26 Июля 2021г., Понедельник
  • $ 73.8
  • 86.8
Главная» Культура» ШЕДЕВР «ЛЕНКОМА» ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА СЦЕНУ СПУСТЯ ПОЧТИ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

ШЕДЕВР «ЛЕНКОМА» ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА СЦЕНУ СПУСТЯ ПОЧТИ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

Ленком

«Жизнь у нас сейчас такая… что хочется иногда встать вот здесь на колени и помолиться: «Господи! Помоги нам!» — этим пронзительным криком души в 1989 году начинался легендарный спектакль Марка Захарова и Григория Горина «Поминальная молитва». Шедевр  «Ленкома» «Поминальная молитва» спустя четверть века возвращается на сцену, и начинаться будет этими же словами.

Пьесу Григория Горина о том, как вера помогает человеку остаться несломленным, которую прежде ставил Марк Захаров, теперь бережно восстановил Александр Лазарев, сохранив и уникальный текст, и хореографию, и даже большую часть реквизита. Это не копия, здесь новое прочтение истории, постановке дан современный импульс.

В одном из очерков, посвященных памяти Евгения Леонова, Марк Захаров написал: «Вечером 29 января 1994 года Евгений Павлович Леонов, собираясь на работу в спектакле «Поминальная молитва», дома, уже одеваясь, упал и мгновенно умер. Бог послал ему легкую смерть, а всем нам — тяжелое чувство невосполнимой утраты. Зрители, пришедшие в тот день на «Поминальную молитву», зажгли свечи и несколько часов простояли у стен театра в скорбном, тягостном прощальном молчании по великому артисту России».

Для «Ленкома» «Поминальная молитва» в одночасье превратилась в спектакль-легенду, завершилось истинно театральное чудо, повторить которое вряд ли уже удастся. Премьера «Поминальной молитвы» состоялась 4 октября 1989 года. За 9 лет театр дал 391 представление. В роли еврея Тевье блистал великий русский артист Евгений Леонов, В роли авантюриста Менахема выступал Александр Абдулов, опекавший на сцене легендарную Татьяну Пельтцер.

Многозначительное название «Поминальная молитва» стало прочной ассоциацией с «Ленкомом» даже у людей, редко бывающих в театре: в последующие годы некрологи, посвященные уходу из жизни Татьяны Пельтцер, Григория Горина, Всеволода Ларионова, Александра Абдулова, в прессе озаглавливались именно этим трагическим и магическим словосочетанием.

Марку Захарову неоднократно предлагали вновь играть полюбившийся зрителям спектакль, но он отвечал, что подумает об этом только в том случае, «если станет совсем тревожно и грустно». После ухода из жизни Марка Анатольевича коллектив сделал все возможное для того, чтобы сохранить память о своем выдающемся худруке. Театр переименовали в «Ленком Марка Захарова», в репертуаре сохраняются спектакли последних лет, продлевая неугасимый свет таланта Захарова.

Снова живая, «Поминальная молитва» начинается одновременно с завещания самого Шолом-Алейхема, оставленного им в 1915 году («…И пусть мое имя будет помянуто лучше со смехом, нежели вообще не помянуто»), и с молитвы от лица ленкомовцев, которую произносил Тевье в 1989-м: «…Жизнь у нас сейчас такая… что хочется иногда стать вот здесь на колени и помолиться. (Встает на колени.) Господи! Помоги нам. Всем помоги! Но сегодня я прошу: помоги мне и всем, кто выйдет на эту сцену, помоги нам свершить нашу «Поминальную молитву». И пусть будет музыка»…

Возобновляя «Поминальную молитву», Александр Лазарев отметил, что в театре стараются документально точно воспроизвести легендарную постановку, которая в наши дни наверняка прозвучит злободневно – как и тогда, на переломе эпох.

Важнейшая составляющая силы «Поминальной молитвы» заключается в замечательно созданном контрасте эмоций: удивительном сочетании в одном спектакле весёлой и очень яркой комедии и серьёзной, весьма непростой, драмы. Здесь повсюду противоречия, но абсолютно непротиворечивые: в селе Анатовка, где разворачиваются события, с давних пор живут русские, украинцы и евреи. Живут вместе, работают вместе, только, согласно обычаю, умирать уходят каждый на свое кладбище.

Первый акт - это очень забавная история о том, как «русский человек еврейского происхождения иудейской веры», бедный, но не нищий деревенский молочник Тевье, прекрасно знающий Святое Писание, пытается удачно выдать замуж трёх из пяти своих дочерей, да выходит не так, как задумано. Финал первого акта — масштабная сцена свадьбы — готовит зрителя к перемене эмоционального фона постановки. Второй акт спектакля построен на резком контрасте. Комедию сменяет трагедия, лето сменяется зимой. Сквозь смех текут слезы, много слез, мизансцены наполнены грустью и болью. Обстоятельства, в которых оказался Тевье и его семья  смогут растрогать  даже самого чёрствого зрителя, настолько проникновенно происходящее на сцене.

Кульминация спектакля — царский указ, по которому все евреи должны покинуть губернию. Семья Тевье вместе с другими евреями собирают свои пожитки, чтобы начать жизнь на новом месте. И когда в конце пьесы один из персонажей спрашивает у раввина, стоит ли вообще бедному человеку родиться, тот мудро отвечает: «Нет, но не всем так везет».

Актеры играют, а точнее, живут трагедией, болью, драмой и силой народа, который заперт в тиски указов, теряет своих близких, но все равно продолжает любить, ценить, жить и смеяться! В таком сочетании — «смех сквозь слезы» — сама суть всей истории, актуальной и провидческой. Это человеческая история, которую каждый может ассоциировать с собой, с бедами любого народа.

Перед премьерой директор театра «Ленком Марка Захарова» Марк Варшавер вспомнил, что много лет назад жизнь спектакля оборвалась вместе с жизнью Евгения Леонова: «В 1994 году, собираясь на спектакль, великий актер исполняющий главную роль Тевье-молочника, скоропостижно скончался. Зрители несколько часов стояли у театра со свечами, в кассу не был сдан ни один билет, — отметил директор, — потом в этой роли выступал Владимир Стеклов, а в общей сложности спектакль прошел 391 раз и в 1998 году был снят с репертуара, Марк Захаров возвращаться к нему не хотел. При жизни еще Марка Анатольевича я лично на протяжении 10 лет приходил к нему и говорил, мол, давайте, восстановите спектакль. Марк Анатольевич никогда не соглашался. Он говорил: «Два раза в одну воду вставать нельзя». Ну, нельзя, так нельзя. 28 сентября 2019 года Захарова не стало… И вот сейчас я посчитал, что необходимо восстановить эту вечную историю, это театральное чудо, которым, по мнению критиков, является «Поминальная молитва», и посвятить возрожденный спектакль его гениальным создателям и ушедшим любимым артистам».

Марк Варшавер также рассказал, что Захаров поставил свой поистине легендарный спектакль в 1989 году на сцене тогда еще театра «Имени Ленинского комсомола».

— В основе — пьеса нашего классика, как мы его тогда называли, Григория Горина, написанная по мотивам произведений Шолом-Алейхема. Сценографическое оформление выполнил постоянный соавтор Захарова художник Олег Шейнцис, — напомнил нынешний директор театра. — Роли исполняли Евгений Павлович Леонов, Татьяна Ивановна Пельтцер, Александр Гаврилович Абдулов, Всеволод Дмитриевич Ларионов. Спектакль пользовался грандиозным успехом. В дни показа у «Ленкома» дежурила конная милиция, потому что зрители, которым не хватило билетов, буквально приступом брали театр. Сегодня режиссером я поручил стать актеру Александру Лазареву. Прежде он играл одну из ролей в «Поминальной молитве», а теперь занимается возрождением захаровского спектакля, дебютировав в роли режиссера, при этом полностью сохраняя постановку мастера, правда, делая это уже с сегодняшними ленкомовскими артистами. Работа над восстановлением спектакля продолжалась около полугода. В спектакле заняты Сергей Степанченко, Андрей Леонов, Олеся Железняк, Анна Большова, Иван Агапов, Александр Сирин, Виктор Раков и другие наши замечательные, хорошо известные ленкомовцы, а также творческая молодежь. Сегодняшний спектакль — это чудо, это праздник, праздник актерского мастерства. Это настоящий живой шедевр.

Марк Варшавер особо отметил также, что «сценография Олега Шейнциса представлена в первозданном виде (реконструкция сценографии выполнена художником Алексеем Кондратьевым — прим. автора), хореография Светланы Воскресенской восстановлена Антоном Лещинским, в спектакле по-прежнему звучит музыка композитора Михаила Глуза. Заново сшито более 130 сценических костюмов, автором которых является Валентина Комолова, которая много лет служит в театре.

— Что касается бюджета постановки, то на восстановление затрачено 15 миллионов рублей, — рассказал Варшавер, который выступает также директором данного театрального проекта.

В спектакле задействованы и юные актеры: мальчик со скрипкой, маленькие дочери молочника, бегающие, поющие, или смирно стоящие подле взрослых. Всем этим детям, родившимся и еще не рожденным, в финале предстоит уйти за «черту оседлости».

В финале перед зрителями предстает вся семья. Впереди самая маленькая — Шпринце. Когда в театре взрослые актеры играют детей, то это всегда некая условность, зрителю просто предлагается представить ребенка. Но эта пьеса настолько пронзительна, что не допускает никаких условностей: зрителям нужны живые детские глаза, которые видят всё здесь и сейчас. Глаза талантливой Амалии Ланцман, играющей Шпринце, рвут душу. Удивительно, как современный, счастливый ребенок смог передать еле уловимым жестом, взглядом, горькой полуулыбкой Джоконды скорбь и радость, смех и слезы!

Однако Амалия прекрасна не только большими и выразительными глазами, но и умением понимать режиссерские задачи и желанием работать. Её игра не похожа на типичную игру детей на школьных утренниках, где зрители делают маленьким актерам большую скидку из-за возраста. Девочка серьезно отыгрывает большую роль наравне со взрослыми. Юная «звездочка» — настоящий ангел света, ангел всеобщей любви. Амалия Ланцман сумела удивительно верно пережить на сцене искренние эмоции — сильные, болезненные, радостные — режиссер может гордиться своей находкой!

И еще кое-что интересное: в любом спектакле особый восторг зрителей вызывают животные. В исторической постановке у Марка Захарова на сцену выходил натуральный белый конь, звали его Барсик. Он жил во дворе театра, где для него организовали индивидуальную конюшню. Сейчас по большей части его заменяет рукотворное чудо, изготовленное специалистами «Мосфильма». Голова кобылы Тевье как живая, поводит ушками, закрывает и открывает глаза. Но те, кто уже видел спектакль, ждут настоящее животное. И оно все же появляется. Белогривого красавца по кличке Сувенир, этого очень важного артиста, театр арендует у одного из подразделений столичной милиции.

Некоторые говорят, что спектакль тяжело воспринимается, но он противостоит агрессивности — здесь человеческая позиция, мирная, но нелегкая. При всей тяжести содержания, это спектакль все-таки легкий. Театральные критики считают, что когда трудность и тяжесть осознаются, но играются легко — это первый признак высокого искусства и огромного таланта. Марк Варшавер рискнул и выиграл, удивив всю театральную Москву!

Михаил Ковалев.

Фото автора.

Михаил Ковалев/ автор статьи

Выбор редакции

...
Турция не будет вводить ограничения для туристов из России
Турецкие власти не рассматривают ужесточение противоэпидемических мер или введение дополнительных...
Смотреть далее