Поставят ли «пограничные столбы» между воздушным и космическим пространством?

Мировое сообщество уже 60 лет не может четко установить нижнюю границу космоса

В настоящее время границы государств определяет линия и условно распространяющаяся от нее вверх вертикальная поверхность, которая «упирается» в нижнюю границу космоса. Однако в международном праве до сих пор не существует точно определенной и признанной всеми государствами нижней границы космоса. Вместе с тем в документах Организации Объединенных Наций указано, что космические просторы не могут быть присвоены каким-либо государством и не должны иметь территориальных разграничений. Таким образом, условные вертикальные границы каждого государства заканчиваются там, где начинается общий космос.

Из истории вопроса следует, что в середине 1950-х годов венгерско-американский математик, аэрокосмический инженер и физик Теодор фон Карман (1881 — 1963 гг.) рассчитал высоту над уровнем моря, равную приблизительно 100 километрам, названную позднее «линией Кармана» (ЛК), на которой аэродинамический полет невозможен из-за сильно разреженной атмосферы. Учитывая это, Международная авиационная федерация (ФАИ) приняла для стран — членов ФАИ догму, что условно космическое пространство начинается на высоте 100 км над уровнем моря. Многие государства вслед за ФАИ приняли ЛК как границу между атмосферой Земли и космосом и стали считать ее своей верхней государственной границей.

Теодор фон Карман

В 1962 году члены Комитета ООН по мирному использованию космоса предложили всем странам официально признать ЛК границей начала безвоздушного пространства (космоса), но часть государств (в том числе США) на это не пошли.

В июне 1979 года советские специалисты, понимая, что неопределенности с ЛК между ядерными державами (СССР и США), да и всеми государствами мира, быть не должно, разработали проект документа по нижней границе космоса и представили его на рассмотрение в ООН. В этом документе космическим пространством признавались просторы за отметкой в 100 — 110 км от поверхности Земли, что, кстати, и сегодня поддерживается Россией — правопреемницей СССР.

Однако ни в 1979 году, ни позже США не ратифицировали предложенный СССР международный договор по нижней границе космоса, указав, что в определении границ космического пространства они будут руководствоваться национальным законодательством, в котором указано, что каждая организация в США, имеющая отношение к авиации или космонавтике, может устанавливать свою границу космоса. Застрельщиком в игнорировании инициативы по установке четкой нижней границы космоса с конца 1950-х годов выступают Военно-воздушные силы США. В них принято, что нижняя граница космоса — 50 миль, то есть 1609 х 50 = 80 450 метров. В результате все американские летчики, побывавшие на высоте 50 и более миль, считаются астронавтами и имеют соответствующий значок.

Российские ветераны космонавтики видят первопричину такой американской позиции в том, что с началом космической гонки, стартовавшей 4 октября 1957 года в связи с запуском в СССР первого в мире искусственного спутника Земли (ИСЗ), число космонавтов СССР превышало число астронавтов США, и американцы стали в астронавты записывать тех, кто выполнил не космический орбитальный полет, а космический суборбитальный полет. Кроме того, в ВВС США в 1950 — 1960-е годы было много программ, которые предполагали испытательные полеты ниже высоты ЛК (100 км), и признавать эти программы некосмическими означало получать на них меньшее финансирование.

Однако что представляет собой вышеупомянутый суборбитальный полет? В середине 1950-х годов американцы, предполагая, что СССР из-за технологического отставания от Запада вряд ли сможет в ближайшем будущем запустить ИСЗ, решили начать освоение космоса постепенно, то есть не с орбитальных, а с суборбитальных полетов, осуществляемых по баллистической траектории со скоростью, меньшей первой космической (7,9 км/сек). К тому же у них не было тогда и ракеты, способной не только поднять полезный груз весом в несколько тонн (капсула с космонавтом), но и разогнать его до нужной для орбитального полета скорости.

Вскоре после успешного запуска советского ИСЗ американцы поняли, что Россия следующим шагом предпримет полет человека в космос и, скорее всего, этот полет сразу будет орбитальным.

Лихорадочно взявшись догонять русских, американцы 1 февраля 1958 года запустили свой спутник Explorer-1 («Исследователь-1»), который весил всего 12 кг, а с обеспечивающей аппаратурой — примерно 20 кг. 

Далее последовал успешный орбитальный полет Юрия Алексеевича Гагарина с одним витком вокруг Земли, осуществленный 12 апреля 1961 года. Таким образом, и с запуском человека, хотя бы в суборбитальный полет, американцы опоздали (как и со спутником).

Первый суборбитальный полет длительностью 15,5 минуты осуществил американец Алан Шепард. 5 мая 1961 года, спустя 23 дня после орбитального полета Юрия Гагарина, его корабль поднялся на высоту 186,5 км и при выключении двигателя спустился по баллистической траектории. В невесомости Шепард пробыл около пяти минут. Капсула с астронавтом приводнилась в 498 км от места старта. Американцы присвоили Шепарду звание астронавта, что, однако, не было признано ФАИ, так как орбитального полета не было.

21 июля 1961 года еще один суборбитальный полет совершил американский летчик-испытатель Вирджил Гриссом. Этот полет прошел примерно так же, как и у Шепарда, если не считать, что при приводнении Гриссом едва успел выбраться из капсулы, которая из-за преждевременного отстрела люка стала быстро наполняться водой и затонула на глубине 6000 м.

Наконец, 20 февраля 1962 года в США состоялся первый четырехвитковый орбитальный полет космического корабля «Меркурий-1» с астронавтом Джоном Гленном. Напомним, что второй в мире орбитальный полет осуществил Герман Степанович Титов, который сделал 17 витков вокруг планеты 6 — 7 августа 1961 года.

Таким образом, в США еще на заре пилотируемой космонавтики появились астронавты, выполнившие как суборбитальные, так и орбитальные полеты.

И вот через полвека, в начале 2000-х годов, в США суборбитальными полетами заинтересовался частный бизнес. В самом деле, почему бы за определенную плату не подбрасывать вверх на 80 км туристов, давать им возможность немного побыть в невесомости, а затем присваивать им звание астронавта? К делу подключились СМИ, и билеты по 250 тысяч долларов за один полет купили на сегодняшний день более 600 человек. Забрасывать туристов выше ЛК (100 км) бизнес не хочет. Это очень дорого. Каждый метр высоты — большие деньги, да и зачем, если даже пяти минут невесомости для туриста достаточно.

Сейчас для туристических полетов в США в штате Нью-Мексико уже построен гигантский космопорт «Америка», предназначенный для регулярных суб­орбитальных полетов. Занимаются такими бизнес-полетами несколько богатых американских компаний. Наиболее продвинутая среди них — компания Virgin Galactic. Ее основатель, миллиардер Ричард Брэнсон, совсем недавно, 11 июля 2021 года, на собственном корабле Unity открыл эру космического туризма, совершив с пятью спутниками путешествие на высоту 86 км.

Сначала, достигнув за 50 минут на «спине» самолета-носителя высоты 15 км, Unity отцепился и продолжил подъем на собственном ракетном двигателе. После прохода высоты 80 км двигатель был остановлен, и корабль вернулся на Землю, осуществив посадку без включения двигателя в 11 часов 40 минут. Пребывание экипажа в невесомости составило восемь минут. В космопорте Брэнсон заявил: «Мы собираемся превратить следующее поколение мечтателей в следующее поколение астронавтов».

Интенсивное туристическое освоение космоса, по мнению Брэнсона, начнется в 2022 году.

Между тем в ФАИ еще в начале 2000-х годов стали приходить ходатайства о понижении нижней границы космоса до высоты 80 км плюс-минус 10 км. Россия незамедлительно проинформировала ООН о своем несогласии. По мнению российских специалистов, снижение нижней границы космоса имеет целью выделить между 80 и 100 км зону, чтобы в ней могли осуществляться суборбитальные полеты в том числе и военных космолетов. Эта зона при отсутствии соответствующего международного законодательного оформления и действенного контроля может быть в перспективе использована для перевозки (а возможно, и размещения) оружия и, конечно, для разведки.

Сергей Елисеев.

На главном фото: Корабль Ричарда Брэнсона Unity

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x