ПРЕКРАСНЫЙ МИР БАЛЕТА

Недавно завершился VII Международный фестиваль балета в Кремле. Мне удалось посмотреть там два спектакля коллектива Кремлёвский балет: «Жизель» Адольфа Адана (хореография Ж. Перро, Ж. Коралли, М. Петипа, А. Петрова) и «Дон Кихот» (хореография А. Горского, В. Васильева). Первый – один из моих любимых — отличается лиричностью, лёгкостью и, несмотря на трагический финал, обычно оставляет приятное послевкусие. Постановка Кремлёвского балета была похожа на многие, что мне довелось видеть: блистательную хореографию Мариуса Петипа ничто не заменит. Однако, были моменты, вызвавшие вопросы, например, почему художник по костюмам Ольга Полянская выбрала для персонажей оранжевый цвет, который сливается с таким же фоном декораций.

Дело в том, что огромная сцена Кремлёвского дворца предназначена больше для эстрадных концертов, выступлений мировых знаменитостей и шоу, позволяющих собрать большую кассу с шеститысячного зала. А вот балетные спектакли с их грациозностью и виртуозными па трудно досконально разглядеть, даже находясь в партере, и спектакли зачастую многое теряют. Следовательно, надо сделать всё, чтобы подчеркнуть танцовщиков, а не сливать их с фоном. А вот художник-сценограф порадовал: декорации в виде осенних листьев, выполненные в стиле письма маслом а-ля прима, плавно переходящие в жёлтое марево и замок вдали впечатляют и вдохновляют.


В «Жизели» мне больше всего понравился кордебалет и лесничий Ганс в исполнении Михаила Евгенова, а не приглашенные солисты зарубежных театров, благодаря которым фестиваль считается международным. В главных партиях были заняты Иштван Симон, ведущий танцовщик Дортмудского балета из Германии, и прима-балерина Парижской оперы Доротея Жильбер. Симон прекрасно сложён, обладает хорошей подготовкой, но, увы, производит впечатление подростка. Танцуя партию графа Альберта, он демонстрирует свои физические возможности, которые напоминают скорее спорт, чем искусство балета. А Доротея Жильбер в начале второго акта, когда действие происходит на кладбище, где танцуют призрачные вилисы, девушки, умершие до свадьбы, неожиданно вышла на поклон, как будто это выступление в гала концерте или шоу, чем привела зрителей в состояние ступора.


В «Дон Кихоте» Людвига Минкуса была иная картина с солистами, приглашёнными на главные партии Китри и Базиля. Нельзя было не восхититься лёгкой воздушной Китри в исполнении Марии Кочетковой, солисткой балета Сан-Франциско (США) и Национального балета Норвегии. А Даниил Симкин, премьер Американского театра балета из США не раз во время танца срывал шквал аплодисментов, когда зрители кричали ему «браво». Настолько сложными и чёткими были его прыжки, что всё время казалось, что он может больше, чем позволяет партия Базиля.


Но и здесь солисты Кремлёвского балета оказались на высоте. Например, Санчо Панса был сыгран солистом этого коллектива Субудаем Хомушку, который представил своего героя в виде крошечного человечка с толстыми ножками (эффект костюма, из-за которого не видно балетное тело с мышцами). Он то отжимался, стоя на руках вниз головой в такт музыке, то забавно подпрыгивал, и его невероятные движения приковывали внимание публики. Мне даже на минуту показалось, что Хомушку — цирковой клоун, а не балетный танцовщик. Но смотрелось всё это весьма органично: ведь «Дон Кихот» — балет с комическими нотками и чередой праздничных ярких танцев, которые подарили много радостных мгновений публике.

Полина Шорохова.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x