Я ОПЯТЬ НЕ ПОНИМАЮ

Больше всего времени заседания в Думе в четверг занял президентский законопроект первого чтения по очередной декриминализации для предпринимателей «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ». Смысл такой: освобождаются от уголовной ответственности за плагиат, растрату, невыплату зарплаты и иных выплат при условии компенсации нанесенного ущерба. Запрет меры пресечения в виде заключения под стражу распространяется на лиц, подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями, если это деяние совершено в сфере предпринимательской деятельности. Ограничение снимается на случай незаконной организации и проведения азартных игр.
Председатель комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников поддержал, говорил красиво: возбуждаем дела, проводится следствие, оперативные мероприятия, потом суд, отправляют в соответствующее учреждение человека. Потом объявляем амнистию. Неплохо, мы здесь все говорим об этом, газеты пишут, телевидение. Человека выпускаем, круто, ну, просто с ума сойти, как красиво. Но не очень эффективно.
В итоге обсуждения были высказаны разные опасения и идеи, в частности, по штрафам. Фраза Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме» прозвучала три раза, «в тюрьме» всего пять раз, «вор» — семь.
Заключительная речь представителя президента Гарри Минха была, как всегда, шедевральна: емкая краткая проповедь о вреде энтузиазма и отповедь кровавому законодательству.
Для разгону Минх поблагодарил уважаемых депутатов за живую дискуссию и без пауз перешел к сожалениям в связи с избытком энтузиазма. Он приводит к не очень положительному результату. Рассуждения депутата Сергея Иванова о мошенничестве — это выстрел в никуда. Упованию на штрафы депутата Андрея Кузьмина Минх противопоставил непреложный факт: штраф идет в казну, а не потерпевшему. Потерпевший будет получать от официального дохода правонарушителя жалкие копейки, но может и не дожить до светлого будущего.
«Вроде мы с вами не сторонники мер так называемого кровавого законодательства, это из Средневековья, пример Англии, когда за небольшую кражу карали публичным повешением на площади, это общеизвестно, что в тот момент, когда шел процесс публичного приведения в исполнение этих приговоров, на этой площади вовсю орудовали карманники. И никакого профилактического и иного воздействия эти меры не имели», — первая отповедь Минха.
«Есть такая шутка, она печальная, что человек думает о том, какую ему совершить крупную ошибку, чтобы потом ему было после выхода на свободу не жалко, что он ее совершил. Если человек выйдет на свободу через три, пять, даже десять лет, но у него в заначке где-то лежит невозвращенная большая сумма похищенного, то какие меры? Какая профилактика? Это все некая наивность и, я бы сказал, такая детская болезнь левизны», — вторая отповедь Минха.
Самые великие говоруны-депутаты кусают локти от зависти к еще более великому искусству. Законопроект президента поддержали далеко не все – 374 за и один против.
Они там все в палате умные, а я опять не понимаю. В стране идет преступная война с любой активностью, против предпринимателей предпринимаются именно преступные действия. Они уже преступны, какой еще нужен закон, чтобы защитить жертву? Как в случае коллекторов или долевого строительства, новые законы не будут работать. А если просто власть употребить, действующих законов достаточно.

Лев МОСКОВКИН

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x