16 ЛЕТ НАЗАД ПРОИЗОШЕЛ ТЕРАКТ В ТЕАТРАЛЬНОМ ЦЕНТРЕ НА ДУБРОВКЕ

Пятьдесят восемь часов. Столько длился кошмар на улице Мельникова в Москве, который держал в напряжении всю страну

Хронология событий захвата заложников 23 — 26 октября 2002 года в г. Москве

23 октября

21.15. В здание Театрального центра на Дубровке, на улице Мельникова (бывший Дворец культуры Государственного подшипникового завода), врываются вооруженные люди в камуфляже. В это время в ДК идет мюзикл «Норд-Ост», в зале находятся более 800 человек

Террористы объявляют всех людей заложниками и начинают минировать здание. В первые минуты части актеров и служащих Театрального центра удалось бежать из здания через окна и запасные выходы.

22.00. Становится известно, что здание театра захватил отряд чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. По словам очевидцев, террористов 30 — 40 человек, среди них есть женщины, все они обвешаны взрывчаткой. По первым сообщениям, они требуют прекращения войны в Чечне. К зданию ДК продолжают прибывать подразделения спецназа ФСБ, МВД и внутренних войск.

24 октября

0.15. Первая попытка установить контакт с террористами. В здание центра проходит депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов.

2.20. Террористы без каких-либо условий отпускают 17 человек.

3.00 — 9.00. Спецслужбы безуспешно пытаются установить связь с боевиками. К этому времени сотрудникам ФСБ известно, что захват заложников планировался по заданию Аслана Масхадова и международных террористических организаций.

9.30. К зданию ДК приезжают иностранные дипломаты. Известно, что среди заложников около 60 — 70 граждан зарубежных государств. Переговоры с террористами срываются.

11.30 — 12.20. Боевики требуют для переговоров Бориса Немцова, Ирину Хакамаду и Григория Явлинского, а также журналистку Анну Политковскую.

13.00. В центр проходят депутат Госдумы Иосиф Кобзон и врачи Красного Креста. Спустя полчаса они выводят из здания женщину и троих детей.

15.00. Иосиф Кобзон и Ирина Хакамада вновь идут на переговоры.

17.00. Террористы убивают женщину, которая пыталась пройти внутрь здания.

18.30. Террористы стреляют из гранатомета по двум женщинам, сбежавшим из ДК. Ранен один спецназовец. Заложницы не пострадали.

19.00. Катарский телеканал «Аль-Джазира» показывает обращение боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ДК. Террористы объявляют себя смертниками и требуют вывода российских войск из Чечни.

19.00 — 0.00. Безуспешные попытки уговорить боевиков принять питание и воду для заложников.

25 октября

1.00. Террористы пропускают в здание руководителя отделения неотложной хирургии и травмы Центра медицины катастроф Леонида Рошаля. Он приносит заложникам медикаменты и оказывает им первую медицинскую помощь.

5.30 — 6.30. Боевики освобождают семь человек.

11.30 — 12.30. Боевики отпускают восемь детей, в том числе одну девочку из Швейцарии. После этого переговоры прекращаются.

15.00. В Кремле президент РФ Владимир Путин проводит совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявляет, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников.

20.00 — 21.00. Попытку установить контакт с боевиками предпринимают глава Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, депутат Госдумы Асламбек Аслаханов и певица Алла Пугачева.

21.50. Террористы освобождают трех женщин и мужчину.

26 октября

5.30. У здания ДК раздаются три взрыва и несколько автоматных очередей. После этого стрельба прекращается. Спецназ начинает перегруппировку сил вокруг Театрального центра. Журналистов оттесняют из зоны прямой видимости, однако официального подтверждения начала штурма нет.

5.45. Представители штаба сообщают, что за последние два часа террористы убили двух и ранили еще двух заложников.

6.20. Раздаются еще несколько сильных взрывов, возобновляется стрельба. Из здания ДК выбегают двое заложников. Представители штаба сообщают, что ранее удалось бежать еще шестерым.

6.30. Официальный представитель ФСБ Сергей Игнатченко сообщает, что Театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. О жертвах среди заложников ничего не сообщается.

6.30 — 6.45. К зданию ДК по команде подъезжают десятки машин МЧС и «скорой помощи», а также автобусы.

6.45 — 7.00. Спасатели и врачи начинают выводить заложников из здания, их развозят в больницы.

7.25. Помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявляет, что операция по освобождению заложников завершена, в здании ДК обезврежена большая часть взрывных устройств. Он сообщает, что спецслужбы ищут часть террористов, которым удалось скрыться.

8.00. Заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщает первые результаты операции: уничтожено 36 террористов, в том числе женщины-смертницы, освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек.

Использована информация с сайта www.nord-ost.org

По окончательным данным, число людей, оказавшихся в заложниках, — 912, количество погибших — 130 .

http://a.mospravda.ru/home/article/Hronologiya_sobitii_zahvata_zalojnikov_23__26_oktyabrya_2002_goda_v_g_moskve/?sphrase_id=426894

***

Телефонный звонок из зала заложницы А. Андриановой

ВОЙНУ НАДО ПРЕКРАЩАТЬ!
Коллеги «Московской правды» Анна Андрианова и Жанна Толстова, находящиеся среди заложников на улице Мельникова, сказали, что через СМИ идет массированная дезинформация общественности

Вчера с нами снова связалась Аня — ей единственной разрешено звонить по телефону и передавать требования террористов. По ее словам, в выступлениях СМИ виден конкретный политический заказ.
— Мы боимся. Мы слышим только радио, но приемник очень тихо играет, и не знаем, какая это станция. Главное, что везде идет деза. Все говорят, как мы пьем, что мы пьем, как нас кормят, чем нас кормят, водят нас в туалет или не водят нас в туалет.

Водят… Ну понятно же, что это — не домашние условия! Но мы страдаем потому, что опасаемся за наши жизни, а не из-за еды. Цинично рассуждать о качестве еды в такой ситуации — в конце концов можно не есть пару дней. Тем более что на самом деле все достаточно интеллигентно. Но почему-то в интервью мы говорим одно, а спустя 15 минут в эфир журналисты выдают совершенно другое! Например, послание к Путину мы писали совершенно добровольно, а потом услышали про какое-то давление.

Среди заложников находится врач, и, как сказала Аня, он считает, что люди в первую очередь страдают от стрессовой ситуации.

— Потому что ничего не делается для нашего спасения,— тихо произносит Аня в телефонную трубку.— А на фоне такого стресса у людей обостряются хронические заболевания: сердечно-сосудистые, желудочно-кишечные и другие.

Пока нет гипертонических кризов, но давление у людей, естественно, скачет. К тому же тут находятся беременные женщины на малых сроках, но для них это все безумно тяжело.

— Кто-то сказал, что у нас явно наблюдается «стокгольмский синдром». Ну неужели никто не понимает, что эта информация может сделать нас неадекватными в глазах общества и оправдать в конечном итоге любые действия?..

Пусть люди выходят на улицы, говорят наши девочки, потому что «вероятность того, что мы взлетим на воздух, велика — ситуация довольно страшная».

— Война ведь действительно никому не нужна — ни объективно, ни субъективно. Объективно — потому, что на войне гибнут люди. Субъективно -потому, что можем погибнуть мы. Мы видим решение ситуации в том, чтобы русские люди вышли и сказали, что им эта война не нужна. Но это должно заботить не только наших родственников, но и остальных людей. У всех есть дети, всем им надо ходить в школы и детские сады, но мы никогда не будем спокойны за наших детей, за наших родных и близких!

А еще Аня и Жанна сказали, что, если бы Маша Школьникова не наладила контакт, от бездействия наших спецов все закончилось бы намного раньше:

— Умираем от страха. От бездействия. Не спим. А СМИ передают, что нас то бьют, то не бьют, то кормят, то не кормят, то нас тысяча, то нас пятьсот. Видимо, нас хотят минимизировать, сказать о жестоком обращении и спасать до смерти. Терпение этих людей может закончиться, и они доведут все до конца.

Первой ночью было очень страшно, потом чуть-чуть все успокоилось — проскользнула искорка надежды. Журналисты снова стали врать — надежда пропала. И так — все время…

Ситуация очень сложная. Коллеги! Не можете помочь — так хоть не делайте гадостей!

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x