КАК СПАСТИ ДЕТЕЙ ОТ НАРКОТИКОВ

Если сын или внук станет наркоманом – ваша жизнь рухнет. Можно ли предотвратить катастрофу? Об этом — книга обозревателя «Московской правды» Сергея Баймухаметова «Темная власть. Как спасти детей от наркотиков», издательство Ridero, 2019.

Главный нарколог РФ Евгений Брюн: «Это книга-предупреждение для подростков и их родителей, чтобы знали опасность в лицо… Это тяжелое чтение, но это знание, которое может спасти от беды».

Главный вопрос – ПОЧЕМУ наши дети так легко поддаются соблазну наркотиков? Из него следует все остальное. Главный ответ – ошарашивающий. О нем – в конце, чтобы лучше запомнилось. Вначале – о наркомафии.

Спрут

Наркоманы – больные люди, самые несчастные на свете. Все, с кем я общался, мечтали вылечиться. Получалось – далеко не у всех… На этой болезни миллионов процветает самая мощная, самая богатая преступная система в стране и мире – наркомафия.
Годовой оборот наркобизнеса в последний год существования СССР составлял десятки миллиардов рублей в том масштабе цен. Говорю, чтобы развеять миф о чуть ли не полном отсутствии «этой заразы» при советской власти. Нарыв созрел еще в те времена.
В 2014 году бывший начальник Московского уголовного розыска полковник Александр Трушкин на вопрос: «Какой, на ваш взгляд, уровень коррупции в столичной полиции?» ответил: «Большой. Вся проституция находится под сотрудниками полиции. Те же наркопритоны… Оперативники договариваются с наркоманами, и они под контролем продают наркотики».
Из интервью директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) генерала Виктора Иванова, 2016 год: «За прошлый год мы выявили 800 спецсубъектов, которые работали в силовых ведомствах, военных организациях и всех правоохранительных органах, которые были вовлечены в незаконный оборот наркотиков».
Берут продавцов, гонцов, иногда – даже крупных перевозчиков. И на этом концы обрубаются. В судах, дословно, звучит: «Подсудимый получил от неустановленного лица наркотические средства и передал неустановленному лицу».
Сплошь неустановленные лица. Видимо — неустановимые.
В 2009 году в Екатеринбурге обнаружили партию гашиша в 365 (!) килограммов, в Подмосковье – партию героина в 12,5 (!) килограмма. Больше, чем на 500 тысяч долларов.
От таких «курьеров» ниточки могли высоко протянуться. Но не протянулись.
Или — пример глобального масштаба. В мае 2008 года заместитель Генерального прокурора РФ Иван Сыдорук внес представление главе Федеральной таможенной службы РФ Андрею Бельянинову. В документе говорилось, что сотрудники Таганрогской таможенной службы обладали достоверной информацией о предстоящей контрабанде наркотиков на Украину, однако не приняли мер. «В результате чего более 200 (!) килограммов героина было обнаружено и изъято работниками таможенных органов и органов безопасности Украины».
200 килограммов героина – мафиозная операция гигантского международного размаха. Кто мог «организовать такой груз» через границу? Ни слуху, ни духу.
И, наконец, нечто выходящее за рамки наших представлений о реальности, о государстве, о спецслужбах: в 2018 году стало известно, что на территории посольства РФ в Аргентине хранилась партия кокаина весом 389 килограммов — стоимостью в 50 миллионов евро.
С 90-х годов прошлого века, когда впервые публично признали факт наркомании и наркоторговли в СССР, не было еще ни одного случая, чтобы следствие добралось до высших боссов наркомафии.
Все знают, что Спрут есть. Но никто его не видел. Деньги наркомафии «отмывались», легализовывались, вкладывались и вкладываются в концерны, в фирмы, то есть — в экономику. Значит, непременно начнут влиять и на политику.
По данным ФСКН (2016 год) в России ежегодно через банки «отмывается» и легализуется 20 миллиардов долларов наркомафии, а общий оборот на рынке наркотиков – до 1,5 триллиона рублей в год, что сопоставимо с бюджетом Министерства обороны.

Вырождение нации

Россия потребляет 21% от всемирного объема производства героина — в 3,5 раза больше, чем в США и Канада вместе взятые, Притом, что населения у нас в 2,5 раза меньше.
По оценке ФСКН, в России 8-8,5 миллионов наркоманов. Это экспертные, расчетные данные. Из чего они складываются?
К 2018 году на медицинском учете состояло 820 тысяч наркозависимых. Международная практика показывает: для получения реальной картины количество зарегистрированных наркоманов надо умножать на «5». Некоторые эксперты считают, что для России оптимален коэффициент «7».
У нас от 2 до 5 миллионов беспризорных и безнадзорных детей. Маленькие бродяжки сплошь и рядом пробавляются наркотой. И не регистрируются.
Россия и Украина занимают первое место в мире по темпам роста ВИЧ-инфицированных. Число носителей ВИЧ в 7 раз выше, чем в США, и в 9 раз выше, чем в Китае.
В Москве за 2017 год зараженных стало на 20,4% больше, чем в 2016-м. В Ивановской и Тамбовской областях — от 50 до 66%. Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова предупредила, что при нынешнем охвате лечения и финансировании эпидемия выйдет из-под контроля, и к 2020 году число зараженных может увеличиться на 250 процентов. На 1 мая 2018 года общее количество зараженных ВИЧ в России — 1,3 миллиона. «Официальные данные можно умножать как минимум на два», — утверждает глава Центра по борьбе со СПИДом академик Вадим Покровский.
Половина ВИЧ-инфицированных заражается при инъекциях наркотиков. По данным ФСКН, в России ежегодно умирают от наркотиков до 70 тысяч молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет.
По докладу Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), в 1992 году у нас было 44 миллиона детей. На январь 2014 года — 27 миллионов. Миллионы перешагнули порог совершеннолетия, а новые — не родились. Многие просто умерли, от той же наркоты.
В стране сокращается население трудоспособного возраста. По прогнозу кафедры демографии МГУ, к 2025 году количество нетрудоспособных превысит количество трудоспособных на 15 миллионов.
А количество наркоманов возрастет.
Представим, что с какого-то будущего года каждый пятый уходящий на пенсию будет заменяться подросшим наркоманом. Чиновники, врачи, учителя — найдутся. Но кто будет работать на производстве? Где брать налоги? На что содержать школы, больницы, государственный аппарат? Но даже и экономическая ситуация к тому времени не будет иметь особого значения. В конце концов, позовем мигрантов.
К тому времени речь пойдет о другом. По международным медицинским расчетам, если количество наркоманов в этносе превысит 7%, начнется процесс вырождения нации.
8,5 миллионов наркоманов — это 5,85% от населения страны.
Грань вырождения опасно близка. И здесь необходимо отдельное дополнение — о русских.

Русский этнос – в особой опасности

Статистики по этническому составу наркоманов нет. Есть отдельные данные, из которых можно сделать выводы.
В процентном отношении (а это объективный показатель) больше всего новых больных с диагнозом «наркомания» — в Челябинской, Свердловской, Мурманской, Новосибирской, Ульяновской, Новгородской, Сахалинской, Тульской областях, Приморском и Камчатском краях, Севастополе и Москве.
Меньше всего — в Калмыкии, Чечне, Ингушетии, Северной Осетии.
По сведениям наркополиции, самые благополучные регионы — Ненецкий, Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Адыгейская, Мордовская, Карельская, Чувашская и Марийская автономные республики.
Вывод: менее всего наркомания распространена у коренных народов автономных республик и округов. Более всего – в русских регионах. Иными словами, процент наркоманов среди этнических русских выше, чем в среднем по стране.
А значит, русский этнос – в особой опасности.

Почему дети не слушают родителей и учителей?

Потому предупреждение: «Употребление наркотиков вызывает необратимые изменения в коре головного мозга, болезнь и смерть» – сплошная абстракция. Взрослые не принимают абстракции как практическое руководство, а уж подростки – тем более. Вспомните себя: вы в 14 лет всерьез задумывались о болезни и смерти? Кто-нибудь думал, что ОН, такой единственный и неповторимый, вдруг заболеет и умрет?
Надо знать, что такое подростковое сознание. Оно характерно тем, что его носитель – ваш сын и ваша дочь – все хочет попробовать, все впитывает, как губка и — ничего не боится!
Тем не менее, лепет о «необратимых изменениях в коре головного мозга» считается у нас профилактикой. Отсюда и последствия. Сплошной вред. Потому что подросток уже уверился: все, что мы говорим о вреде наркотиков – туфта, лапша на уши.
И в то же время, часто отвергая наши нравоучения, он восприимчив к мнению своего окружения, подростково-молодежного мира. К тому, что мы называем общественным мнением, модой или террором среды.

Террор среды

Употребление наркоты в подростковой среде давно уже чуть ли не признак «крутости». Это не значит, что все обязательно курят и колются. Но — говорят об этом. Создалась атмосфера. Аура.
Когда в компании кто-то из старших предлагает подросткам «курнуть», отказаться трудно. Никто не хочет, чтобы его сочли слабаком. Как устоять 14-летнему человеку перед таким напором, какие силы надо иметь, чтобы сказать — нет. А ведь это — его мир, социальная ниша.
Учтите, что все происходит на глазах друзей и подруг. Если бы подросток был один, он еще, может быть, отказался. Но в компании (!), на виду у всех…
Вспомните знаменитый фильм «Назад в будущее». Что там является пружиной, которая раз за разом раскручивает действие? В решающий момент киношный мерзавец говорит Марти Макфлаю: «Да ты что, боишься?» Марти тут же взвивается: «Это я боюсь?!» И попадает в очередную переделку.
По данным исследования, проведенного Государственным антинаркотическим комитетом, каждый четвертый россиянин в возрасте от 11 до 24 лет когда-либо употреблял наркотики. Каждый пятый впервые попробовал их в возрасте до 15 лет. Среди причин называли «любопытство» (53%), «за компанию» (22%). Из тех, кто никогда не пробовал наркотики, 17,5% сказали, что обязательно попробовали бы, если бы такая возможность им представилась.
По данным Генпрокуратуры, с 2010-го по 2015 год число детей, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, выросло более чем в три раза.
В марте 2017 года секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев сообщил, что количество несовершеннолетних наркоманов выросло на 60 процентов.

Зверь в голове

Врачи не вылечивают наркоманов в абсолютном медицинском смысле. Нет кода или препарата, который полностью отбивал бы тягу к наркотикам, делал человека невосприимчивым к роковому соблазну. Это мощный биохимический импульс, тайны которого никто не знает. Медицина не может обнаружить центр, который вызывает наркозависимость, чтобы потом воздействовать на него. Найдется это «нечто» — решится проблема.
Можно снять ломки, вывести больного из психоза, даже ослабить, в некоторой степени нейтрализовать тягу, но и только. Врачи могут только помочь. А дальнейшее зависит от самого человека.
Сами наркоманы об этом говорят так:
«Это чувство, будто попал в могилу. Вот очнулся, живой, есть еще силы, а нет возможности выбраться. Ты живой, но ты уже труп. Когда крыша едет, тебе кажется, крысы выпрыгивают из-под ног, пауки висят гроздьями… Внутри-то ты все понимаешь… Ну как объяснить… Вот сумасшедшие не знают, что они сумасшедшие. А наркоман – все понимает. Когда крыша едет — ты на себя как бы со стороны смотришь и видишь. Но остановиться не можешь. Вся психика, мозг, душа, весь человек раздирается на части, идет на разрыв. Можно это выдержать? Человек попадает в страшную, не понятную никому психологическую зависимость, темную власть. Сказать «черная» – это как-то четко, вроде даже понятно, а здесь – что-то темное, оно клубится внутри и снаружи. Ломки — боль физическая, зависимость физиологическая, ее снимают хорошими лекарствами. Страшнее — зависимость психологическая. Сидит в голове зверь, который точит, грызет мозг: «Дай! Дай! Дай!» И многие, очень многие – не выдерживают».
А еще они говорят: «Героин умеет ждать». И еще: «Бывших наркоманов не бывает».

Главный вопрос и главный ответ

Итак, ПОЧЕМУ наши дети так легко поддаются соблазну наркотиков? Оставим в стороне подростковое сознание, любопытство, жажду все попробовать, террор среды, а также социальные, семейные и прочие причины. Они – ПОБОЧНЫ.
Главный ответ – ошеломительный. Наши дети поддаются соблазну, не могут сказать «нет», потому что НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ О ВРЕДЕ НАРКОТИКОВ.
На встречах с подростками я говорю: «Вот перед вами яма с дерьмом. Тот, кто прыгнет в нее, будет во всей округе считаться самым крутым парнем. Кто прыгнет?»
Смеются. Потому что знают: это дерьмо, будет вонять, это позор.
А когда им во дворе предлагают: «Курни, получишь кайф», они понятия не имеют о последствиях, о том, как и чем будут расплачиваться за первую затяжку и первый укол. «Необратимые изменения в коре головного мозга» они давно считают туфтой. Да, слышали о ломках, о привыкании, об угрозе «подсесть»… Но ведь КАЖДЫЙ считает себя крутым, это Васька и Петька тряпки безвольные, а Я – СИЛЬНЫЙ, Я все могу… Я только попробую…
И потому подросток уверяет себя, что это как прогулка в парк: захочу – войду, захочу – выйду. Не зная, что калитка тут в одну сторону, и она уже захлопнулась.
Получается, что у него практически не было и нет выбора.
Чтобы отказаться, надо иметь выбор.
Расплачиваться придется образом жизни. А какой он, образ жизни наркомана?
В том и вся беда, что подростки – не знают.

Чтобы знали опасность в лицо

Поэтому я и начал, еще с 90-х годов, писать эту книгу — чтобы ЗНАЛИ. Шестнадцать снов-исповедей – откровенные рассказы наркоманов, от первого лица. Я не выбирал, не подгонял факты. Все здесь – обыденность. Например:
«Зависимость от кайфа — это прежде всего зависимость от людей, которые могут тебе дать денег и могут не дать, могут дать дозу, а могут не дать, потребуют от тебя за дозу выполнение поручений, за которые рано или поздно попадешь на зону, исполнения своих прихотей, то есть могут сделать с тобой все, что им захочется… Что касается унижения, то это всё ваши слова. Это у вас есть разные понятия: храбрость, трусость, правда, ложь, дружба, любовь, порядочный-непорядочный, злой-добрый, благородный-низкий… и всё такое. А там различий нет. Ни слов, ни понятий таких нет. Совсем. Пустота. Понимаете, там, где у вас какие-то человеческие отношения, у нас — пустота. Когда человек более или менее долго сидит на игле, у него в голове и в душе, в организме происходит что-то непонятное. Там все стирается и все становится одинаково. Ни в чем нет никакой разницы. И если вы думаете, что пацаны и девчонки (далее следует невозможное для опубликования в газете описание акта – С.Б.), тем самым унижаются, — то вы ошибаетесь. В том-то и дело, что они идут на все, уже не испытывая при этом никакого унижения. То есть с виду они как люди, с руками и ногами, а внутри уже — непонятно что».
Для того я и написал книгу исповедей наркоманов, чтобы подростки знали.
Пусть знают, что в том мире они станут просто-напросто подстилками и будут зависеть от прихоти любого грязного подонка. И как бы сейчас, будучи нормальными людьми, они ни кипели и ни возмущались даже при мысли о подобном унижении, в наркоманском существовании все смиряются, а точнее — уже не замечают. По-ученому говоря, деградация личности. По-простому — дебилизация.
В отроческие годы, в юности главные черты характера — самолюбие, гордость, обостренное ощущение ценности своей личности: «Я — это Я! Единственный и неповторимый!»
Пусть знают, что в мире наркомании об этом придется забыть сразу и навсегда.
Пусть всё знают. И — выбирают.

От редакции. Книгу Сергея Баймухаметова «Темная власть. Как спасти детей от наркотиков» можно заказать и приобрести в бумажном и электронном виде в интернет-магазинах Ridero, Литрес, Ozon.ru, «Москва», Amazon.com, Google Books и др.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x