очевидно, что интересы и страны, и, главное, людей, во имя которых якобы действуют эти люди, предаются во имя конкретных и, простите, дешевых политических целей», — в запале сказал Макаров.
В то же время его собственная критика отчета по исполнению бюджета превосходит то, чем его самого сердила Дмитриева в бытность депутатом.
Злиться есть от чего. Колоссально вырос объем незавершенного строительства. причины на самом деле просты, но говорить о них не с руки: система так выстроена, чтобы получить финансирование на стройку было невозможно. В то же время в каждом бюджете подкидывают деньжат госкорпорациям, которые их не используют и дивидендов государству не платят, омертвляя бюджетные деньги.
Майские указы президента по социалке и развитию хронически не исполняются. Исполнение должно идти через бюджетные госпрограммы, но ситуация с ними чумовая.
Макаров отразил интересную разницу. Министерство экономического развития шесть госпрограмм оценивает по высокой степени эффективности, Счетная палата — ноль. Минэк говорит, что нет программ, которые нельзя оценить, Счетная палата — 11 вообще не подлежат оценке, нет сведений. Может быть, что-то изменилось по сравнению с 2016 годом? Те же самые шесть программ — высокая эффективность у Минэка и там был тоже ноль от Счетной палаты. 17 программ не подлежали оценке эффективности. То, что в Думе обсуждали год тому назад. Сводный доклад Минэка по государственным программам приложен. Есть пояснительная записка к госпрограммам, которая идет к бюджету.
Если года три тому назад у Макарова было ощущение, что это документы о бюджетах разных стран, сейчас тенденция другая. Речь идет об одной стране, но составители живут на разных ее концах и сообщение между ними пока не налажено, даже авиационное.
Проблема в том, что государственные программы абсолютно вырваны из бюджета. И сегодня национальные проекты будут погружаться в этот не исправленный до сих пор механизм.
Макаров напомнил, год тому назад показателей эффективности госпрограмм было 2403. Понятно, кто придумывал эти показатели, действовал с одной целью — чтобы нельзя было отчитаться об эффективности программы. Сегодня показателей значительно меньше, 755. Но если реально отчитываться только по трети из них, это тоже ни о чем не говорит. Глава комитета призвал коллег по палате подключиться и определить, какие же показатели действительно говорят об эффективности деятельности государственного управления в той или иной сфере.
Агитируя голосовать за исполнение бюджета-2017, Макаров повторял мантру о достоверности представленных цифр. Достоверность подтверждена Счетной палатой и не вызывает никаких сомнений.
Вопреки заверениям Макарова и призывам подключиться, на практике это невозможно. Все решает Минэк, и он не доступен для национальной власти, как и либеральная пресса. Недоступна сама ВШЭ, которая диктует экономическую политику. Собственно, это нельзя назвать экономикой. Требуется отдельное изучение того, что происходит в мире в едином блоке так называемых СМИ, науки и экономики. У нас получилась любопытная картина. Сами по себе цифры показателей ничего не значат. Иванов прав, верить невозможно, за принятыми решениями расчетов нет, только русофобская политическая конъюнктура.
Представитель КПРФ Николай Иванов в своем коротком вопросе Минфину обобщил: в стране роздано налоговых льгот на 11,1 триллиона рублей. Задолженность предприятий по уплате налогов 2,167 триллиона. Объем незавершенного строительства – 2,482 триллиона. Долги регионов – 2,683 триллиона. Плюс государственный долг – 11,56 триллиона. При таких резервах мы могли бы увеличить бюджет по отношению к ВВП на пять процентных пунктов и по расходам выйти на 25 триллионов рублей. Почему, имея такие резервы, мы имеем такой бюджет?
Зампред правительства Антон Силуанов поблагодарил за вопрос и сказал: «Но здесь отчасти, вы знаете, вы как бы правы, конечно, но, с другой стороны, эти доходы во многом такие мнимые».
Что конкретно имеет в виду министр и понял ли он суть вопроса, осталось неясным.
Ответы с вопросами не сочетаются, цифры не бьются. При росте зарплат доходы населения падают. Цены растут намного больше официальной инфляции, исторически рекордно низкой. Цена отсечения в резерв вдвое ниже цены нефти. Все несуразные критикуемые моменты сливаются в одно: в богатой России омертвляются и выводятся резервы. Это делается не столько с целью чьего-то обогащения, потому что столько украсть невозможно, сколько для обнищания страны и паралича ее развития.
В результате намечается обратная тенденция. Потребительское поведение в России заметно меняется в сторону самоограничения и мобилизации собственных ресурсов. Можно потрясать кулаками в адрес абстрактных либералов в правительстве или выходить на улицу с протестами. Но можно предмет всеобщего возмущения рассматривать как фактор глобального эксперимента, который пока только в России еще не провален и потому надежда остается.
Существенно, что для такого вывода нужны знания и адекватная сравнительная оценка стран.
В итоге споров голосами единороссов утвердили следующие параметры. Доходы – 15 088,9 млрд руб. (102,5% плана) — расходы 16 420,3 млрд руб. (98,2%). Дефицит 1 331,4 млрд руб. (по плану было 2 008,1 млрд руб.). ВВП составил 92 037,2 млрд руб. (утверждено 92 224,0 млрд руб.). Годовая инфляция составила 2,5% (по итогам 2016 года – 5,4%).
По состоянию на 01.01.2018 года объем средств Фонда национального благосостояния составил 3 752,9 млрд руб. Средства Резервного фонда в полном объеме (1 000,4 млрд руб.) использованы в 2017 году для обеспечения сбалансированности федерального бюджета.

Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x