29 Июля 2021г., Четверг
  • $ 73.6
  • 86.9
Главная» Культура» Смотри/слушай» ВИКТОР КРАМЕР: «МЫ САМИ ПЕРЕТИРАЕМ НАШУ ЖИЗНЬ В ТРУХУ В УГОДУ ГЛУПОСТЯМ»

ВИКТОР КРАМЕР: «МЫ САМИ ПЕРЕТИРАЕМ НАШУ ЖИЗНЬ В ТРУХУ В УГОДУ ГЛУПОСТЯМ»

ВИКТОР КРАМЕР

На сцене МХАТа гора опилок. Опилки везде. Опилки  покрывают все имение Гурмыжской. На вершине горы стоит лесопильная машина. Здесь уже давно нет деревьев, но герои  нового спектакля  «Лес» в  МХАТ им. М. Горького  продолжают делать вид, что уничтоженный лес существует.

Вот в  такие обстоятельства поместил  персонажей классической пьесы Александра Островского петербуржский режиссер Виктор Крамер. Крамер —  режиссер очень интересный; с одной стороны,  он способен поставить «Село Степанчиково» — знаменитый спектакль по Достоевскому, а с другой стороны — «Снежное шоу» Славы Полунина. Крамер привык создавать большие полотна,  и постановка «Леса», премьера которой состоится 20 января, обещает стать глобальным действом в лучших традициях русского национального театра.

— Лес, здесь прежде всего образ, — рассказывает режиссер. —  Вырубая лес, мы вырубаем себя, превращаем духовное в тлен. Мы сами перетираем нашу жизнь и надежды в труху, в опилки. В угоду своим мелким страстишкам, стяжательству, практицизму и глупостям, мы уничтожаем, перемалываем себя и друг друга. Парадокс пьесы заключается в том, что единственными, сохранившими в себе духовное начало, оказываются самые, на первый взгляд, павшие — два спившихся актера Несчастливцев и Счастливцев.

Главных персонажей пьесы – комика Счастливцев  и трагика Несчастливцева — сыграют великолепные артисты Андрей Мерзликин и Григорий Сиятвинда. А главную женскую роль – богатой помещицы Раисы Павловны Гурмыжской, собравшейся замуж за недоучившегося гимназиста — исполнит актриса МХАТ Надежда Маркина, которую кинозрители прекрасно помнят еще и по фильмам «Оттепель», «Елена», «Аритмия».

— Александр Островский со времен Станиславского и Немировича-Данченко важнейший для Московского Художественного театра драматург, — рассказывает художественный руководитель МХАТа Эдуард Бояков. —  С первых сезонов — его пьесы в репертуаре Художественного театра, им всегда занимались с большим вниманием, ставили и его бытовые пьесы, и поэтические – достаточно вспомнить легендарную постановку «Снегурочки». Никто другой в русской драматургии так не описывал отношения, построенные на деньгах. При этом Островский – человек удивительной поэтики, чувствующий русскую душу, русский характер, русский архетип, русский миф. И вот это сочетание может показать Виктор Крамер, прекрасный режиссер, способный подробно раскрыть психологический мир героев.

Спектакль, судя по всему,  будет отличаться от классических постановок Островского: ведь выбор новой эстетики – принцип репертуарной политики нынешнего МХАТа. При  этом Виктор Крамер считает, что пьеса Островского  невероятно актуальна  сегодня, потому что «темы, которые она поднимает, к сожалению, вечные».

— Мы не должны, — продолжает художественный руководитель театра Эдуард Бояков, —  быть слишком академичными, МХАТ всегда был театром авангарда. Зрителю будет интересно посмотреть новую трактовку классической пьесы «Лес», на эту встречу классической театральной традиции и острого постановочного языка на грани буффонады. Я с нетерпением жду премьеры и надеюсь, что наш спектакль займет достойное место в списке постановок спектакля «Лес» в Художественном театре за все годы его существования и приятно удивит зрителя. Для этого есть все: идея, сценография и невероятный творческий ансамбль, талантливый постановщик.

Постановщик масштабных опер Мусоргского «Борис Годунов» в Мариинском и Ла Скала, «Руслан и Людмила» Глинки в Большом,  мюзикла «Веселые ребята» Виктор Крамер -удивлять действительно умеет. Сценографией, пластикой, неординарными художественными решениями. Режиссеру этому  всегда интересен эксперимент. В его новой постановке классический «Лес» состоит из знаков, интерпретаций и условностей. Для Крамера в любом материале, каким бы актуальным он не оставался, всегда есть архаика. И режиссер пытается счистить пыль времени, чтобы современный зритель живо, остро и с интересом реагировал на текст — на то, что волнует, тревожит, заставляет его смеяться или плакать сегодня.

Крамер обещает зрителям спектакль, в котором будет и в чем-то знакомый нам Островский и, одновременно, Островский совершенно неизвестный. Свободная вариация и аллюзия на пьесу привели к тому, что из текста исчезнут устаревшие слова и фразы, которые встречаются в литературе XIX века и в мыльных сериалах века XX («Ах, сердце мое зашлось»). Вместо них в текст интегрируются узнаваемые монологи. Те, что актеры в обязательном порядке произносят в театре за всю свою жизнь – Грибоедов, Шекспир. Те, что каждый из нас учил в школе.

Насколько это будет хорошо  или плохо узнаем уже 20 и 21 января.

Елена Булова.

 

Елена Булова/ автор статьи
Яндекс.Метрика