ВРЕМЯ ВЕЛИКИХ ПЕРЕМЕН И НЕСБЫВШИХСЯ НАДЕЖД. Часть 1

Горбачев

2 марта выдающемуся государственному и политическому деятелю XX века, инициатору перестройки и гласности, основоположнику демократии в СССР, первому и последнему президенту Советского Союза М. С. Горбачеву исполняется 90 лет.

С днем рождения, Михаил Сергеевич!

 

Он стал Генеральным секретарем ЦК КПС 11 марта 1985 года, в 54 года. И этот день стал самым значимым в его жизни, в жизни СССР, в истории мировой коммунистической системы.

Безусловно, мы, его современники, знаем, каким сложным был путь. И не просто сложным, а подчас преступным и кровавым, с вооруженным подавлением стихийных народных выступлений, с жертвами среди мирного населения. Когда Горбачев объяснял и объясняет, что он боролся со сталинской системой насилия, за то, чтобы насилия не было, свидетели и участники тех событий горько думают: а саперные лопатки в Алма-Ате в декабре 1986 года, саперные лопатки и газ «Черемуха» в Тбилиси в апреле 1989-го, расстрел в Баку в январе 1990-го, танки в Вильнюсе в январе 1991 года?

Если он не отдал под трибунал тех, кто стрелял в народ – значит, кровь и на его руках.

Но… Русло реки на карте спрямляется, оно не такое, как в действительности. Карта обозначает основное направление. То же самое – история. Пройдут еще десятилетия. Детали будут известны лишь редким специалистам, людские и политические трагедии станут мелкими частностями.

Про Горбачева же давно уже пишут и еще напишут, что он изменил ход мировой истории, дал свободу народам и странам. И это так, это — правда.

Захват власти

Но для того, чтобы начать реформы, надо иметь верховную власть. Уметь захватить ее. Горбачев – умел. Он был изощренным аппаратчиком-интриганом. А другим и невозможно было быть, 30 лет работая на руководящих постах в партийно-государственной системе.

Теперь, через десятилетия, мы знаем и понимаем, что все качалось на весах. Как говорится, упади случайная (!) пушинка на ту или иную чашу – и… И — неизвестность. История пошла бы другим путем?

Генеральный секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко умер 10 марта 1985 года, по официальной версии – в 19 часов 20 минут. И Горбачев на завтра, на 10 часов утра 11 марта, назначил заседание Политбюро.

Члены Политбюро ЦК КПССС в 1984 году

По установившейся официальной версии, оно состоялось в 14 — 15 часов 11 марта. Все там высказались за Горбачева и с полным единодушием «вышли» на пленум. На самом деле заседание Политбюро состоялось в тот же вечер, 10 марта! Меньше, чем через три часа после смерти Черненко.

Жестокая борьба за власть развернулась еще до смерти Черненко. По свидетельству члена Политбюро А. Н. Яковлева, «ближайшее окружение Черненко уже готовило речи и политическую программу для Гришина». Член Политбюро, первый секретарь Московского горкома партии Виктор Гришин 22, 24 и 28 февраля от имени Черненко провел встречу с избирателями, зачитал его обращение, затем организовал вручение ему удостоверения депутата. Выставил смертельно больного старика перед телекамерами, и тот что-то с трудом говорил… Все это показали по телевидению, в газетах появились фотографии — Черненко и Гришин. Так был подан знак партии и стране. Если не о преемнике, то о притязаниях на трон.

Неофициальному, неизвестному, проведенному поздним вечером 10 марта, и официальному, от 11 марта, заседаниям Политбюро предшествовали закулисные переговоры авторитетнейшего на то время члена Политбюро, министра иностранных дел Андрея Громыко с Горбачевым. Через посредников. Громыко передал, что выдвинет Горбачева на пост генсека – с условием, что получит пост Председателя Президиума Верховного Совета.

В 2012 году сам Горбачев напишет:

«Громыко оказался в Шереметьево. Разговор вел по закрытой связи из автомобиля. Я поставил его в известность о кончине Константина Черненко. Сообщил, что на 11 часов вечера назначено заседание Политбюро и попросил его приехать за 30 минут до начала заседания. Мы встретились, как условились. Разговор был коротким. Я сказал, что все мы ожидали, что вот-вот это случится. Теперь это случилось, и нам надо принимать очень ответственное решение. Нельзя допустить ошибки:

— Люди ждут перемен. Они назрели. Их нельзя больше откладывать. Будет трудно, но надо решаться. Думаю, что в этой ситуации нам с вами нужно объединить усилия.

Громыко спокойно и твердо сказал:

— Согласен с Вашими оценками и принимаю ваше предложение».

Расклад сил в Политбюро (10 членов) на тот момент был такой. Решительно против Горбачева — пятеро. Старая брежневско-черненковская гвардия: Николай Тихонов – председатель Совета Министров СССР, Григорий Романов — секретарь ЦК КПСС, Виктор Гришин – первый секретарь МГК, Владимир Щербицкий – первый секретарь ЦК КП Украины, Динмухамед Кунаев – первый секретарь ЦК КП Казахстана. В их руках и за ними – две крупнейшие республики Союза, две крупнейшие парторганизации (Московская и Ленинградская, Романов был первым секретарем Ленинградского обкома с 1970 по 1983 год), и, наконец, вся исполнительная власть во главе с Советом Министров СССР. Кто ж устоит против такой силищи.

А на стороне Горбачева – двое: он сам и Громыко.

Новые члены Политбюро – Гейдар Алиев, Виталий Воротников, Михаил Соломенцев – склонялись к Горбачеву, их привел к высшей власти Андропов, покровитель Горбачева, но… вполне могли присоединиться к тем, кто сильнее.

Так что шансов у Горбачева практически не было.

Если не считать распорядительной власти второго секретаря ЦК и – времени. Точнее, времени и обстоятельств.

Горбачев проводит экстренное заседание Политбюро в 22 часа 10 минут 10 марта, через 2 часа 50 минут после смерти Черненко.

На тот момент из противников Горбачева в Москве находились только двое – Тихонов и Гришин. Кунаев – в Алма-Ате, Щербицкий — в Америке, Романов – на даче в Прибалтике.

На следующий день, 11 марта, состоялось официальное, более или менее известное по протоколам заседание Политбюро (Кунаев и Романов уже прибыли, а Щербицкий так и не долетел из Америки).

Бомбой стало выступление Кунаева. Казалось бы, уж он-то, как и Щербицкий, давний «брежневец», надежный член «старой команды». И вдруг…

«Кунаев сказал: мы уже обсудили этот вопрос со всеми секретарями, поговорили с членами ЦК, — вспоминал Горбачев двадцать лет спустя. — Он сказал, что их мнение таково, что если будут предлагать не Горбачева, то мы будем выступать решительно против».

Было выступление Кунаева «организовано» группой Горбачева-Громыко, говорил ли он искренне – уже не имеет значения. Главное в том, что, получается, Кунаев фактически пригрозил Политбюро – от имени всех руководителей ЦК союзных республик. Поставил ультиматум. С которым невозможно было не считаться. То есть Кунаев фактически и привел Горбачева к власти? Если это так, то поразительно, как его Горбачев «отблагодарил». Через полтора года Кунаева отправили на пенсию. Романова – сразу, 1 июля 1985-го, Гришина — в феврале 1986-го. Дольше всех продержался Щербицкий – до 1989 года.

Сразу же после заседания Политбюро 11 марта начался пленум ЦК, на котором Громыко от имени Политбюро выдвинул кандидатуру Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

Это была молниеносная операция.

После смерти Брежнева пленум состоялся на третий день.

После смерти Андропова — на четвертый день,

После смерти Черненко – через 20 часов максимум.

Если бы Горбачев поддался на уговоры (вполне резонные хотя бы из соображений приличия) не спешить, мощная брежневская партия собралась бы с силами, организовалась и почти наверняка победила, поставив во главе страны Гришина или Романова. А Горбачева назначили бы министром сельского хозяйства (должность козла отпущения перед отправкой в номенклатурное небытие) или отправили бы послом в Африку.

10 — 11 марта 1985 года судьба страны качалась на весах случая.

 

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Продолжение следует.

На снимке: Михаил Горбачев принимает присягу президента СССР. Москва, Кремль, 15 марта 1990 года.

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x