ПРАЗДНИК КНИГИ

Книжный фестиваль «Красная площадь»

Пятый Книжный фестиваль «Красная площадь» завершился в день рождения Пушкина. К этому дню приурочены отдельные мероприятия. Конкурсы и награждения шли всю неделю фестиваля. Организующее начало в книжном хаосе задало кураторство РГБ, больше известной как «Ленинка». «Российская газета» специально выпустила феерический путеводитель «Красная площадь. Том 5».
«Годлитературы.РФ» приобрел оттенок вечности.
Фестиваль придумал Сергей Нарышкин в бытность своего председательства в Государственной Думе.
Три самых крупных книжных мероприятия в Москве стали для нас непременным источником нового в литературе. Россия – страна богатая, тут как бы не смыло. Следить надо не только за новинками, но прежде всего за собой. Бывает, встаешь утром, и за окном вроде все то же, а ты другой и видишь в привычной рутине совершенно не то.
Чтобы определиться на местности, начнем с Красной площади. В Россию вернулось чувство будущего. Оно вернулось через литературу. Потому что страна литературоцентричная. Понять это невозможно, только принять как данность. Когда слушаешь бедных книгоиздателей и книгораспространителей на приуроченных к фестивалю мероприятиях (вход свободный), в топе вылезают произведения, высосанные из пальца. Книгораспространители менторски поучают книгоиздателей. Те строптивятся и напоминают этим про запрос читателя на новых авторов. В стране бурными темпами растет самиздат. Люди бросают работу по специальности и подаются в профессиональные писатели. Можно заработать на машину и даже квартиру в Москве.
Это не рецепт успешного бизнеса, чем мы не владеем. Так прозвучало, и наше дело передать смысл услышанного. Кажется, книгоиздатели стали завидовать своим авторам.
Новацией фестиваля стало появление за его прилавками продавцов, погруженных в фабулу предлагаемых книг. Читатель подобен акуле и хватает абы что. Если не выплюнет сразу, в его организме начинаются нежелательные физиологические перемены. Продается только половина изданного, а воспринимается и вовсе почти ничего. Даже в библиотечном фонде востребованность на уровне мелких процентов. Это мировая тенденция, в России с библиотеками ситуация особая. И не только с библиотеками.
Книгоиздатели принялись решать проблему на входе, то есть на выходе книги в свет. На Книжном фестивале это делается без посредников напрямую от издателя к читателю.
В том же ключе приобрел особый смысл формат прямого общения авторов с читателями. На Красной площади очень холодно, это место продувается всеми ветрами. Алчных читателей погодные аномалии места-времени, кажется, только подогревают в плане восприятия смысла.
Например, конкурс детских поэтов выявил множество авторов, которые сами только что из детства. Наверное, неплохо, что в топе детской литературы остается Корней Чуковский. Однако эти новые не хуже, а лучше, ибо феноменально адекватно описывают текущую реальность.
Ни в каких конкурсах никогда не обходится без подвоха и побеждает не лучшее, а необходимое. Поэтому мы избегаем рекламы конкретных издательств и библиотек. Стремимся отразить тенденции, как мы их воспринимаем. Например, роман «Истопник» стал первым фактом переосмысления феномена Большого террора. Его автор — человек известный и заслуженный.
Произведение прошло апробацию в журнальном формате «Роман-газеты» под псевдонимом Александр Купер. На фестивале «Красная площадь» автор представил свой роман в твердой обложке под своим настоящим именем главного редактора «Вечерней Москвы» Александра Куприянова.
Кстати, наш улов на книжных выставках Москвы неплохо пополнился благодаря рекомендациям Екатерины Рощиной. Она сама сильный автор, и ее оценки неопровержимо свидетельствуют: советский формат «Роман-газеты» оккупировали новые русские таланты. Тут дело не столько в авторах, их в России хватает, сколько в поиске, отборе и подборе.
Наш улов на Красной площади в части «Роман-газеты» был насильственно ограничен четырьмя изданиями; Виктор Пронин «Кинжал для левой руки»; Александр Попов «Поселение»; Андрей Зарин «Кровавый пир»; «Одиннадцать платьев. Женская проза» – Елена Ронина, Елена Грозовская, Ольга Кузьмина и Елена Тулушева.
Пример Александра Куприянова как автора редкий, но характерно типичный. Автор буквально прожил свое будущее произведение начиная с рассказов поварихи в интернате, женщины бывалой. Выстрелил им за полтора года. Текст кажется авантюрой с его сопоставлениями прошлой и нынешней власти. Однако неадекватных реакций, видимо, не было, если автор в ответ на прямой вопрос об этом забыл сказать. Его роман не поставит точку в осмыслении феномена террора или конкретно Сталина. Скорее это старт трудного пути к истине, описанной многократно. Путь усеян политическими трупами выстреливших преждевременно.
Подобных произведений нами на Красной площади обнаружено несколько благодаря подсказкам от издателей. Например, «Небо цвета надежды» Амиты Траси о храмовой проституции в Индии. Или роман Селесты Инг «Все, чего я не сказала» с параллельным изложением детского и родительского взглядов на одну и ту же историю «О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает» – так написано в аннотации.
Адекватные аннотации к книгам — это тоже новация. Прежде писали план по валу, не читая произведения. Остается сущая беда с отсутствием навигации в книжном море.
Надо понимать, Книжный фестиваль «Красная площадь» проходит в начале лета, когда у нормальных людей другие интересы. Судя по повальному нашествию, в России живут одни ненормальные. Книжное море привлекает не меньше, чем Новый год. Книгоиздатели и книгораспространители уже готовятся к двум другим ежегодным книжным выставкам – 32-я ММКВЯ на ВДНХ в сентябре и NONFICTION №20 в конце ноября – начале декабря в Манеже, поскольку ЦДХ на Крымском валу переходит в ведение Третьяковской галереи.

Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА.

Фото из открытых источников.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x