БИБЛИОТЕКА БЕЗ КНИГ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, НО, КАЖЕТСЯ, НАМ ТАКОЕ ГОТОВЯТ

БИБЛИОТЕКА

Минкульт библиотеками заниматься не хочет. Библиотечное образование сворачивают. Развивать Национальный проект «Культура» в части библиотек придется РГБ, «Ленинке». Причем без методических и политических ориентиров, на свой страх и риск.
Таков основной итог мероприятия в программе книжного фестиваля «Красная площадь» в формате публичного интервью координатора проекта, генерального директора РГБ Вадима Дуды.
Состоялось мероприятие во вторник в Демонстрационном зале ГУМа. Заявленная замминистра культуры Ольга Ярилова не пришла. Дуда, в прошлом замминистра культуры, выдержал атаку ведущей Любови Казаченковой, главного редактора журнала «Современная Библиотека». На подмогу коллеге пришла Елена Бейлина, главный редактор журнала «Университетская книга». Она так простенько требовала ответа по главной проблеме культурного и научно-технического развития цивилизации.
Речь идет об идее «Сколково» по свободному доступу через Интернет к книгам, приобретенным легально библиотеками. Изначально идея состояла в доступе студентов и научных работников к научно-технической литературе. В ходе мероприятия выяснилось, что фермеры обращаются в библиотеки за патентной информацией, стало быть, идея востребована. «Сколково» требует скорейшей реализации.
Бейлина утверждала, что РГБ поддержала идею. Дуда отрицал: легальный доступ может быть только по Гражданскому кодексу через лицензионные соглашения.
В комментарии «МП» Бейлина в общем согласилась с тем, что идея «Сколково» противоречит Гражданскому кодексу и непонятно, как будет происходить монетизация интеллектуальной собственности. О чем, собственно, и сказал Дуда.
Бейлина с ним вела переговоры два года. Ситуация с Национальной электронной библиотекой не прояснилась. Бейлина принимает участие в заседаниях думского комитета по культуре. Сей опыт заставил ее утверждать, что законы об обязательном экземпляре и о НЭБ были приняты по головам, то есть без учета высказанных позиций.
Согласно официальной информации организаторов, 660 муниципальных библиотек станут современными интеллектуальными и образовательными центрами к 2024 году. Это крупнейшие за многие годы инвестиции федерального бюджета в развитии культуры регионов – более 4,2 млрд рублей до 2024 года.
Координирует проект РГБ. В каждом регионе — участнике проекта будут созданы проектные офисы, которые будут координировать реализацию проекта на местах. Кроме того, на базе РГБ будут запущены новые образовательные программы. В рамках проекта Национальной электронной библиотеки (НЭБ) – специальные сервисы для модельных библиотек.
Проект вызывает огромный интерес в регионах. На 2019 год были поданы 380 заявок при квоте в 110. Проект становится по-настоящему национальным, в реализацию вовлечены профессиональные сообщества и общественность.
Казаченкова с Бейлиной объяснили, что в стране 120 тыс. библиотек включая, 40 тыс. муниципальных, также вузовские и школьные. Из них только восемь федеральных. Книгоиздание с библиотеками провалилось вне компетенции Минкульта. Позиция министра Владимира Мединского достаточно жесткая: библиотеки должны комплектовать сами регионы.
Интерес к книге в стране растет, а не просто возвращается. Это понятно, в частности, по Книжному фестивалю «Красная площадь», в составе которого прошло интервью. Понятно, что регионы ухватились за федеральный проект. Однако первый же вопрос Казаченковой остудил пыл.
Тема до боли знакомая. Библиотеки придется открывать в кратчайшие сроки, а деньги в регионы еще не поступили. Как РГБ будет реализовать проект?
Дуда пустился в философию: это счастье или нет? У бюджетных учреждений две беды: денег нет и деньги есть, не успеваем использовать до конца года. Счастливчикам, которые получат гранты, придется дорого заплатить за свое счастье.
На помощь пришла Анастасия Дятловская. По ее словам, первые платежи уже поступили в субъекты Федерации. Нет никаких задержек. Однако страшно, слишком краткие сроки.
По ходу интервью выяснилось, что получать гранты могут только НКО. Библиотеки с таким статусом незнакомы. Мало того, они теряют необходимый грантополучателю юридический статус в итоге слияния с домами культуры.
Казаченкова задавала свои вопросы и не пропустила ни одной проблемы из букета, что взвалили на РГБ.
Она напомнила, что дизайн-проект библиотеки стоит тысячу за квадратный метр. Если у региона две-три библиотеки, сумма проектирования приближается к миллиону. Есть ли типовые проекты? Каждый регион должен иметь свой проектный офис. Зачем дублирование с проектированием в РГБ?
Дуда в ответ отметил потрясающее разнообразие. Говорить о типовых проектах не получится. Готовые модули возможны. В каждой муниципальной библиотеке должны быть свои тинейджеры и своя фишка.
По словам Дуды, общение с властью — это особый вид коммуникации, этим должны заниматься специально обученные люди. Мало написать письмо, надо ему приделать ноги.
Учитывая, что библиотечное образование сворачивается, закрыта кафедра электронных библиотек, где центры обучения будут формироваться, каковы приоритеты обучения новых библиотек? – спросила Казаченкова.
Ответила Екатерина Кудрина, руководитель корпоративного университета «Ленинка». Она сообщила о сути проекта «Творческие люди». Их будут готовить 15 центров в 48 вузах. У университета «Ленинка» большие возможности взаимодействия с вузами.
Казаченкова продолжала. Прочитала в методических рекомендациях про сцену-трансформер, спутниковую антенну, мультимедиа. Про книгу ничего.
Дуда высказался против превращения библиотеки в досуговый центр. Тем не менее было приятно видеть много молодых лиц. Не надо нас смешивать ни с чем.
Казаченкова заявила: библиотека без книг не может быть. Есть какие-то нормативы?
Дуда повторял, что легальный доступ к книге не имеет вариантов никаких, кроме Гражданского кодекса. Должны быть лицензионные соглашения. Процент использования библиотечного впечатляет. Назвать его Дуда отказался. В мире 14,5% востребованность библиотечного фонда. У нас хуже. Есть очень интересный проект «Минимум». Это программа культурного минимума школьника.
Кто этот минимум будет определять? А судьи кто? – спросила Казаченкова. Один читает сказки Пушкина, другой Джека Лондона всего перечитал.
Дуда переспросил: Джек Лондон выше сказок Пушкина? Определять будет межведомственный экспертный совет. По спискам музыки и книг у Дуды «много вопросов». Будет к концу года.
Вопрос по стопроцентному обязательному экземпляру просел. Какая работа сделана в рамках проектного офиса, непонятно. Значит, никакая.
Мне остается только констатировать, организаторы придумали эффективный формат. Вопросы точные, ответы уплывают. Отвечать рано или поздно придется. Казаченкова начала с больного, но есть больнее инфекция. Препирательства подняли два вопроса в лоб.
Когда говорят о разнообразии и что страна большая, я за этим вижу угрозу разрыва этой самой страны. В регионах должны быть книги на национальных языках и в Москве тоже. В советское время библиотека была в каждом селе и там были книги, которые купить в Москве было непросто.
Второе с связано с внешней агрессией в сфере культуры. Назначение Мединского было форс-мажором, и он санировал кино. Книгоизданием не занимается. Налицо расцвет новой русской литературы, но до полок магазинов и в библиотеки не доходит. Я ловлю на трех выставках. И Ozon лихо работает. Проблема в отсутствии адекватной информации, что искать. Советской навигации нет, одна реклама. Я бы отдал в библиотеку отрецензированные книги, их все равно хранить негде, так ведь не берут.
В том же зале о том же говорили на последующих мероприятиях – заседание правления Российского книжного союза провел Степашин и затем Елена Бейлина провела отраслевую конференцию по состоянию российского книгоиздания и книгораспространения.
По словам Бейлиной, рост рублевых продаж книг происходит за счет роста цен на книги. Тиражи падают. Падает покупательская способность. Продается только половина изданного.
Куда девается вторая половина, она так и не ответила.
Другие докладчики добавили: падает количество студентов и сокращено число вузов. Отсюда снижение спроса на научно-техническую литературу, которая является драйвером отрасли. Опять же демографическая яма наползает.
В читательской среде растет запрос на новые имена, а покупают тех же. Взыскательному читателю суют переводное мракобесие эзотерики под видом физики или биологии.
С интересной мыслью выступил на заседании правления РКС член правления Владимир Григорьев. Он отметил какие-то подвижки, нас начали возвращать в ПАСЕ. У нас фантастическое книгоиздание как часть мирового. Хотелось бы, чтобы все флаги были в гости к нам.
Григорьев недоволен вопросом «МП» о связи ПАСЕ с ММКВЯ. Ну и еще: как нам защититься от внешнего влияния в культуре? Его мнение состоит в том, что изолировать Россию невозможно, а защищаться от влияния не нужно. Россия всегда впитывала все лучшее и поэтому ее культура стала великой.
Однако это не совсем так. Из выступлений экспертов книгоиздания стало понятно, что политическое давление с несуразной рекламой закрывает выход на читателя востребованной литературы. Собственно, ровно о том же говорил в Год литературы любимый автор советского времени Валерий Попов. А я и не знал, что он живой да еще и пишет. Но магазин не берет и этот факт отражает общее явление.
То есть наша великая культура остается великой неведомо для народа – ее носителя. Тем не менее ситуация с книгами, их изданием и распространением, далеко не такая чудовищно плохая, как с продуктами питания.

Лев МОСКОВКИН.